Легенды Люблина. Катерина.

В середине июля 2004 года я собирал травы неподалеку от места впадения Любеньки в Смедву. Травы там особенные: сильные, крепкие, жизнестойкие, как и люди, живущие в окрестных деревнях. Собирая травы на крутом, продуваемом всеми ветрами и прогретом солнцем склоне, я с удивлением заметил, что в этом довольно-таки глухом месте я не один. Метрах в ста от меня собирала травы шустрая, крепенькая, сухенькая бабулька, складывая их в просторную корзину. Я дождался, чтоб она меня тоже заметила, и не торопясь, держа руки на виду (эдакий ритуал в «поле») подошел к ней, поздоровался, поинтересовался, что за травы она собирает. Некоторые из них были мне давно знакомы, некоторые я видел и раньше, но не знал, как и для чего их можно применить. Бабулька со знанием дела рассказала мне, что травы эти сами по себе лечебными не являются, но усиливают действие других трав. Я давно заметил, что люди, собирающие травы, вопреки расхожему мнению об их скрытности, весьма охотно делятся с интересующимися людьми своими секретами. (За исключением шарлатанов, разумеется. Те окружают свою деятельность плотной завесой тайны и собственной значимости.) Я и сам с удовольствием расскажу любому серьезно интересующемуся человеку все, что знаю про травы. Но у меня-то к бабульке свой интерес!

Постепенно с трав я перевел разговор на места, где они произрастают, а затем и вообще на окрестные места. Дошла очередь и до Люблина. Поговорили о бывшей Люблинской церкви, о старинном кладбище, о родниках. Я закинул удочку насчет «ночных гостей». Бабулька вспомнила: да, после войны среди жителей окрестных деревень шепотом передавались истории о таинственных призраках-«мужьях», приходящих по ночам к горемыкам-вдовам с Люблинской горы. Да, действительно все женщины, зазвавшие к себе в дом «ночного гостя», очень от этого страдали. Чахли, болели, умирали. Некоторые сходили с ума и становились «кликушами», некоторые накладывали на себя руки. Но были и такие, что беременели от своих «мужей». В положенный срок у них рождались дети, с раннего возраста сеющие вокруг себя беды, болезни, несчастья, смерть. В народе их называли «дети ночных гостей» или «дети от ночного гостя».

Катерина

Катерина родилась в первый тяжелый послевоенный год в тихой деревеньке, стоящей на берегу шустрой речки. Со всех сторон бескрайние поля до самого горизонта, перелески, да дремучие, непролазные, страшные темные овраги. Глушь несусветная. Когда односельчане узнали, что будущая мать Катерины — соломенная вдова — беременна, они были очень удивлены. Откуда? От кого? Мужиков в округе, тем более свободных, днем с огнем не сыщешь. Война всех выкосила. А со стороны никто к вдове вроде не захаживал. Это уж точно. В деревне такого не скроешь, не утаишь. Здесь все на виду. Вот и шептались бабы у колодца, что вдова понесла от «ночного гостя».

Девочка родилась смугленькая, крепенькая, черноглазая. Еще в грудном возрасте она доставляла несчастной матери много хлопот. Днем спала, а ночью плакала, вылезала из пеленок, словно рвалась куда-то. К утру затихала, сладко засыпала, а бедная мать валилась с ног от бессонных ночей и усталости. Во время крещения девочка так истошно кричала, как будто ее собирались утопить в церковной купели. В Святом Крещении девочку нарекли Катериной. После крещения, как водится, собрали стол и пригласили батюшку, крестившего девочку, отведать, что Бог послал. Батюшка выпил лишку, вышел на крыльцо проветриться, поскользнулся и упал, здорово разбил себе голову. Долго потом болел.

Девочка росла шустрой, подвижной. Однажды она, ползая по кроватке, чуть не удавилась шнурком от своего нательного крестика, висевшего в головах. Крестик пришлось снять. В трехлетнем возрасте она, подойдя к сидящей на цепи огромной злющей собаке, могла взглядом загнать ее в конуру. Машин в то время было мало, ездили на лошадях. Так вот, когда маленькая Катерина подходила к лошади, запряженной в телегу или сани, та начинала волноваться, всхрапывать, бить копытами. Одна лошадь даже укусила девочку за плечо. А через несколько дней лошадь эта в ночном пропала. Ее потом нашли в глухом овраге за деревней, растерзанную волками, коих в то время за рекой было немало. Еще было подмечено, что дети, игравшие с девочкой в подвижные деревенские игры, часто получали травмы, ломали руки, ноги. Шли годы, Катерине исполнилось шестнадцать лет. Смуглая, стройная, длинноногая, черноглазая и черноволосая красавица. Деревенские парни сходили по ней с ума, а подруги сохли от зависти. Катерина рано познала всю сладость любовных ласк и жар коротких летних ночей. Она очень любила парней, только вот парням, которые «хороводились» с ней, всё как-то не везло. Деревенского пастуха, к которому она бегала тайком на дальний выпас, насмерть закатал бык. Еще одного ее парня зарезали в пьяной деревенской драке в престольный праздник. С третьим парнем она гуляла целый год. В деревне уже поговаривали о свадьбе. Да вот беда: под Рождество парень переходил реку и провалился в припорошенную снегом полынью. Кое-как выкарабкался, но простыл очень сильно. Умер от простуды через пару недель. Четвертый парень обокрал магазин в соседней деревне, угодил в тюрьму, да так там и сгинул. Деревенские люди, живущие на природе, очень наблюдательны, и парни стали сторониться Катерины.

Однажды летом к Катерининой соседке приехал погостить вместе со своей молодой женой племянник — бравый лейтенант, танкист. Катерина очень сдружилась с молодой супружеской четой. Вместе ходили собирать душистую луговую клубнику по склонам оврагов, купались на речке, смеялись. Особенно Катерина сдружилась с женой лейтенанта — Тамарой. Ходили собирать полевые цветы, пока лейтенант сидел с удочкой на речке, загорали, секретничали. Вместе готовили вечерами нехитрый ужин. При расставании даже чуть загрустили. Катерина подарила Тамаре синий шарфик, который сама связала, взяв с нее слово, что та обязательно будет носить его в холода. Молодожены пообещали следующим летом опять приехать в деревню в отпуск. Обещание сдержал лишь лейтенант. Его молодая красавица-жена скоропостижно скончалась — рак гортани. Лейтенант очень переживал обрушившееся на него горе. Катерина, на правах соседки, как могла утешала его, носила еду овдовевшему мужчине, старалась быть рядом с ним, поддержать добрым словом, ласковым взглядом. Когда отпуск у лейтенанта закончился, к месту службы он уехал с Катериной. Далее следы ее затерялись. Болтали, что с лейтенантом она развелась и вышла замуж за майора, которого направили вскоре служить в Германию, вместе с женой, разумеется.

Фото моё и Глеба Шахновича

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Краевед Озёрского района Московской области, историк, исследователь, турист, экскурсовод, почётный гражданин Озёрского района, ветеран труда.

У этой статьи 2 комментариев

  1. Харитонов Юрий Ответить

    С таким удовольствием начал читать рассказ, но он та к неожиданно оборвался на самом интересном месте. Непорядок, Сергей Михайлович!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *