Дорогу в детство — у памяти спроси

     «Все мы родом из детства», самого уютного уголка нашей души. В памяти, словно в калейдоскопе, — дружеские лица, дворовые игры, походы в лес и на речку. Все молодые и красивые: родители, друзья … . «Куда уходит детство, в какие города? И где найти нам средство, чтоб вновь попасть туда? – уже много лет безответно вопрошает Алла Борисовна Пугачева.

Моя московская тетушка, каждый раз, когда заходил разговор о нашей Оке, зачем-то начинала всем рассказывать, как я, впервые увидев речку, стал истошно кричать и корячиться у нее на руках. «Вместо того, чтобы искупаться, пришлось уйти прочь, — только тогда он успокоился – подводила она итог. Для меня, обожавшего купаться, загорать, удить рыбешку, слышать это прилюдно, — было настоящим позором! Со временем я стал терпимее относиться к этой истории и, даже, пытался сам себе ее объяснить. Может, мне суждено утонуть или, скажем, провалиться под лед? За жизнь случалось и такое, но, пока Бог уберег!

Это — я, мне 10 лет. 1957 год.

Пожалуй, самым лучшим воспоминанием о детских годах, были походы на рыбалку: сначала с отцом, а потом самостоятельно! Уже сам процесс подготовки, превращал меня — мальца, в человечка занятого серьезными делами. Надо было сбегать в соседний 20-й корпус к дяде Лене Манцыреву разведать, где клюет и на что? Накопать червей в овраге за кладбищем, попутно порыться в отбросах за бойней в поисках опарыша. Не забыть наловить на заборе нашего школьного сада в спичечный коробок серых мух — отличную насадку для ловли уклейки!

Это — я. 1957 год. Начало рыбацкого пути.

Здесь хочу прерваться и сделать небольшое отступление. В один из летних дней начала 80-х годов, теперь уже прошлого века, заехал ко мне Александр Михайлович Смирнов, начальник механического цеха Каширского завода металлоконструкций. Мы с ним не раз, на его зеленой «копейке», объезжали окрестные пруды в поисках карасей.

— Тут такая история, — сказал Александр Михайлович, — едет к нам на завод зам. министра. Человек, сам понимаешь, — нужный! Хочет посмотреть завод, а заодно напрашивается на рыбалку. Николай Петрович (Елисеев – директор), дал задание узнать, — где клюет? Чтобы уж наверняка!

    — Можно поехать на «милицейский». Недалеко, и мешать никто не будет.

     «Милицейским» прозвали пруд возле д. Наумовское. По сути, он был блатным, поскольку тогдашний начальник Каширского ОВД подполковник милиции Владимир Яковлевич Рыкалюк, взял этот водоем под свою опеку, устроив там небольшую базу отдыха для личного состава.

— Хорошо, — сказал Александр Михайлович, — мы за тобой заедем. Карасей не поймаем – побьем!

     Зам. министра мне сразу не понравился, — важный такой, холеный! Не поздоровался, всю дорогу молчал, будто везли его не на природу, а на доклад в Правительство. Приехав на пруд, — сразу разделились: мы со Смирновым перешли по мостику на другую сторону небольшого рукавчика, а Николай Петрович с гостем устроились почти напротив нас. И вот тут выяснилось еще одно обстоятельство: зам. министра был брезглив! Первым делом он попросил Николая Петровича нацепить ему на крючок червя! Дальше, — еще интересней: он и до карасика не захотел дотрагиваться, когда выдернул его из воды! Бедный Николай Петрович замотался бегать от своей удочки: то червяка этому господину надо было на крючок насаживать, то карасика снимать! Видно, другим было детство у этого ответственного товарища.           

Продолжу о своем. Зима. Ока, скованная льдом. Где бы добыть червячка? Уговариваю приятеля покопать у них в погребе. Изрыли весь пол, — нашли двух червяков. Разделили по братски и побежали на речку. С собой незамысловатая снасть: бамбуковый кончик, к нему леска со свинцовым грузильцем и крючком. Ниже острова, лед весь в дырках. Их пешней пробивали, ледобуров я не помню. Кое-где над лунками стоят мужики, судака блеснят. В основном, блесны делали сами из латуни или меди. Одну такую, сделанную из гильзы, я как-то нашел в снегу. Ну, а мы с дружком, поделив червяков на кусочки, стали совать их в свободные лунки. Ерши эти червячные обрезки атаковывали сходу, едва они касались дна. Голодный ершик хорошо клевал даже на вконец измочаленный червячный кусочек. Когда остался последний, пришлось задуматься, как же сохранить его подольше? И вот тут помогла большая ложка с дырками, которую я без спроса захватил из дома, чтобы прочищать лунку от снега и льда. Держа ее наготове в правой руке, левой — я медленно поднимал наживку со дна до самого верха. Ошалевшие ерши, раскрыв рты и растопырив колючки, голодной стайкой перли в лунку следом за ускользающей добычей. И тут я, — со своим черпачком!

Домой мы с приятелем возвращались веселые и довольные! Представляли, как удивятся, когда вывалим из клеенчатой сумки (целлофановых пакетов тогда не было), на стол наш колючий улов.

Действительно, моя бабушка, здорово удивилась! Но не куче ершей, а тому, что я не утерял ложку, которую взял без спроса. Чтобы это не повторилось и лучше запомнилось, она этой ложкой постучала мне по лбу! Как видите, — запомнил я хорошо!

P.S. Примерно в то же самое время, когда бабушка давала мне урок запоминания, за стенкой кто-то громко несколько раз вскрикнул. То дядя Федя С., преподавал аналогичный урок моему дружку Сереге за перерытый пол в погребе!

Александр Горелов                                                                                               16 января 2019 г.

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Александр Горелов

Известный Каширский краевед, историк, спортсмен, рыбак, турист. Автор многих книг, буклетов и несметного числа публикаций о родном крае. Часто выступает с докладами, лекциями. Инициатор сохранения многих памятников старины в Кашире.

У этой статьи 16 комментариев

  1. Харитонов Юрий Ответить

    Ох, читал с таким удовольствием.Жаль, что так быстро всё закончилось. Спасибо, Александр Николаевич. Себя к рыбакам не отношу, но вот ту подготовку представляю. Я был мальцом, сидел на печке, а отец, его брат и ещё пару мужиков готовились к охоте у нас за столом на кухне. Это целая наука, и я глядел во все глаза. Так и у Александра Николаевича описана подготовка, правда, к рыбалке. Ещё раз спасибо.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      А мой покойный папа рыбаком не был. Он был охотником. И тоже с мужиками готовился к охоте за столом у нас на кухне. Думаю, что подготовка к рыбалке не очень сильно отличается от подготовки к охоте (Ну, если только в деталях).

  2. Татьяна Ответить

    Добавлю свои «пять копеек». Мой папа увлекался охотой и имел ружье-двухстволку. Правда охотничьих трофеев я что то не очень припоминаю, но однажды я побывала с ним на охоте (если это можно так назвать). На противоположном берегу Оки за легендарным пляжем были маленькие,поросшие кустарником, озерца и там водились утки, вот туда мы с папой и отправились на охоту. Утку папе подстрелить удалось, но она оказалась посередине водоема и почему то именно мне была предоставлена почетная миссия ее достать. Как осмелилась даже не помню, но достала, вообщем сыграла роль собачки. Таков мой охотничий опыт.

  3. Александр Горелов
    Александр Горелов Ответить

    БОльшая часть пацанов нашего двора,народившаяся в суровые фронтовые — 40-е, росла без отцов! Поэтому поход на рыбалку с папкой, для кого-то был предметом гордости, а для кого-то — зависти. Мне повезло, — мой вернулся живым в начале 1946 года из Будапешта. На работу сумел устроиться, связанную с длительными командировками, поэтому видели мы его не часто. Тем более, наверное, была радость от его приезда! То ли, — дело было в его характере, то ли, — в его семейных отношениях, но дома он сидеть не любил. Рано вставал и уходил: когда с корзинкой за грибами, а чаще всего с удочками (и всегда с фотоаппаратом). Одежда его при этом, была обычной (не считая сапог), и, обязательно, — в шляпе. Таким он и получился на этом черно-белом фото, когда я его «щелкнул»!

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Точно! Помню такое. Некоторые мужики на рыбалку, в лес ходили в шляпах! Это было не очень удобно (ветер, сучья деревьев). Но в этом был какой-то особый шик, оригинальность, индивидуальность, немножко вызов обществу что-ли.

  4. Харитонов Юрий Ответить

    Михалыч, насчёт шика и оригинальности спорить не буду. Но напомню, что в первые послевоенные годы почти все мужчины носили головной убор. Кепку, шляпу, берет и даже пилотку летом, ну а зимой шапку-ушанку. Это была даже не мода, а образ жизни, если так можно сказать. А фото прекрасное, снимать на фоне воды в то время было сложно.

  5. Речной Ответить

    А ещё удилища. Это тоже целая наука. Бамбуковых раньше мало у кого было. А если и были, то покупали тонкие бамбуковые концы, а колена, одно или два делали из орешника. И целиком удилища делали из орешника. Самые лучшие получались, если их срезали зимой в морозы и вертикально подвешивали медленно сушиться до весны в закрытом помещении. Потом их шкурили, морилкой, марганцовкой красили и натирали подсолнечным маслом. Взрослые мужики всерьёз всем этим занимались.

  6. Флександр
    Флександр Ответить

    Дух Константина Паустовского явно витал над автором, когда он сочинял этот очерк. Получилось великолепно! Классика жанра. Вспомнил и своё детство на речке Северке. За более чем по-века моей сознательной жизни и ежегодного «общения» с любимой рекой, в водах которой завещал развеять мой прах, она так изменилось! И совсем не в лучшую сторону. Пескари и речные бычки давно перевелись… Помню, как «ромбами» ходили на глубине косяки голавлей. Сердце замирало… Теперь в такое даже трудно поверить. Спасибо Вам за память!

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Похоже, с прахом-то будут проблемы. К тому времени и воды-то в речке может не оказаться совсем. Не в чем будет развеивать.

  7. Ходатай
    Ходатай Ответить

    Не спешите Сергей Михайлович, говорят на высохшей части Аральского моря из-под земли появилась вода.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *