Дорога на Вослинку

Ныне частично утраченная, но тем не менее, очень интересная, очень добрая, жизнеутверждающая, зовущая вперёд дорога. Проходит по красивейшим местам нашего района. Протяжённость дороги порядка 6 км. Начинается она от деревни Фроловское, до которой можно доехать по шоссе на автобусе Озёры-Фроловское.

Шустрая тропка сбегает от остановки вниз, к реке Смедве. Густая трава в человеческий рост, запахи полевых цветов, цветущего шиповника, жасмина, деревенская тишина, нарушаемая лишь жужжаньем пчёл. Аккуратно прокошенная в густой траве тропинка.

Деревянный весёлый мосток с перилами из жердей с одной стороны. Построен с умом, на высоте полутора метров от «зеркала» воды, чтоб весной разливом не снесло.

Вода в реке очень чистая, прозрачная. Видно, как колышутся зелёные водоросли на дне. Не­большие голавли, вытянувшись, неподвижно стоят головами против течения, и дружно кидаются на брошенную с мостка щепку. Смедва в этом месте сильная, полноводная, шириной метров шесть и глубиной до полутора метров. Быстрая на каменистых отмелях и спокойная, лениво-неторопливая на глубоких омутах. Да и куда ей торопиться? Так же текла она сотни, тысячи лет до нас, так же будет течь и впредь, уже после нас. Впереди – вечность!

С мостка кидаю монетку в воду – дань Духу Смедвы и плата за вход на правый её берег. Двойная ветла на правом берегу, прямо за мостиком, заботливо вырытые ступеньки в довольно крутом склоне.

От речки троп­ка постепенно поднимается в гору. Вот и древняя, выкрашенная голубой краской водопровод­ная колонка с чистейшей ледяной водой. (В деревне своя скважина с водонапорной вышкой). Последний домик на Заречной улице, такой уютный с огромной елью, с большой поленницей дров и с гусями, разомлевшими от летней жары, лениво пасущимися неподалёку. До свидания, Фро­ловское!

Тропинка, чуть заметная в густой траве, резво бежит вверх, к старой яблоне в начале, в «головке» довольно глубокого оврага, что тянется к бывшей церкви. Осенью на этой одиноко стоящей яблоне бывают очень вкусные яблоки, такие сочные, с запахом невозвратного детства. А наша тропинка  выходит на укатанную, набитую грунтовую до­рогу.

Здесь всегда дует лёгкий, приятный ветерок. Летом обочины дороги зарастают густым, в человечес­кий рост жёлтым донником. В жарком воздухе разлит пряный запах мёда и сплошной пчелиный гул. На подъёме, метрах в ста справа от дороги небольшой островок (корёк — так называют у нас островки леса среди поля) берёзового леса. Здесь, под зелёными прядями веток — маленькое сельское кладбище. Кладбище это новое (старое, от которого сохра­нилось лишь несколько невысоких холмиков в густой траве, по периметру опаханное глубоким рвом,  расположено ниже по дороге, на краю деревни, около крупных ёлок, рядом с бывшей церковью. Говорят, что на старом, забро­шенном кладбище, что на окраине Фроловского, похоронена мать Д.В.Григоровича).  А на этом, новом кладбище, самая древняя могила с надписью «Бобров Иван Дмитриевич. 1886 – 1938». Похоже, хоронить на новом кладбище начали где-то в 1938 году, по крайней мере, более ранних захоронений я не обнаружил.

Дорога ведёт нас дальше вверх, в гору. Какой прекрасный вид открывается отсюда!

Видно далеко, на многие километры вокруг. Ещё бы! Высота этого места  200,3 метра (по Балтийской системе высот). Это место — самое высокое в округе. Внизу серпанти­ном вьётся речка Смедва. По берегам её вытянулись деревни: Топканово, Колмна, Маслово, Фроловское, Облезьево, Буть­ково — всё хорошо просматривается. Хорошо видна речка Шутиха, дальние островки зелёного леса, грунтовые дороги, овраги, прорезающие поля и луга, высоковольтные линии электропередач. Видна даже дальняя грунтовая дорога от Бутькова, мимо Протасова и на Клишинскую церковь (ходил по ней много раз).

Нравится мне эта дорога от Фроловского на Вослинку – дорога бескрайних горизонтов. Очень хорошо забраться сюда с сильным биноклем и не спеша полюбоваться окрестностями. Впечатле­ние неизгладимое!

Какая красота кругом! Какое умиротворе­ние, какой покой на душе! Лучше любой новомодной сейчас медитации. Все проблемы кажутся маленькими и игрушечными, как домики, рассыпанные внизу, по берегам Смедвы. Лёгкий ветерок (здесь, наверху, всегда гуляет вете­рок) колышет сочные, густые высокие травы, колосья пшеницы, волнами пробе­гая по ним. Причудливые тени от облаков скользят по лугам и перелескам. Ласточки с весёлым, ликующим писком кружат в небе свою нескончаемую карусель. Пахнет донником, пиж­мой, тысячелистником, ещё какими-то травами и цветами. Кажется, что нет конца и края этим полям, лугам, перелескам, этому раздолью и этой жизни! Магия заречных деревенских дорог, их наивное очарование.

Первый перекрёсток, потом второй с дорогами на Маслово и на «афганские» дачи. С этого места раньше дорога на Вослинку, не такая наезженная, но всё же была. Сейчас она исчезла напрочь, даже следа от неё не осталось. Всё не один год уже распахано, засеяно пшеницей, сурепкой. Оно и понятно. Пешком сейчас никто не ходит, все ездят по шоссе, в объезд, или через дачи. Вот и исчезла дорога за ненадобностью. (Так и люди исчезают из жизни других людей, когда становятся им ненужными).

Местность постепенно понижается. Вот и знаменитый Завал-овраг. Интересно, что овраг с точно таким же названием есть на левобережье Оки, меж­ду Комарёвом и Тарбушевом, хотя расстояние между этими одноимёнными оврагами  (по прямой) 18,5 км. Спуск в Завал-овраг довольно крутой. На другой стороне оврага слева от бывшей дороги  — большой куст крупного шиповника. По склонам оврага растёт луговая клуб­ника, и никто её не собирает. За оврагом дороги снова нет. Время многое меняет. Столбы высоковольтной ЛЭП, золотом полыхнувшие купола новой церкви. Одинокое дерево на обочине усыпанной щебнем дороги, крыши села Вослинка.

Маленькое, очень скромное и уютное село. Доми­ки, утопающие в яркой зелени одичавших садов, рассыпались по склонам оврага. Весной село  всё белое от цветущих садов и черёмухи, а осенью, в урожайный год, опавшие яб­локи лежат под яблонями сплошным хрустящим под ногами ковром. Вослинка издавна славилась своими садами. Здесь и поныне растут исконно знакомые в нашей местности сорта яблонь: антоновка, штрифель, белый налив, славянка, анисовка, грушовка, скри­жапель. Много слив и вишен. Сливы и вишни вообще растут здесь дикими зарослями, и никто их не обрывает. В глубоком, заросшем крапивой овраге колодец. Раньше, вместо сруба в нём стояла большая, метра полтора диаметром, железная тру­ба, а потом вместо трубы установили бетонные кольца. Над колодцем был сделан навес с воротом, цепью и намертво при­деланным ведром. Метров пять ниже колодца по оврагу — ма­ленький, метра 4х2,5м и глубиной около метра прямоугольный прудик с дощатым мостком. На этом прудике местные жите­ли полоскали бельё. Из прудика вытекает тоненький ручеёк, который впадает в большой пруд. Пруд этот, расположен­ный на стыке двух оврагов, размером примерно 80х50 метров и довольно глубокий, зарос тиной и затянут ряской. Вода в нём всегда холодная, ключевая. На противоположном от села берегу пруда начинается смешанный лес, который тянется километра на 2 на юг. Весной, в конце апреля — начале мая, в этом лесу много огромных, размером с поллитровую банку, сморчков.

Ещё один пруд расположен в конце села, у большака. Этот — поменьше, заросший, с торчащими из воды корягами.

Чуть севернее села, через дорогу, старое, заросшее кладбище. Раньше, на краю села, неподалёку от кладбища была церковь Святой Троицы. Потом церковь сломали, и от неё оставалась  только ветла да заросли сирени. Про церковь известно следующее. Каменная церковь Троицы Живоначальной построена помещиком Сергеем Грековым не позднее 1783 года (Точная дата постройки не установлена).  В храме было три престола: главный — во имя свв. Антония и Феодосия Печерских, по левую сторону — во имя св. мчк. Флора и Лавра и последний  придел находился в стадии строительства и не был освящён. В 1930-х годах храм разрушен. В 2009 – 2011 годах построен новый храм.

Западнее кладбища, в низине, большое водохранили­ще. Заросло тиной и мелеет с каждым годом. Рядом облом­ки бетонного сооружения — водораспределительной станции. В советское время по всем окрестным полям были закопаны трубопроводы, устроен искусственный полив. Размах этого проекта и ныне поражает своей грандиозностью. Империя! В окрестностях села ещё лет 15 назад было много дичи: кабаны, лисы, зайцы, тете­рева, куропатки. В лугах — разнообразие лекарственных трав: ромашка, пижма, тысячелистник, душица и многое другое.

Сейчас село, совсем было пришедшее в упадок в девяностые годы, ожива­ет. Строятся красивые кирпичные дома. Летними выходными у ворот этих домов стоят иномарки, по вечерам пахнет шашлы­ком. Жизнь потихоньку налаживается.

Сергей Рогов                                                    30 июня 2018 г.

 

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Краевед Озёрского района Московской области, историк, исследователь, турист, экскурсовод, почётный гражданин Озёрского района, ветеран труда.

У этой статьи 2 комментариев

  1. Дмитрий Мартынов Ответить

    Очень интересно, надо бы прогуляться, в тех местах я ещё не был. Правда я не очень понял, после 2го перекрёстка вообще от дороги не осталось ни чего, прям через поля надо идти?

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      После второго перекрёстка не осталось НИЧЕГО абсолютно. Всё запахано, засеяно. Надо идти полями на Завал-овраг. И от оврага тоже полями на Вослинку. Но там близко уже.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *