История Каширского Преображенского собора

Часть I.

Каширские жители знают, какая замечательная панорама их родного города открывается с левого берега, при подъезде к старому автомобильному мосту (1965г.) через Оку. Здесь часто останавливаются проезжающие по Волгоградке машины, чтобы сделать на память снимок старинного города. Его западная окраина, расположенная на высоком холме Гусевке, соседствует через глубокий овраг с лесом Козловкой. Разноцветные домики, в разных уровнях раскиданные по всему бугру, все в зелени садов. В ясный летний день Кашира, словно плывущий корабль отражается в водах красавицы Оки. Как драгоценные камушки короны, венчают эту красоту златоглавые каширские церкви,  постепенно принимающие Божеский вид после долгих лет духовного забвения.

Вид на Каширу с моста

Вид на Каширу с моста

«Купола в России кроют чистым золотом, чтобы чаще Господь замечал …» — приходят на память строки незабвенного Владимира Высоцкого. Вот и еще один белоснежный храм, с недавних пор, засиял сразу пятью золотыми куполами. О нем и пойдет речь впереди.

В феврале 1888 года игуменья Макария (Сомова)1, 27 лет руководившая Каширской Никитской женской обителью, подала прошение об увольнении ее на покой в виду недостатка сил.

Макария

На ее место была назначена новая настоятельница – сорокалетняя монахиня Тихона (Екатерина Ладыженская)2 из Белевского монастыря, Тульской епархии. В это время Каширский монастырь переживал трудные времена. Средства монастырские были скудными, запасов не было, а вместо денег на текущем счете, был значительный долг.

Матушка Тихона горячо взялась за дело. Вскоре после Пасхи, к ней явились штукатуры от фабриканта Михаила Васильевича Моргунова3, проживавшего недалеко от Каширы. Его дом и фабрика находились в селе Озеры (Озерки), Коломенского уезда в 25 верстах от Каширы. Они привезли с собой необходимый строительный материал и сразу приступили к работе по обновлению Никитской церкви. Спустя некоторое время, настоятельница монастыря Тихона поехала благодарить благодетеля и тут, к ее удивлению, Моргунов, весьма суровый на вид, изъявил желание помочь настоятельнице. Недолго думая, она сказала: «У нас нет храма в честь Царицы Небесной». Моргунов ответил: «Составляйте план и смету и привозите ко мне».

В мае того же года поехала мать Тихона в Тулу к Преосвященному владыке Никандру4 просить разрешения на постройку нового храма. Он, конечно, не возражал, но поставил условие: собрать на постройку нового храма 10 тысяч рублей и тогда, он даст свое согласие. Тихона, вновь поехала в Озеры к М.В.Моргунову, который на этот раз, переменил свое расположение всецело строить храм и подписал только 3 тысячи рублей, обещая и дальше помогать строительным материалом, но не деньгами. От него настоятельница обратилась в Озерах к другим фабрикантам – Щербаковым, которые тоже подписали 3 тысячи рублей. Остальные 4 — настоятельница Тихона сумела добрать в Москве и разрешение на постройку нового Трехпрестольного храма в Никитском монастыре, ею было получено. Летом 1888 года рабочие приступили к расчистке места для Собора и, здесь возникло новое затруднение. Втиснуть в стены монастыря новое громадное здание, значило бы подавить все имеющиеся корпуса и затеснить церковь Святого Великомученика Никиты. Но и это препятствие удалось преодолеть. В течение года земля с домами была выкуплена по сходной цене.

17 августа 1889 года была совершена торжественная закладка Собора, а еще до его закладки, — 21 мая, в Туле, состоялось посвящение настоятельницы монастыря Тихоны в сан Игуменьи. Владыка Тульской и Белевской епархии, преосвященный Никандр благословил вновь посвященную игуменью иконой Казанской Царицы Небесной и сказал: «Ваш монастырь открыт был на Казанскую 8 июля, да будет и в Соборе вашем престол во имя Казанской Богоматери». Игуменья Тихона спросила: «А другие два престола кому посвятить?». Владыка ответил: «У вас под колокольней (Никитского храма – авт.) есть храм во имя Преображения Господня, но он по тесноте не удобен для священнослужения, пусть собор ваш будет во имя Преображения Господня, правый придел в честь Казанской, а левый? Левый, — в честь святителя Тихона Задонского. Его мощи открывались 13 августа 1862 года, а я вашу общину открывал в том же году, но только пораньше – 27 июля».

И вот здесь очень уместно вспомнить удивительную историю о том, как сбылись слова прозорливого старца Свято-Троицкого Белопесоцкого мужского монастыря, что на противоположном берегу Оки, — иеромонаха Виссариона. Когда он, останавливая мать Фомаиду (настоятельница Никитской общины в 1843-1862 годах – авт.) от желания покинуть Каширскую обитель, сказал ей: «У вас святая гора Фавор, на ней будет Собор и 500 человек будут славить Господа!» Монахи, жившие с ним, вспоминали после его смерти, как он по ночам выходил молиться, обращаясь лицом на Каширскую гору, над которой видел свет и говорил: «Это славная Преображенская гора, на ней воссияет свет великий!».

Вид с реки Оки западной части города.

Вид с реки Оки западной части города.

На торжественной закладке Преображенского собора в 1894 году, кроме высокого духовенства, присутствовал действительный тайный советник, сенатор, товарищ Обер-Прокурора Святейшего Синода — Владимир Карлович Саблер5, родом из села Колтово, Каширского уезда, Тульской губернии Да и его собственное имение в сельце Тетерках (впоследствии – Богословское – авт.), было неподалеку. Озерский благотворитель М.В.Моргунов на закладку храма по каким-то причинам не приехал, но вплоть до освящения Преображенского собора щедро жертвовал материалы на строительство и оплачивал счета, — всего на сумму более 50 тысяч рублей. Приступая к строительству Собора, на который требовалось около 2 миллионов кирпичей, Моргунов пожелал, чтобы монастырь имел свой кирпичный завод. Пришлось купить запущенный завод каширского купца П.М.Суровкина. Там же жгли и известь. Дрова для завода доставлял опять же —  Михаил Васильевич Моргунов.

С ранней зори до позднего вечера кипели работы на строительстве нового храма. На первый год – вышли из земли, на второй, — выложили стены с окнами. В 1891 году подошли под крышу, в 1892 – сделали своды и покрыли железом. В 1894 году работали всю зиму – штукатурили, настилали полы, ставили и золотили иконостас. В начале лета все пять глав Собора украсились золочеными крестами с цепями, работы известного московского мастера Хлебникова и к 1 июля храм был готов. Последние два года М.В.Моргунов торопился с отделкою и приказал в одно время штукатурить внутри и снаружи, что, конечно же, повредило зданию, которое еще не успело просохнуть и выстояться. Поэтому, впоследствии на стенах появились сырость и пятна, потускнело золото. Забегая вперед, заметим, что через 10 лет все это было устранено.  Дети – наследники М.В.Моргунова6, заново отремонтировали храм, перезолотили иконостас и, к тому же, расписали внутренние стены.  К торжественному освящению храма, Моргунов доставил в Собор необходимую церковную утварь чудесной работы московского фабриканта Соколова. Она была вся бронзовая и густо позолоченная. Главный алтарь, сделанный мастером Хлебниковым, был оплачен купчихой А.И.Беляевой. Другие алтари – купчихами П.И.Зубовой и П.Емельяновой.

Необходимо упомянуть о том, что при входе в Собор с западной стороны устроены были две мраморные доски. На правой стороне от входа, надпись золотыми буквами: «1889 года, 17 августа, в царствование БЛАГОЧЕСТИВЕЙШАГО ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА III, благословением высокопреосвященнаго архиепископа Никандра, заложен храм сей, в присутствии товарища обер-прокурора Святейшего Синода, сенатора Владимира Карловича Саблера».  На левой стороне от входа: «1894 года, 7 июля, освящен храм сей преосвященнейшим Иринеем, епископом Тульским и Белевским. Храм создан усердием благотворителей и особенно щедростию незабвеннаго храмосоздателя Михаила Васильевича Моргунова, трудами игумении Тихоны и сестер святыя обители».

Торжественное Богослужение по освящению Трехпрестольного Соборного храма Преображения Господня, Никитского женского монастыря проходило с 7 по 10 июля 1894 года. Вот как описывал это торжество писатель Иван Васильевич Преображенский. «Весь июнь и начало июля шли проливные дожди, но накануне и в самые дни освящения, погода была прекрасная. Взору  прибывших отовсюду богомольцев, с высоты паперти находящейся на  подъеме 27 ступеней новосозданного величественного храма, расположенного, как и вся обитель, на крутой горе, едва ли меньшей киевских прославленных гор, открывалась на запад чудная картина верст на 50 вдоль широких берегов красавицы Оки – этого, по выражению наших летописцев, «пояса Богоматери». Залитая тихим светом вечереющего дня, картина эта не могла не усиливать впечатления, производимого торжественным, необычным для маленького городка — Богослужением».

По окончании литургии архиепископ Тульской епархии, преосвященный Ириней (Владыка Никандр умер в 1893 году – авт.) произнес речь, тронувшую слушателей до слез, а затем обратился к благотворителю Михаилу Васильевичу Моргунову: «Я убежден, что Вы человек верующий и религиозный, сужу по делам и усердию Вашему и думаю, также читаете и знаете священную книгу «Псалтырь», составленную Боговдохновенным пророком Давидом, и что ж? Ему не было дано счастья создать храм Иегов, — его создал Соломон, сын его. Завидую Вам, Боголюбивый Михаил Васильевич, что Вас Бог удостоил такой Соломоновой чести. Вы создали чудесный храм Господу, а себе сделали памятник незабвенный. Да возрадуется сердце Ваше радостью неземною, поздравляю Вас!».

Освящение левого придела совершил архимандрит Иннокентий из Серпуховского Высоцкого монастыря, правого придела – иеромонахи Задонского Тихоновского монастыря.

Следует добавить, что постройкой Преображенского Собора и Покоев Настоятельницы занимался опытный московский архитектор Владислав Осипович Грудзин7 (1824-1901). По его проектам в Москве и Московской губернии построено свыше тридцати православных храмов. В том числе и такие архитектурные шедевры, как Троицкий храм в Озерах (1878), Всесвятская церковь в Серпухове (1871), Борисоглебская церковь (1864) – в Дегунино (Москва), Преображенская в Спас-Тушино (1864).

Среди святынь Преображенского Собора в Кашире: иконы Спасителя и Казанской Богоматери в дорогих жемчужных ризах; икона Святителя Тихона из Задонска, подаренная ко дню освящения храма; икона «Взыскание погибших», работы иноков Валаамского монастыря; икона «Умиление», присланная в дар от Дивеевской обители преподобного Серафима Саровского; Афонские иконы «Скоропослушница», «Отрада и Утешение» и «Троеручница»на кипарисовых досках в серебряных окладах; особо чтимая чудотворная икона Смоленской Богоматери, принесенная еще в 1843 году старицей Горицкой обители Фомаидой, первой настоятельницы Никитской обители и еще многие, многие святыни.

Каширский Никитский женский монастырь, интерьер

Каширский Никитский женский монастырь, интерьер

Нельзя не упомянуть и о Святых частицах мощей, хранившихся в Преображенском Соборе: преподобного Серафима Саровского, преподобного Нила Столбенского, Св. Великомученика Никиты, Святителя Тихона Задонского и других.

Отдельного рассказа заслуживает посещение Каширского монастыря, Царственной особой, Московским генерал-губернатором, Великим Князем Сергием Александровичем8.

Он приехал в Каширу 9 августа 1899 года железнодорожным вагоном и на следующий день присутствовал на церковной службе в Преображенском Соборе. После краткой литии и многолетия, игуменья Тихона преподнесла Великому Князю в подарок икону преподобного Сергия на  чеканной доске монастырской работы. Потом Сергий Александрович прошел на западную главную паперть собора, откуда открывался во всей красе великолепный вид на монастырскую площадь, утопающую в зелени и цветах, и дальше, — на Оку и ее живописные окрестности, открывающиеся чуть ли не на 50 верст по реке. Вдали был виден Свято-Троицко Белопесоцкий монастырь и до семи сел Тульской и Московской губерний. Погода была ясная, кругом толпилась масса народу. Великий Князь долго любовался видом, а затем проследовал в кельи игуменьи Тихоны, где за чаем интересовался историей каширского монастыря и его храмов. После этого он посетил монастырскую церковную школу, где дети поднесли ему свою работу – скатерть вышитую крестом в русском стиле.

Вечером того же дня, на железнодорожной станции Кашира, игуменья Тихона была принята Великим Князем в его вагоне, где поднесла монастырское рукоделие, как ему, так и для передачи Великой Княгине Елисавете Феодоровне9. Позже Великая Княгиня телеграммой сердечно поблагодарила игуменью Тихону за подарок.

Посещение Великим Князем Сергием Александровичем Каширского женского Никитского монастыря, произвело в высшей степени большое впечатление на живущих в обители монахинь и на всех жителей Каширы и ее окрестностей.

В 1905 году, 5 февраля, когда в Кашире получили известие о мученической кончине Великого Князя (Вел. Князь погиб от взрыва бомбы террориста Каляева – авт.), игуменья Тихона, вместе со старшей учительницей церковной школы Верой Кирсановой, отправилась в Москву. Там, на панихиде в Чудовом монастыре, в присутствии Высочайших особ и всего Генералитета, они возложили траурный венок, сделанный руками воспитанниц церковной школы Каширского женского Никитского монастыря.

 

Примечания к I части:

  1. Игуменья Макария (Сомова), из дворян, скончалась 13 февраля 1894 года на 84 году жизни, всего несколько месяцев не дожив до освящения Преображенского собора.
  2. Игуменья Тихона (Екатерина Ладыженская), из дворян, скончалась в 1908 году;

    Тихона

    Тихона

  3. Михаил Васильевич Моргунов, фабрикант-храмостроитель из Озер. После кончины отца — Василия Максимовича Моргунова в 1875 году вступил в наследство вместе с братом Иваном Васильевичем, образовав «Товарищество Мануфактур Ивана и Михаила Василия Моргунова сыновей». В память о нем, в Преображенском соборе устроено священнослужительское облачение из золотой парчи стоимостью 1000 рублей;
  4. Преосвященный Владыка Никандр, — Епископ Тульский и Белевский;
  5. Саблер Владимир Карлович (1845-1929), уроженец села Колтово, Каширского уезда, Тульской губернии. С 1911 по 1915 год был Обер-Прокурором Святейшего Синода, Российской Империи. После Октября-17 года, В.К.Саблера несколько раз арестовывали. В марте 1926 г. его приговорили к трем годам ссылки в Твери. Здесь он и умер в полной нищете в церковной сторожке при кладбище. Три его сына были расстреляны в разное время при Советской власти;
  6. Василий Михайлович Моргунов, сын Михаила Васильевича Моргунова скончался 6 декабря 1906 года. В память о нем в Преображенском соборе устроено священнослужительское облачение из серебряной парчи стоимостью 1000 рублей;
  7. Грудзин Владислав Осипович (1824-9.01.1901), русский архитектор. Происходил из католической семьи польско-литовских дворян Гродненской губернии. Учился в Лесном и межевом институте Санкт-Петербурга. Принимал участие в строительстве зданий Эрмитажа. С конца 1860-х годов заведовал строительством в большинстве городов Московской губернии. Одно время был Главным архитектором г.Серпухова. Является автором свыше тридцати церковных и гражданских сооружений в Москве и Московской губернии. Похоронен в Москве на Введенском кладбище. Несмотря на то, что жена и дети были православными, сам В.О.Грудзин, выдающийся архитектор православных храмов,  до конца жизни оставался католиком;
  8. Великий Князь Сергий Александрович (1857-4.02.1905), пятый сын Императора Александра II и его жены Марии Александровны. Дядя Императора Николая  II. С 1891 года — Московский Генерал-губернатор. Убит взрывом бомбы, брошенной эсером И.П.Каляевым в Кремле, возле Никольских ворот;
  9. Великая Княгиня Елисавета Феодоровна (1864-1918), жена Вел. Кн. Сергия Александровича с 1884 года. Родная сестра Императрицы Александры Федоровны. Была очень религиозна. Занималась благотворительностью. После убийства мужа просила Николая II помиловать убийцу. Организатор благотворительной больницы в Москве. В 1918 году арестована и, вместе с другими членами императорской фамилии, сброшена в шахту старого рудника близ Алапаевска, Екатеринбургской губернии. Последние ее слова перед смертью: «Господи, прости им, не ведают, что творят». 8 ноября 2013 года в Дивеево был освящен храм в честь Великой Княгини, великомученицы Елисаветы Феодоровны.

Часть 2

Прошли годы. Кануло в небытие былое великолепие храма Преображения Господня. Так уж случилось, что я прожил близ него тридцать один  год, — с 1946 по  1977-й. Более того, — в доме, который когда-то назывался «Покоями настоятельницы»1 и был построен почти одновременно с Преображенским Собором (1893).

Каширский Никитский женский монастырь

Каширский Никитский женский монастырь

Монастыря уже давно не было, а территория, которую он когда-то занимал, называлась Рабочим городком. Разоренная с приходом Советской власти, «Преображенка», как ее тогда называли, в начале 50-х годов, теперь уже прошлого века, по-прежнему поражала своим величием.

Не было уже на крыше расположенных по углам четырех барабанов, но центральный, хоть и без креста, — уцелел. Еще долгие годы на куполе его сохранялся шар от сдернутого креста. Шар этот, немалых размеров, все больше и больше кренился в сторону и мы, мальчишки, мечтали подобрать его, когда он упадет. Еще бы, ходили слухи, что он золотой! Надо ж такому было случиться, — шар упал в 1972 году, когда я служил в армии. Так что, разбогател кто-то другой.

 

Высота Собора и его ставшая плоской крыша, породила одну детскую забаву. Надо было ударом ноги забить мяч на крышу и, пока он прыгал там и скатывался вниз, надо было добежать и поймать его. Побеждал тот, кому это удавалось.

С первыми весенними днями, когда только, только начинало пригревать солнце, у южной стороны Собора, где высоченные железные двери, снег сходил очень быстро. Утоптанная ногами ребятни площадка, была излюбленным местом азартных игр. Сюда пацаны прибегали поиграть в «пристенок», даже с соседних улиц: Коммуны, Свободы и Ленинской. Кирпичи тщательно простукивались заветным «пятачком», чтобы он отлетал дальше и точнее. И уж чего, чего – претензий к качеству кирпича через 60 лет после постройки храма, у ребят не было.

А кто не помнит «расшибалку»? В нее даже взрослые не гнушались поиграть. На утоптанной площадке возле стены «на кону» собиралась, порой, внушительная сумма. Лупили битой не только по мелочи, но и по свернутым

в фантики рублям, троякам и пятеркам. Гнутым монетам в то далекое время не удивлялись даже продавцы в магазинах и палатках.

Ну, а если в карманах было пусто (такое тоже случалось), можно было утешиться игрой в «чеканку», подкидывая (чеканя) внутренней стороной голеностопа свинчатку, зашитую в кроличью шкурку.

С северной стороны «Преображенки», были насыпаны толстым слоем опилки. В сильные морозы, опилки поливали водой и таким образом намораживали лед, который затем кололи ломами и весной через пробитую стену в основании Собора прятали в подполье. Глыбы льда лежали там чуть ли не все лето и, укрытые овчинными шкурами на телегах, по потребности, вывозились в торговые лавки и магазины. Летом опилочная площадка тоже не пустовала. Живший напротив, Толя Паршиков развлекал мальчишек поменьше, акробатическими прыжками – рандатом, сальто и флик-фляками.

С западной стороны Преображенского собора был пристроен молокозавод. Именно пристроен, а не в самом соборе. Там, где был главный вход – Царское крыльцо. Скорее всего, на его строительство пошли кирпичи сброшенных с крыши барабанов малых глав. В течение дня на подводах, с окрестных деревень, в эту маленькую пристройку к храму свозили молоко в больших алюминиевых флягах. Его там обрабатывали, а затем, таким же путем – на подводах, во флягах, развозили для продажи по магазинам. И еще там делали мороженое, в стаканчиках. Иногда удавалось его выпросить, … за 10 копеек. Помнится, что там приторговывали сывороткой. Тетя К. из нашего дома, державшая козу, регулярно таскала для нее эту сыворотку в двух ведрах на коромысле через плечо. Со школьных лет в памяти сохранилась одна история, связанная с этим молокозаводом. Классом позже меня, училась одна девочка — N., отец которой в войну был директором этого молокозавода. Волосы были у нее удивительного белого цвета. Не седые, а именно белые! Даже реснички и брови тоже были белыми. Альбинос, — одним словом. Так вот в народе сплетничали, будто директор купал в молоке свою жену, когда та вынашивала малышку. Флягу на телегу и домой, — на соседнюю улицу. А вот привозил ли он это молоко после купания обратно на завод, об этом история умалчивает.

Одно время, тогда же, — вначале 50-х, в Преображенке размещалось зернохранилище. С началом уборочной страды, днем и ночью (для этого даже подвели свет) свозили сюда со всего района на лошадях и на машинах, убранное с полей зерно – овес, пшеницу, рожь. Разгружали его на длинные  транспортеры, которые, в свою очередь, перемещали зерно под высоченные своды Собора, образовывая громадные терриконы под самый купол. Чтобы зерно не «загорелось» и подсушивалось, его надо было постоянно перемещать с места на место, для чего использовались все те же ленточные транспортеры. Громадным совком, похожим на защитную маску электросварщика, только гораздо большего размера, надо было подбирать зерно с гладкого плиточного пола и кидать его на транспортер. И вот тут, не обходилось без нас — малолеток. Ради чего? Ответ прост. Покидаешь минут десять, и тебе разрешат пару-тройку раз забраться по лестнице на самый верх храма, — под купол с нарисованными там облаками и ангелами и с замиранием сердца сигануть  оттуда вниз, «солдатиком» конечно, на гору теплого, так вкусно пахнущего зерна и с восторгом скатиться до самого низа. Приятное, —  сочеталось с полезным. Прибегаешь потом домой, бабушка ставит тебя на газету или чистую тряпочку и начинает раздевать, выворачивая карманы и прочие места, освобождая его от зернышек. Растолченная в ступке добыча, к вечеру превращалась в очень вкусные лепешки!

 

*****

С тех дней прошло, без малого, шестьдесят лет. Кто бы мог подумать в середине 50-х годов, что этот, некогда величественный Собор, на глазах уходящий в небытие, будет возрожден. Тем не менее, это происходит. В 2009 году, с Божьей помощью,  Преображенский собор начали восстанавливать. Многое сделано, но, в основном, с внешней стороны. Впереди еще внутренние работы. На Престольный праздник Преображения Господня, — 19 августа, в храме проходит торжественная служба.

Преображенский Собор в Кашире

Преображенский Собор в Кашире

А закончить свой рассказ я хочу отрывком из исторического описания Каширского Никитского женского монастыря, сделанного архимандритом Геронтием (Кургановским)2, Настоятелем Новосильского Свято-Духова монастыря в 1899 году, к 100-летию Тульской епархии. Вот, как он описывает конечную цель своего путешествия по Оке, — от Серпухова до Каширы на «цыпулинском»3 пароходе:

— «К 8 часам утра все пассажиры I и II класса вышли из кают на палубу, утреннее солнце, прорезываясь своими золотистыми лучами сквозь туманную мглу, эффектно отражалось в широкой реке, и волшебно придавало всему оранжевую окраску. Пестрая толпа пассажиров ушла в свои интересы – шумела и спорила о житейских и торговых делах. Одни пили чай, другие просто сидели на скамьях, не интересуясь, как я, окружающим; были и бедняки в лаптях, жадно поглядывавшие на довольствующих чаепитовцев.  Безмолвно сидел я, смотря кругом, вдали от всех, одиноко; сжималось сердце больное; до ушей долетали споры, ропот людской, речи о наживе. Невольно пришли на память стихи Лермонтова:

                                  Волны катятся одна за другою

                                  С плеском и шумом глухим,

                                  Люди проходят ничтожной толпою

                                  Также один за другим.

                                  Волнам их воля и холод дороже

                                  Знойных полудня лучей;

                                  Люди хотят иметь душу … и что же?-

                                  Души их волн холодней! …

 

Еще за 15 верст впереди себя мы ясно увидели Каширу на крутой, высокой горе правого берега. Город утопал в пышной зелени местных садов, пестревших всевозможными красками осенних колеров, над коими высились купола церквей, увенчанные преимущественно золотыми крестами, но лучшая и самая красивая и белая группа из всех зданий города выделялась на фоне юго-западного горизонта – это был Никитский женский монастырь».

 

 

Примечания ко II части:

  1. «Покои настоятельницы» — в Советское время, — корпус № 21 по ул. Рабочий городок. В 1970-1971 году дом был перестроен в 2-х этажный;
  2. Архимандрит Геронтий (Гавриил Михайлович Кургановский), родился в 1836 году в бедной семье в г.Болхове, Орловской губернии. С 1846 года – воспитанник, затем монах и певчий Задонского Богородицкого монастыря. С 1870 года – церковный историк, автор многих книг о православных монастырях и церковных подвижниках. Занимался археологией и краеведением. С 1902 года о.Геронтий — настоятель Иосифо-Волоколамского монастыря, в котором и скончался 26 ноября 1903 года;

    о.Геронтий (Кургановский)

    о.Геронтий (Кургановский)

  3. Цыпулин Иван Козьмич (1825-1901), Калужский городской голова, владел пароходной пристанью на Оке. В 1873 году открыл пассажирское (пароходы — «Ласточка» и «Св. Владимир»), а также — буксирное пароходство от Калуги до Коломны;

Доклад, с показом 26 фотографий, был прочитан — 21 мая 2015 года на встрече с местными краеведами в Озерском краеведческом музее.

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Александр Горелов

Известный Каширский краевед, историк, спортсмен, рыбак, турист. Автор многих книг, буклетов и несметного числа публикаций о родном крае. Часто выступает с докладами, лекциями. Инициатор сохранения многих памятников старины в Кашире.

У этой статьи 4 комментариев

  1. Харитонов Юрий Ответить

    Александр Николаевич! Спасибо. Очень познавательно. Присутствует определенная гордость за нашего земляка и огромное разочарование за то, что сотворили большевики с духовенством. Вам ещё раз большое спасибо. Читается с большим интересом.

  2. Игорь Ответить

    Спасибо Александр Николаевич!Очень позновательно и интересно!Успехов тебе!

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *