Ликвидатор

Подвигу ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС посвящается.

Автор.

I

  Про Олега Логинова, нашего земляка, парня из Выгороженных домов (ул. Челнок и нынешняя улица Окская)  я собирался рассказать уже давно. И не потому, что мы с ним учились в одной школе, в одном классе и даже какое-то время сидели за одной партой. А потому, что на таких людях, как Олег и его товарищи, которые верны присяге, чести и долгу, которые не праздновали труса и не поддавались панике в сложнейших  ситуациях, коими насыщена воинская служба, стояла, стоит и будет стоять наша с вами  Россия.

1987 год. Майор Логинов О.Г.

Олега в школе нельзя было отнести к каким-то суперменам. Среднего роста, нормального телосложения, рассудительный, он ничем не отличался от своих сверстников. В спортивные игры играл с неохотой, выдающихся результатов в лыжных гонках не показывал и явно не стремился к этому, а подтягивался на перекладине и уверенно прыгал через гимнастического коня, как все мальчишки нашего класса. Но вот технику  обожал. Весь выходной день мог посвятить разборке и сборке двухскоростного мопеда, который на ту пору входил в моду. Он промывал и продувал карбюратор, регулировал ручку газа и рычаг переключения скоростей, подтягивал тормоза, возился с мотором, пытаясь увеличить его мощность, а соответственно и скорость движения. На мопеде по  Центральной улице города (ныне ул. Обухова) гоняли все пацаны из седьмого  «А», начиная с ранней весны и заканчивая поздней осенью, порой падая и расшибая в кровь коленки и локти. Ремонтом  же всегда занимался Олег.

Откуда взялась тяга к небу, Олег Григорьевич объяснить не может и сегодня. Отец, Григорий Николаевич, артиллерийский разведчик, прошедший всю войну, трижды раненый, контуженный, награждённый орденом «Красной Звезды» и медалью «За боевые заслуги», трудился на прядильном производстве № 1. Там же помощником мастера работала и мать, Александра Ивановна. Возможно, как считает сам Олег, на выбор будущей профессии повлиял дальний родственник отца, который приехал к нему в начале 60-х годов в красивой синей форме военного лётчика. Родственник увлечённо рассказывал про голубое небо, не покорённые ещё человечеством высоты, мощные самолёты и поступающие на вооружение вертолёты.

После окончания десятилетки Олег и его товарищ Саша Калинин поехали поступать в  училище, готовившее лётчиков для гражданской авиации. Александра, классного спортсмена-разрядника по многим видам спорта, медицинская комиссия забраковала из-за высокого артериального давления, Олега та же комиссия отчислила из-за «скрытой дальнозоркости». Суровые были времена, суровые были и требования к абитуриентам. Только  вот сдаваться Олег Григорьевич не собирался.

Логиновы:  Григорий Николаевич и Александра Ивановна.

Нельзя в гражданскую авиацию – попробуем в Егорьевский учебно-авиационный Центр, в котором обучают полётам на  вертолетах. Вместе с Логиновым курсантами стали Валерий Кришталь, Владимир Минаев и Алексей Селивёрстов, будущий муж младшей сестры Олега.

Первоначально на занятия ездили по воскресным дням. Добирались до Центра  на общественном транспорте с многочисленными пересадками. В 1968 году, когда исполнилось 18 лет, приняли воинскую присягу, а в июле уже бороздили подмосковное небо на учебных вертолётах Ми-1.

Перешли на казарменное положение. Это не вызывало осложнений, так как в молодые годы подобные трудности и некоторые неудобства переносятся легко, чуть ли не играючи. А 60 часов налёта хотя и не очень большая цифра, но всё же и не маленькая для молодых парней, которым  по окончанию курса обучения присвоили сержантское звание и «списали» «на гражданку» в неполных 19 лет.

1969 год. Сержант Олег Логинов.

Но  дружная четвёртка наших земляков не намерена была распрощаться со своей мечтой о небе. И вот они уже курсанты Краснодарского объединенного военного лётно-технического училища. В декабре 1970 года им вручены офицерские  лейтенантские погоны.

Олег наивно  надеялся на то, что «красный» диплом об окончании училища позволит рассчитывать ему  на кое-какие преимущества, например, даст возможность остаться служить в одном из центральных военных округов страны. Не сложилось. Он, Минаев и Селивёрстов были распределены в Забайкальский округ. Олег угодил на службу в часть, которая дислоцировалась  в братской Монголии, в степи, в нескольких десятках километров от столицы страны Улан-Батора. Так начиналась его военная стезя.

Примерно лет через 5-6 мы повстречались с Олегом в г. Озёры, когда он приехал в очередной отпуск. Ныне покойный Виктор Иванович Чарухин, завгар совхоза «Горский», собрав вокруг себя слушателей из водителей, слесарей, диспетчера Юняевой Л.М, в убогом своём кабинетике со столом, перепачканным чернилами и солидолом, на котором из вещей был только  телефон с разбитым диском  и пара толстых журналов учёта,  взахлёб, с неподдельной гордостью, в четвёртый или пятый раз рассказывал о тех «легендарных» приездах Логинова домой.  Со слов Виктора Ивановича, наш общий приятель добирался с  Казанского вокзала Москвы до родного города на трёх такси. На одной машине ехал сам Олег, на другой везли его чемодан, на третьей автомашине на заднем сиденье лежала его лётная фуражка. Виктор Иванович говорил так убедительно и страстно, что у присутствующих создавалось впечатление, что и сам завгар был где-то рядом, а возможно, и заносил чемодан с фуражкой в дом, когда Олег переступал родной порог.

Помню, когда шумиха с застольями, обниманием, целованием после двух-трёх дней «бурного ликования» немного пошла на спад и Олег уже почти всё рассказал о своей службе в далёкой Монголии, кто-то из нас спросил:

— Олег, вроде всё понятно. Ты служишь, летаешь. Вокруг части одни степи, взгляд положить не на что. А как там молодые монголки поживают?  Можно с ними по любезничать, пофлиртовать?

Ответ Олега я помню до сих пор. Он посмотрел довольно трезвым взглядом (а пьяным я его никогда не видел, даже если он выпивал не один стакан водки или спирта), немного подумал, видимо, соображая, какими словами донести свой ответ, и в обычной своей неброской манере произнёс:

— Ты сам  монголок хоть раз видел?

Не получив утвердительного ответа, продолжил:

— Они же не моются месяцами. А когда собираются на свидание, ещё и натираются каким-то жиром. Остальное додумывай сам.

В комнате повисла звенящая тишина. А затем шумный гогот вырвался из нескольких здоровых мужских глоток.

Во второй половине 70-х годов Олега Григорьевича переводят служить в город Телави, Грузинской ССР, расположенный в знаменитой  Алазанской долине. Оттуда  и  проводила  его 5 сентября 1981 года на войну в Афганистан Нина Тимофеевна – жена и верная подруга, наша землячка с Высокого поля. Что ей пришлось пережить, какие слова и молитвы произносила она,  поднимаясь с кровати утром, о чём думала одинокими вечерами, сколько слёз пролила в подушку – знает только она одна. Видимо, эта участь всех офицерских жён – ждать и надеяться, надеяться и ждать. Ждать запланированных полётов и надеяться на их благополучное завершение, ждать  мужа с дежурства и надеяться, что оно пройдет   спокойно  и без происшествий, ждать возвращения с войны и надеяться, что пули, снаряды и ракеты не заденут экипаж вертолёта и саму машину…

409 боевых вылетов совершил  Олег Логинов с экипажем за 370 дней войны, отведённых для него командованием. Из них более 10 вылетов пришлось на ночное время. Перевозил оружие и снаряды, продовольствие и медикаменты, высаживал десант и эвакуировал раненых, обучал технике полётов молодых лётчиков.

В декабре 1982 года он был удостоен первого своего ордена  Красной Звезды.

 

II

  Среда. 30 апреля 1986 года. Погода в тот день выдалась в Телави солнечной и по местным меркам даже жаркой. Личный состав гарнизона несколько недель назад перешёл на ношение  летней формы одежды. Штабные офицеры щеголяли в форменных рубашках с коротким рукавом. Девушки сменили весенние платья на  лёгкие летние сарафаны и босоножки, как бы подчёркивая свободным покровом одежды все свои женские прелести. В такую погоду никак не хочется заставлять  себя думать  о службе,  полётах, занятиях теорией, об обучении молодого пополнения. Хочется лежать на тёплом  и чистом песочке возле водоёма, смаковать холодное пиво, поглядывать на окружающий мир влюблёнными глазами. Но в небе продолжались полковые учебные полёты, отрабатывались взаимодействия экипажей, и расслабляться в такой обстановке майору Логинову, заместителю командира эскадрильи, было недосуг.

Неожиданно  руководитель полётов по рации объявил о срочном прекращении учебных занятий, незамедлительном возвращении  всех машин  на землю и экстренном сборе у командира полка.

Эскадрилья, в которой служил наш  земляк, перебрасывалась под Чернобыль для выполнения важного правительственного задания. На сборы – один час, вылет в 13-30 по местному времени. Для служивого человека  командировки, сборы, передислокации никогда не являлись  тягостью. Он к ним готов всегда, с первого дня своего нахождения в армии. Но  в нашем случае настораживала какая-то поспешность принятого  командованием решения, нечёткость  инструкций и наставлений.

— Там радиация, Олег, — сказала Нина Тимофеевна своему мужу, отбывающему в неизвестную и опасную командировку. И добавила:

— Там отселяют в округе жителей. По всей видимости, там всё очень и очень плохо.

— Ты, как всегда, права, — только и смог найти нужные слова Олег, который уже предварительно «прокачал»  с друзьями ситуацию. И понимал, что все они подвергаются смертельной опасности. И от того, что он видит жену и дочь, может быть, в последний раз в жизни, у него стоял комок в горле. Но расставаться на такой ноте было никак нельзя, и Олег спокойно, с достоинством  произнёс:

— У меня приказ, Нина. И я должен его выполнить. И выполню. Ты жди. Я обязательно вернусь.

Они присели перед дорогой, помолчали, затем Олег крепко обнял жену и дочь, подхватил чемодан и стремительно, чтобы не видеть слёз любимых, вышел из дому.

Вечером 30 апреля эскадрилья приземлилась в Ростове-на-Дону. На местном заводе, который выпускал вертолёты, на их машины установили дополнительные фильтры, ещё какие-то замысловатые детали. Всё это должно было способствовать уменьшению радиации для экипажа, но особой уверенности у конструкторов и инженеров от данной затеи не было. Да и откуда могла взяться уверенность в защитных приборах, когда катастрофы такого масштаба никогда не было на просторах страны.

«26 апреля 1986 года, ночью, в 1 час 26 минут  на четвертом энергоблоке произошел взрыв, который повлек за собой полное разрушение реактора. Авария в Чернобыле началась с того, что произошло частичное разрушение здания энергоблока, при этом погибло два человека.

Первое сообщение об аварии на Чернобыльской АЭС появилось в советских средствах массовой информации только 27 апреля, через 36 часов после взрыва на четвёртом реакторе станции. Диктор  города Припять по радио сообщил о сборе и временной эвакуации жителей города.

28 апреля 1986 года в 21:00 ТАСС передаёт краткое информационное сообщение: «На Чернобыльской атомной электростанции произошла авария. Поврежден один из атомных реакторов. Принимаются меры по ликвидации последствий аварии. Пострадавшим оказывается помощь. Создана правительственная комиссия».

После оценки масштабов радиоактивного загрязнения стало понятно, что потребуется эвакуация города Припять, которая была проведена до официального сообщения ТАСС, то есть  27 апреля 1986 года. В первые дни после аварии было эвакуировано население из 10-километровой зоны, в последующие – из других населённых пунктов 30-километровой зоны. Запрещалось брать с собой вещи, одежду, детские игрушки. Чтобы избежать паники, сообщалось о том, что эвакуированные вернутся домой через три-четыре дня. Домашних животных с собой брать  также не разрешили».

Сегодня про ту страшную аварию, которая могла привести к исчезновению  человечества на европейской  части СССР и, безусловно, задела бы пограничные с нами страны, говорят мало. Понятно, что  Чернобыль находится на территории Украины, что эта территория не совсем дружественного нам государства, что во взрыве на четвёртом энергоблоке просматривается и ошибка сотрудников станции, но…  В ликвидации последствий аварии приняло участие около 600 тысяч человек. И если бы не их героический  ежедневный подвиг – мир содрогнулся бы от последствий.

Олег Григорьевич не очень охотно рассказывает о тех днях в небе над Чернобылем. Он не видит ничего героического в своих действиях: мол, был приказ, а мы – люди военные. Даже самые молодые «салажата» из числа курсантов суворовских училищ знают, что в армии  приказы не обсуждаются, а выполняются.  Мы выполняли приказ и выполнили его.

Для того, чтобы как-то выяснить обстановку тех  апрельских дней 1986 года, мне пришлось пообщаться с коллегами Олега, с его однополчанами. Мне повезло. Физик Леонид Тимонин в соавторстве со своей ныне покойной супругой Людмилой написал замечательную книгу, посвящённую    Ю.А. Ковтуну, одному из участников ликвидации аварии на ЧАЭС – «Тёзка Гагарина и его небесные братья».

С его разрешения я приведу в своём рассказе несколько выдержек из этой книги.

«Поздним вечером 26 апреля в Припяти собралась правительственная комиссия. Для начала решили определить состояние 4-го блока АЭС. И 27 апреля в район аварии отправились вертолеты-разведчики. Искореженные металлические балки здания центрального зала хорошо просматривались с вертолета, так как перекрытия над реактором… не существовало, а на месте реактора светилось пятно ярко-красного и светло-желтого цвета, над которым висел дымок. На фоне светящегося пятна хорошо просматривалась квадратная решетка из ячеек реактора, и это при ярком солнечном свете. Это означало, что температура там за 1000 градусов по Цельсию».

Из жерла реактора постоянно истекал такой белый, высотой в несколько сот метров столб продуктов горения, видимо, графита. Внутри реакторного пространства было видно отдельными крупными пятнами мощное малиновое свечение.

В некоторых местах мощность излучения доходила до 200 тысяч р/ч. Высокорадиоактивные обломки необходимо было срочно убрать: даже самый маленький из них выдавал до 2 500 р/ч. Человек, находясь в столь мощном радиационном поле гамма-излучения, мог получить смертельную дозу в 500 рентген всего лишь за 12 минут.

Время пребывания в зоне измерялось часами, минутами, а кое-где и секундами. Было условлено, что после получения дозы 25 бэр (биологический эквивалент рентгена) ликвидаторов отправляли домой, а срочнослужащих увольняли из армии.                                                        

         В своей книге Леонид и Людмила Тимонины приводят воспоминания генерал-майора авиации Николая Тимофеевича Антошкина о первых днях и часах на ЧАЭС:

«Когда титаническими усилиями пожарных был сбит огонь на разрушенном блоке, потребовалось закрыть источник опасности – забить, забросать, «запломбировать». Сделать это можно было только с воздуха. Опыта и мер, направленных на решение подобных проблем, мировая практика еще не знала. И тогда наступил черед авиаторов. Начали штурм кратера, излучающего жар, и в этих неимоверно трудных условиях мужественные советские летчики совершили сотни вылетов. Первые полеты были самыми трудными. Представьте себе кратер весьма ограниченного размера, к которому сначала нужно выбрать кратчайший путь, а потом попытаться точно сбросить мешок с песком, причем сделать это быстро, за какие-то короткие секунды.                                                   

Летчики показывали высший класс в этом мирном бомбометании. В первый же день было сделано 93 сброса, во второй – 186. И сразу же стопроцентное попадание. Летчиков не устраивало то, что они сбрасывали по одному мешку. Придумали пакеты  –  соединяли вместе по шесть-восемь мешков. В ход шли и самодельные сетки».        

 Утром 1 мая 1986 года отряд вертолётов, с которыми прибыл и наш земляк Олег Логинов, приземлился возле Чернигова. До Чернобыля было не более 70-80 км. Сразу же отправились в ознакомительный, своего рода разведывательный полет.  Забирать свинцовые   пластины  и «чушки» из того же металла предполагалось с пяти площадок «подскока», куда, кроме свинца, подвозили глину, песок и другой строительный материал, предназначавшийся для сбрасывания  в жерло 4-го энергоблока. Площадки «подскока» находились на разном расстоянии от энергоблока. Ближайшая – в 1,5-2 км, дальняя – в 12-15  км.

Русский мужик достаточно находчив, а уж про солдат и говорить  об этом не стоит. Если в первые дни аварии лётчики грузили мешки для сбрасывания в кабину вертолета и оттуда путём  выталкивания метали тяжелейший груз в цель, то к прилёту отряда Олега Логинова была внедрена и успешно испробована совсем иная технология.  На  площадках «подскока» расстилали по земле купол парашюта, и солдаты срочной службы загружали на него 800 кг свинца.  Через восемь таких «авосек» пропускали фал, петля которого крепилась к вертолёту. Ми-26 взмывал в небо, неся под собой гирлянду  парашютов с грузом  весом в  шесть с половиной тонн. На скорости 50-60 км и на высоте 200 метров над уровнем земли вертолёты заходили на метание и сбрасывали свинец или песок с глиной в ненасытное чрево энергоблока. Для опытного лётчика задание не представляло никакой трудности. Но нельзя забывать, что на подлёте к объекту дозиметр зашкаливало так, что гнулась стрелка, указывающая  уровень радиации. Некоторые приборы потрескивали и не гарантировали того класса точности,  на которую были рассчитаны. И видимость из-за марева нельзя было назвать идеальной. Приходилось сбрасывать «гирлянду» с грузом, ориентируясь только на свой опыт, выучку экипажа, его слаженные действия  в трудные секунды полёта над реактором. Так продолжалось три дня.

4 мая, в воскресенье, предоставили выходной день. О том, что радиация запредельная, никто из начальства вслух не говорил. Но экипажи лётчиков и без  начальственных разглагольствований  понимали, что попали в приличный переплёт, похлеще даже, чем в Афганистане.   Необходимо что-то предпринимать, если хочешь вернуться домой живым.

В первый же день пол в кабине вертолёта выложили свинцовыми пластинами, но, к большому сожалению, радиация поступала не только снизу, из-под вертолёта – она поступала отовсюду, со всех сторон, в том числе и сверху. Ходили слухи, что против радиации  помогает ежедневный бокал красного вина. Об этом якобы говорили какие-то ядерщики, работавшие то ли в Обнинске, то ли в подмосковной Дубне. Кто-то подобное слышал от своих знакомых, которые, в свою очередь, слышали про борьбу с радиацией от  учёных-физиков. Фамилий ядерщиков никто, конечно, не знал, как не знали и фамилий и званий учёных-физиков. Но коль людская молва гуляет по стране, почему не попробовать испытать народное средство? Тем более, что это и не так противно.

Выпросили автомашину и направились в Чернигов, позабыв о том, что на всей территории страны велась активнейшая борьба с алкоголизмом и пьянством. Одним из методов по ограничению продажи спиртных напитков была организация торговли  спиртным в специализированных винно-водочных магазинах, которых было не более  двух-трёх на небольшой город.

Например,  в нашем городе Озёры  одним из таких магазинов был магазин     № 22. Он  располагался по адресу: ул. Ленина,  28.  Торговал магазин  одно время с 14-00, и очередь стояла до дома № 34,  перекрывая ширину  всего тротуара.

Въехали в Чернигов, расспросили встречных, где и как найти желанный магазин, глянули…     Мать честная!  Очередь растянулась на два квартала, и  хвоста ее не было видно, так как  толпа заворачивала за   высотный дом. Встали напротив входа, пригорюнились. Да и как не переживать – с такой очередью и  вечером в магазин навряд ли  попадёшь.

Об этом случае вспоминает   Олег  Логинов:

Стоим, затылки чешем. На нас  видавшие виды рабочие комбинезоны, от курсантов лётных школ. На головах пилотки с синим кантом. Вдруг кто-то из очереди, обращаясь к нам, спрашивает: «Ребята, а вы откуда?» Мы, ничего не подозревая (тайны в том никой не было), отвечаем: «Да с атомной станции. С Чернобыльской. Летаем, сбрасываем грузы». Очередь притихла, затем загалдела. Быстро нашлись инициативные мужики из очереди. Нас четверых буквально на руках внесли в помещение магазина, попросили продавщиц обслужить по полной программе, сами вызвались оплатить то, что мы  набрали. А набрали мы красного вина столько, сколько каждый из нас мог унести. Конечно, мы не позволили платить за себя, как-никак, а всё же офицеры, элита армии.  Шустрые мужички-инициаторы особо и не переживали, они сами-то под шумок отоварились без очереди. Вынося нас из магазина, напутствовали: «Вы уж там постарайтесь, заткните эту гадину поскорее».                                                                                             

  Примерно 7 или 8 мая из-за рубежа привезли огромные бочки. Как нам объяснили, что-то там из новой  заграничной технологии. Содержимое бочек под воздействием огромной температуры должно было растекаться по реактору и накрывать все образующейся пленкой. Первоначально необходимо было сбросить один вид бочек, а затем сразу же – содержимое из других. Олег с экипажем по плану бросали второй вид бочек. Промазать  было никак нельзя:  чем-то очень уж дорогим были заполнена железная тара. Поэтому для гарантии попадания вертолёт должен был зависнуть над огненным жерлом.

Первый пилот никак не мог приноровиться и сделать прицельный сброс, а рядом в воздухе со своим экипажем  уже ждал очереди Олег Логинов. Когда он зашёл на цель, наземные службы, перестраховываясь, держали его над кратером две минуты 43 секунды. Только на миг представьте картину! А Олег  ещё дважды  выполнял подобное задание (!)

14 мая отряд направили на медицинское обследование, затем – в дом отдыха.  А вскоре последовал Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Логинова Олега Григорьевича вторым орденом Красной Звезды. Очень высокая и значимая награда для действующих военнослужащих того времени.

В конце июля 1987 года мы встречались с классом по случаю двадцатилетия окончания  родной школы № 6. На встречу прибыл и Олег. Нам  тогда было по 37-38 лет, мы были полны сил, гордились собой и рассказывали бывшему классному руководителю о себе, о том, чего достигли в жизни. Дошла очередь и до Олега. Он  как-то так скромненько сказал, что в настоящее время служит в Грузии командиром эскадрильи, по воинскому званию – майор. И ни  единого слова  о своих наградах.  Ничего не сказал и про Афганистан с Чернобылем.

В ресторане во время застолья я попытался рассказать одноклассникам про нашего Олега, но он прервал меня, так и не дав понять присутствующим, о чём могла пойти речь. В конце встречи  мы вышли с ним на улицу. Он жадно затянулся сигаретой, выпустил задумчиво дымок, видимо, вспоминая что-то, известное только ему.

— Скажи, Олег, — обратился я к нему, — трудно было в Чернобыле?

—  Да трудностей особых не было, только подняли нас по тревоге, словно на войну. Жёны в истерике бьются, дети ревут, та еще картина. А так чего трудного? — ответил Логинов. — Делали свою работу, только вот  радиация…

—   Ты  сам много схватил рентген? — поинтересовался я.

— А кто их там считал?  Индивидуальных дозиметров у нас не было. В медицинскую книжку записали, что получил 25 рентген. Это предельная   норма, большее число записывать просто не разрешали.

— А сейчас ты как себя чувствуешь?

— Да нормально. Кто красное вино пил, те себя более менее сносно чувствуют. А кто совсем не пил или употреблял водку – тому тяжело.

Олег уволился из армии по состоянию здоровья в 1990 году, в звании подполковника. Ему тогда было всего 40 лет, а выслуги в льготном исчислении он имел на момент увольнения 40 лет и три месяца. Вот такая занятная арифметика.

А это рекомендация медицинской службы :

Памятка для лиц,  получивших внешнее радиоактивное облучение

Вы получили незначительную дозу радиоактивного облучения. Эта доза не опасна для Вашего здоровья, однако с профилактической целью Вам необходимо в течение трех недель после прибытия из госпиталя сдавать общий анализ крови в лабораторию медпункта, а затем в течение последующих шести месяцев сдавать кровь один раз в месяц, желательно в один и тот же день, предупреждая лаборанта, что Вы получили дозу внешнего радиоактивного облучения.

                                                                           Медицинская служба.

 Олег Логинов, инвалид III группы, военный пенсионер, проживает в нашем городе, в одном из высотных домов центрального микрорайона. Изредка звонит мне, приглашая на рыбалку, заранее зная, что я откажусь, так как не рыбак. А я вновь поинтересуюсь его здоровьем и услышу в ответ чуть хриплый голос Олега с характерным покашливанием: «Да нормально всё, чего ты беспокоишься? Жизнь продолжается».

2010 год. Олег Григорьевич Логинов

А я прошу Господа Бога, чтобы он хранил Олега и его семью от несчастья. Чтобы такие люди, как Олег и ему подобные, подольше задержались на Земле. Ведь это они ценой своего здоровья, а некоторые и ценой своей жизни спасли мир от мировой катастрофы.                                             Спасибо тебе, Олег, спасибо всем ликвидаторам, и низкий  вам поклон.

Жители Озёрского района, принимавшие участие в ликвидации последствий  аварии  Чернобыльской АЭС.

№ п/п Фамилия, имя, отчество Адрес Примечание
1 Акимов Валентин Николаевич г. Озёры, ул. Луговая
2 Белов Александр Евгеньевич Микрорайон имени маршала Катукова, д. 3
3 Булычёв Станислав Леонидович г. Озёры, Безбожный пер.
4 Буробин Николай Владимирович  Микрорайон -1, д. 9
5 Бурцев Сергей Викторович  Микрорайон имени маршала Катукова, д.29
6 Гаврилин Андрей Робертович Микрорайон имени маршала Катукова, д. 37
7 Дьячук Леонид Степанович г. Озёры, ул. Пионерская
8 Журавлёв Михаил Евгеньевич Микрорайон -1, д. 25
9 Завалуев Алексей Евгеньевич Микрорайон имени маршала Катукова, д. 18
10 Зорин Александр Александрович Микрорайон имени маршала Катукова, д. 35
11 Котов Михаил Николаевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры», д. 26
12 Куликов Михаил Юрьевич Микрорайон имени маршала Катукова, д. 22
13 Логинов Николай Геннадьевич г. Озёры, ул. Коллективнная
14 Логинов Олег Григорьевич г. Озёры, ул. Ленина, д. 6
15 Начаркин Николай Дмитриевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры», д. 44
16 Мелешкевич  Александр Николаевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры», д. 44
17 Мелешкевич  Владимир Иванович Микрорайон имени маршала Катукова, д. 23
18 Михайлов Владимир Фролович г. Озёры, ул. Ленина, д.24
19 Орлов Анатолий Аркадьевич г. Озёры, ул. Ленина, д.25
20 Фролов Анатолий Евгеньевич г. Озёры, пл. Коммунистическая
21 Чудин Михаил Борисович г. Озёры, ул. Ленина, д. 6

P.S.   К большому сожалению, точного списка тех, кто принимал участие в ликвидации аварии, мне не удалось найти.  Предлагаемый  вашему вниманию список можно датировать 1994-95 годами, когда  создавалась общественная организация «Чернобыль». В списке присутствуют и фамилии тех, кого уже нет с нами. Светлая им память!

Я буду  рад, если список дополнится новыми фамилиями.

26.04.2017 года. Ликвидаторы на торжественном мероприятии в их честь.

Вчера, 3 августа 2018, после появления статьи «Ликвидатор» на сайте    «Я — Краевед», мне позвонила Раиса Валентиновна Комарова, начальник Озёрского управления соцзащиты населения. Она поведала о том, что в опубликованном списке ликвидаторов из числа жителей Озёрского района имеются неточности и предложила встретиться.

Сегодня я представляю уточнённый список, который, по моему мнению,  очень близок к  истине и говорю слова благодарности Р.В. Комаровой.

 

 Жители Озёрского района, принимавшие участие в ликвидации последствий  аварии на Чернобыльской АЭС.

№ п/п Фамилия, имя, отчество Адрес Примечание
1 Акимов Валентин Николаевич г. Озёры, ул. Луговая
2 Белов Александр Евгеньевич Микрорайон имени маршала Катукова, д. 3
3 Булычёв Станислав Леонидович г. Озёры, Безбожный пер.
4 Буробин Николай Владимирович  Микрорайон -1, д. 9
5 Бурцев Сергей Викторович  Микрорайон имени маршала Катукова, д.29 Инвалид III гр
6 Гаврилин Андрей Робертович Микрорайон имени маршала Катукова, д. 37
7 Дьячук Леонид Степанович г. Озёры, ул. Пионерская УМЕР  01.06.2007 г.
8 Журавлёв Михаил Евгеньевич Микрорайон -1, д. 25 Инвалид II гр
9 Завалуев Алексей Евгеньевич Микрорайон имени маршала Катукова, д. 18
10 Зорин Александр Александрович Микрорайон имени маршала Катукова, д. 35 Проживает в Москве
11 Котов Михаил Николаевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры», д. 26 № удостоверения

А 289167

12 Куликов Михаил Юрьевич Микрорайон имени маршала Катукова, д. 22 Инвалид II гр
13 Логинов Николай Геннадьевич г. Озёры, ул. Коллективнная
14 Логинов Олег Григорьевич г. Озёры, ул. Ленина, д. 6 Инвалид III гр
15 Насибуллин Рифат Ирекович ул. Октябрьская УМЕР

в 2018 году

16 Натяжко Александр Владимирович село Бояркино  
17 Начаркин Николай Дмитриевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры», д. 44 УМЕР 19.01.2017
18 Мелешкевич  Александр Николаевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры», д. 44 № удостоверения А 454022
19 Мелешкевич  Владимир Иванович Микрорайон имени маршала Катукова, д. 23 № удостоверения А  211528
20 Михайлов Владимир Фролович г. Озёры, ул. Ленина, д.24
21 Мясоедова Надежда Михайловна г. Озёры, ул. Ленина Инвалид I  гр
22 Орлов Анатолий Аркадьевич г. Озёры, ул. Ленина, д.25
23 Слепова Елена Генриховна Д. Сенницы –II, ул. Луговая
24 Фролов Анатолий Евгеньевич г. Озёры, пл. Коммунистическая УМЕР
25 Чубрин Александр Николаевич Посёлок центральная усадьба совхоза «Озёры».  
26 Чудин Михаил Борисович г. Озёры, ул. Ленина, д. 6 Награждёе орденом «Мужества»
 27 Чуприков Игорь Игоревич ул. Воровского УМЕР 23.03.2016

 

Юрий Харитонов                                                                                          4 августа 2018 г.

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Харитонов Юрий

Коренной Озерчанин. Подполковник. Бывший заместитель начальника ОВД. Заместитель председателя совета ветеранов Озёрского ОВД. Член общественного совета Озёрского краеведческого музея имени А.П. Дорониной.«Заслуженный ветеран МВД РФ», «Почетный ветеран Подмосковья». Краевед, военный историк, автор книги «Спорт. События. Люди. г. Озёры XX век».

У этой статьи 7 комментариев

  1. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Юрий Анатольевич, поздравляю! Отличная работа, читал на одном дыхании! Не помню, чтоб у нас кто-нибудь этой темой занимался. Молодец! Сколько фактов интересных, и подумать есть над чем.

  2. Лариса Ответить

    Спасибо за рассказ !Берет за душу и не отпускает!

  3. Ходатай
    Ходатай Ответить

    Да, интересно! Чернобыльская катастрофа до сих пор полностью не изучена, а про ее последствия и говорить то нечего. Кто то говорит, что да нет ничего страшного, вон в Припять уже люди вернулись и живут себе , кто то говорит, что зону отчуждения необходимо увеличить. Ответ на этот вопрос, наверное знают только ликвидаторы, но они как и все настоящие герои много не говорят. А касаемо этого рассказа, раз неоднократно упоминалась супруга бравого офицера то предлагаю отметить и ее, равно как всех офицерских жен коей является и моя родная мама.

    Автора не знаю, слышал в юности под гитару. Интернет говорит, что авторы
    Сл.Анатолий Зельев, муз.С.Ардышев, А.Потапов 1990.

    Тебя пленила стройная осанка
    И синие смешливые глаза,
    И жизнь перевернулась на изнанку,
    Когда люблю впервые он сказал.

    Ты научилась ждать без обещаний.
    И хоть превыше это женских сил,
    Старалась улыбнуться на прощанье,
    Когда он по тревоге уходил.

    Офицерские жёны у вас ожиданье в глазах
    И порой неизвестность вам холодом сердце тревожит
    И пусть время оставит морщинки на ваших руках
    Этих рук нет милей и дороже.

    Ты думала, что будет сын с тобою,
    А он мундир отцовский присмотрел.
    Он тоже выбрал армию судьбою
    И от твоей заботы улетел.

    Судьбу свою доверила навечно,
    Его суровой воинской судьбе.
    За верность, доброту и человечность,
    Готов я руки целовать тебе.

    Офицерские жёны у вас ожиданье в глазах
    И порой неизвестность вам холодом сердце тревожит
    И пусть время оставит морщинки на ваших руках
    Этих рук нет милей и дороже.

    • Евгений
      Евгений Ответить

      Задолго до Чернобыля была авария на предприятии Маяк, году так в 1959, если память не изменяет.
      Если с Чернобылем более менее открыта информация, есть книги, написанные ликвидаторами, то по Маяку, все покрыто мраком. Есть скупые сведения. О зараженной площади можно только догадываться. Район не густо населенный и ветер гнал все на северо восток. И все же одна деревня, даже по официальным данным, вымерла полностью. Тогда просто не догадывались о последствиях воздействия радиации, а об экологии вообще не думали.

  4. Харитонов Юрий Ответить

    Спасибо Ходатай! Нашим жёнам пришлось многого хлебнуть. Им нужно посвящать стихи, оды и песни. А уж армейским жёнам — слов нет…

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *