Неизвестные страницы военной истории Озёр

Про то, что в годы Великой Отечественной войны в лесах нашего района проходили подготовку диверсионные группы, я слышал давно и неоднократно. Об этом мне рассказывал и папа мой покойный. Он был бойцом  Озёрского истребительного батальона, и им строго-настрого запрещали даже приближаться к вооружённым красноармейцам, группы которых они иногда встречали в лесах в окрестностях деревень Речицы, Стояньево, Сенцово, Паткино. Ещё мне об этом рассказывал Михаил Иванович Крюков – знаменитый на всю округу охотник из Комарёва.

О возможном обучении на территории нашего района диверсантов (партизан) для ведения боевых действий в тылу врага мне сообщил недавно командир поискового отряда «ИстокЪ» (г. Домодедово) Кирилл Юрьевич Низамутдинов: «А к слову, от каждого истребительного батальона Московской области формировали группы «партизан», которые забрасывались во вражеский тыл. Краткие отчеты по таким операциям в архивах есть. В основном это было осенью 1941 года».

Окончательно подтвердил факт тренировки в лесах нашего района диверсионных групп ныне покойный краевед, первопроходец в нашем краеведческом деле, Николай Семёнович Пирязев в своём рассказе «Партизаны». Вот некоторые выдержки  из его рассказа.

«Казалось бы, логично предполагать, что вопросы организации партизанского движения, диверсионной работы и подполья стали возникать в Озерском районе с приближением немцев к Москве, где-то в сентябре-октябре 1941 года. Однако, это не так. Даже более того, совсем из ряда вон – диверсантов и разведчиков для работы в тылу врага в Озерах стали готовить …. с первого дня войны. Скупыми, но достоверными фактами можно подтвердить это.

В газете «Неделя» за №25 в 1991 году появилось интервью «Человек со спины», размером в страницу с подзаголовком «Вспоминает «Андрей» – руководитель нашей разведывательно-диверсионной службы в годы войны». Изо всего интервью мы так и не узнаем имя самого «Андрея»…..

Из того же интервью, вспоминает «Андрей»:
«В половине пятого (утра 22 июня) звонок. Первый зам. наркома госбезопасности Меркулов: «Зайдите». Вхожу в кабинет. По лицу вижу – что-то случилось. «Началась война, — говорит Меркулов. – Немцы напали со всех сторон…Нужно немедленно перестраивать всю работу. Собрать все сотрудников… Ваша штаб-квартира вне Москвы – в Озерах. Вся территория, все помещения, вся обслуга – все в вашем распоряжении. Ставьте туда телефонные аппараты, рацию. Приступайте…».

Чуть ниже в том же интервью:
«…возникли вопросы, где размещаться, где вести подготовку разведчиков и диверсантов…
— Можете назвать адреса?
— Могу. В Мытищах, на стрельбище «Динамо». Там проходила боевая подготовка разведчиков и диверсантов. Главное внимание уделялось работе со взрывчаткой, стрельбе… Мы широко использовали и район Озер, о чем я уже упомянул. Там и летом и зимой наши люди жили в лесу, обогреваясь костром, в таких же точно условиях, в каких им приходилось потом действовать». 

Даже по этим скупым сведениям можно делать выводы о том, что в наших лесах жили и проходили подготовку профессиональные разведчики и диверсанты, которые впоследствии, наверняка, эффективно действовали в тылу врага в спецгруппах и в составе партизанских соединений. Жаль, что мы не знаем их имен и подвигов, но в том, что это были настоящие диверсанты и партизаны – нет сомнений….» (Полностью рассказ здесь).

 

Собрав все эти факты воедино, я задался вопросом: а где именно в Озёрском районе находились базы (площадки для отработки навыков партизанской войны) разведывательно-диверсионных групп? Не могли же они (хоть и лет прошло много) бесследно исчезнуть? (В лесу ничего не исчезает бесследно).

Весьма возможно, что я нашёл два места, где дислоцировались или тренировались диверсанты. Одно,  предположительно, в глухом лесу, севернее деревни Рёброво (об этом месте, со временем, будет мой отдельный рассказ). Другое – тоже в безлюдном, дремучем лесу, восточнее деревни Паткино, в Мочальном овраге, в пятистах метрах восточнее железной дороги Озёры – Голутвин. Это – наверняка известная почти всему мужскому населению Озёр, легендарная «Мочалка».

Вот здесь находится «Мочалка», о которой этот мой рассказ.

Сразу оговорюсь, что это – лишь моё предположение, версия. Но почему именно на «Мочалку» пал мой выбор? Давайте разберёмся.

Во-первых – дорога. Наезженная, довольно прямая и широкая грунтовая дорога, которая начинается от северной околицы Катюшина Поля и идёт до Мочального оврага, до «Мочалки». И там, в дремучем лесу, внезапно заканчивается!!! Дорога, ведущая в тупик, в никуда! Больше таких дорог (ведущих в никуда) я в округе нашей не знаю. Все дороги обычно из какого-то населённого пункта выходят и в какой-то населённый пункт приходят. (Есть дороги, ведущие к знаковым лесным родникам, местам отдыха на лесных речках). А эта  ведёт в никуда, в ничем не примечательное место. Расскажу о ней подробнее.

Эта дорога без сомнения известна почти всем озёрским мужчинам. Многие из них в детстве наверняка по ней обязательно ходили. (Это – что-то вроде крещения в церкви). Чисто мужская дорога. Начинается она от Катюшина поля и идёт на север между железной дорогой и шоссе Озёры — Коломна. Идёт всё время лесом. Слева будет большая, заросшая уже самосевным сосняком и липняком, поляна.  Раньше здесь был питомник. Озёрские лесники выращивали тут маленькие ёлочки и сосенки, а потом высаживали их в лесу на вырубках. Ныне всё тут заброшено, и только сохранившиеся кое-где гнилые жерди ограды, что защищала питомник от лосей, напоминают о нём. (Вот ведь как в жизни бывает! Сейчас нет ни лосей, ни питомника, ни такого необходимого нашему лесу солидного штата лесников и лесных рабочих).

За питомником дорога ныряет вниз, в Немёрзлый овраг, который тянется до села Горы. Овраг здесь глубокий, зарос густым орешником и рябиной. Весной по оврагу этому с рёвом несётся поток талой воды. Выбравшись из оврага, дорога уходит влево и идёт параллельно железной дороге. Здесь много лесной малины. Вот и Мочальный овраг. На дне оврага тёмно-коричневый мысок, окружённый водой. Это и есть знаменитая «Мочалка».

Чем же так притягательно для нескольких поколений озёрской ребятни это место? Дело в том, что после войны уже, после 1945 г. здесь уничтожались просроченные боеприпасы: патроны к пистолетам, автоматам, винтовкам, крупнокалиберным пулемётам, снаряды, гранаты. Насыпали кучей прямо на землю или в железную бочку, обливали бензином и поджигали. Что-то взрывалось, что-то разлеталось в разные стороны, падало в воду. Вот за тем, что разлеталось, и ходила наша ребятня,  да и сейчас ходит. Копаются в земле, в воде ищут. И находят!  Пули, гильзы. Я и сам, будучи 13 летним мальчишкой, с компанией ровесников, неоднократно ходил на «Мочалку». (Правда, мы ходили туда из Болотова по железной дороге. Помню, там ещё стоял дом путевого обходчика, огромная овчарка его сторожила). Однажды я принёс домой блестящую медью бронебойную пулю от крупнокалиберного пулемёта – «двухкольцовку». Улучшив момент, когда папа мой вышел из дома во двор,  положил её в печь, на догорающие угли. Рвануло так, что подпрыгнули чайники на чугунной плите, и настежь распахнулась дверца поддувала. Зола из поддувала ещё долго маревом висела в воздухе, постепенно оседая на пол. Папа со двора услышал громкий хлопок и увидел вылетевший из трубы сноп искр вперемешку с золой. Помнится, он от души выдрал тогда меня ремнём.

Ну так вот. Мысок этот, окружённый водой, весь коричневый от ржавых пуль и гильз, сплошным, до 25 см. слоем лежащих на земле. А сколько здесь свинца от пуль. С вешними водами, текущими по оврагу, всю округу отравляет! Неподалёку обломки стен прямоугольного бетонного короба. В коробе этом, после войны уже, прятались люди, поджигавшие и взрывавшие боеприпасы. (Но об этом – чуть ниже). Там ещё рядом есть маленький, кругленький прудик, дно и глинистые берега которого сплошь усеяны пулями и гильзами. А на другом склоне оврага есть пара мест, где ржавые гильзы и пули лежат под слоем дёрна. В общем, раздолье для окрестной ребятни.

Значит первое  — хорошая, грунтовая дорога, ведущая в никуда.

Второе – непонятное прямоугольное сооружение, короб, отлитый из цемента с кирпичной крошкой. Размеры короба 3,5 х 1,5 метров, высота 2,1м, толщина стен 24 см, у основания 30см.

Короб. Я ещё помню, когда и вторая его стена была цела.

Короб. Выход был сделан в овраг, к колодцу.

Вместо арматуры – железные водопроводные трубы. Для чего этот короб в дремучем, глухом лесу? Чтоб прятаться во время уничтожения боеприпасов? Но для этого вполне достаточно отрыть обычный небольшой окоп, щель в земле.

Короб. Вместо арматуры водопроводные трубы.

Вход в короб со стороны оврага, а напротив входа, в овраге находится колодец с деревянным срубом, размером 2 х 2 м. Опять вопрос: зачем в безлюдном лесу колодец? Кому он там нужен? Кто из него там будет пить?

Колодец в овраге. Ещё сруб (2 х 2 м) сохранился.

От короба к колодцу (и сейчас заметно) был прорыт окоп длиной 20 м. Для чего? Для уничтожения старых боеприпасов ни колодец, ни окоп, ведущий к нему, не нужны явно. Значит, это всё было сделано для каких-то других целей!

И последнее. В шести метрах сбоку от короба раньше было подземное помещение, стены которого обложены скреплёнными цементом известняковыми камнями и битым кирпичом.

Остатки каменных стен подземного помещения.

Для каких целей было сделано это «бомбоубежище», этот подземный «бункер». Есть основания предположить, что короб был входом в подземное помещение, а дно короба (где был лаз в подземную комнату) залили цементом уже после войны. (Если постучать по цементному полу короба, он звучит гулкой пустотой под ним).

Высказывают мнение, что «Мочалка» — изначально партизанская база на случай, если немцы заняли бы Озёры. Партизанская база в пятистах метрах от железной дороги? От стратегически важного в войну железнодорожного моста через глубокий Мочальный овраг? Глупо. Немцы сразу бы эту базу обнаружили и не допустили бы такого близкого её соседства с железной дорогой. Да и нигде я не слышал, чтоб партизанские землянки были каменными. Попробуй, протопи её зимой, это сколько же дров на неё надо!

И эта дорога от Катюшина Поля к «Мочалке». Кто мешает немцам по ней проехать, да и посмотреть, что там и как?

Если принять, что «Мочалка» — действительно партизанская база на случай оккупации немцами Озёр, то вон сколько сразу возникает вопросов и несуразиц. А вот если предположить, что это была учебно-тренировочная база диверсантов, то многое становится логичным, целесообразным  и объяснимым.

База находится  в  глухом лесу, в безлюдном месте, далеко от любопытных посторонних глаз и всего в пятистах метрах от железной дороги, от моста. Очень удобно ночью незаметно привозить по железной дороге бойцов, продукты, боеприпасы, оружие, снаряжение, забирать прошедшие обучение группы.

Удобно отрабатывать на месте навыки скрытного подхода (отхода) к железной дороге, закладки мин под железнодорожное полотно, ликвидацию часовых, захват (подрыв) моста.

Вот теперь и короб, очень похожий на вход в подземный бункер, и каменное помещение очень кстати. Можно тренироваться в захвате (подрыве) подземных укреплённых бункеров врага.

Колодец с питьевой водой и прудик (стирать бельё, мыться и т.д.) для личного состава групп. Значит, люди находились там продолжительное время, раз вырыли себе колодец.

Хорошая ездовая дорога от Озёр, от районного центра, прямое транспортное сообщение с городом.

Объясняется и большое количество попадающихся на «Мочалке» гильз и пуль к оружию, стоящему на вооружении у других армий.

Диверсант должен уметь пользоваться оружием потенциального противника. До сих пор находят гильзы и пули к немецкой винтовке «Маузер», немецкому автомату «Шмайсер», американскому автомату «Томпсон».

Гильза 1931 г. к немецкой винтовке «Маузер» изготовлена в Польше.

 

Гильза 1936г. к немецкой винтовке «Маузер» изготовлена в Бельгии.

 

Пули к иностранному оружию. Слева направо: пуля от немецкого автомата «Шмайсер», пуля от американского автомата «Томпсон»,  пуля от винтовки Веттерли-Витали, швейцарского пр-ва 19 века, в основном применялась в Первую мировую, пуля  к винтовке ГРА конца 19 века.

После войны ставшие ненужными боеприпасы утилизировали и саму базу приспособили под утилизацию устаревших боеприпасов.

Вот такие мои предположения. Возможно, они не совсем верные, или совсем неверные. Но подумать есть над чем!

(P.S. Моя благодарность Юрию Трофимову за разъяснение по маркировке иностранных гильз и Новоделу за уточнения по пулям).

Сергей Рогов.                                                                                        13 ноября 2018 г.

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Краевед Озёрского района Московской области, историк, исследователь, турист, экскурсовод, почётный гражданин Озёрского района, ветеран труда.

У этой статьи 12 комментариев

  1. Свой
    Свой Ответить

    Спасибо за материал! Очень интересная и правдоподобная версия. Читал с удовольствием. Место хорошо знакомое. Но многое (колодец, ров) даже не замечал, когда бывал там!

    Все доводы версии логичны и разумны, и кроме того, есть воспоминания — подтверждения тому, что база действительно была.

    Но с парой моментов поспорю. Во-первых наличие немецких и американских патронов. Насколько знаю, свозили в этот район для утилизации после войны всё, что было. Были целые склады. Вполне могли оказаться и американские патроны, предназначенные для утилизации.

    И ещё сама дорога. Специально открыл карту РККА 1941 года, на ней помечена дорога «Катюшино поле-Лесничество-Мочалка-Дом путевого обходчика-Паткино»

    То есть где-то в том месте дорога пересекала довольно бурный (по весне) ручей, так что вполне вероятно, что тогда тупика не было

    Но это вовсе не опровергает вашу версию. Дорога хоть и помечена на карте, возможно, не была хожей для простых жителей. Пользовалось ей, например, лесничество. Так как жители Паткино в Озёры ходили по дороге с другой стороны Ж/Д дороги, так ближе

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Отлично! Всё, сказанное тобой нисколько не опровергает, а скорее дополняет мою версию, что «Мочалка» никогда не была базой партизан на случай прихода в Озёры немцев.
      Если дорога от Катюшина Поля до Паткина была «сквозная» и ей пользовались, то какой дурак будет строить тайную партизанскую базу прямо на дороге? Где такое видано? Значит, изначально строили что-то другое. (По моей версии — учебно-тренировочную базу для обучения партизан-диверсантов).
      Теперь про наличие в большом количестве ржавых гильз и пуль от немецкого, американского и всякого другого (мне уже поисковики звонят) иностранного оружия. Патроны на базе могли быть и «свои» для упражнений диверсантов в стрельбе из вражьего оружия. После войны их утилизировали на месте, а затем стали подвозить туда на утилизацию просроченные боеприпасы с других складов. Очень удобное для утилизации место: вдали от людей, и подвозить боеприпасы удобно. Две дороги — железная на Голутвин и обычная Озёры — Коломна. База между ними. Близко и удобно всё.

  2. Александр Горелов
    Александр Горелов Ответить

    Замечательное исследование для любителей истории Озерского края! Замечательно и то, что даже для «невоевавших» Озер, я всего лишь имею в виду — территорию, тема ВОВ не остается в стороне. Молодец, Сергей Михайлович, здОрово развил тему начатую Н.С.Пирязевым и, судя по откликам, она и дальше будет пополняться новыми фактами.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Спасибо на добром слове, дорогой коллега и друг Александр Николаевич! Правильно ты прочувствовал, что я эту тему буду и дальше развивать. У меня уже и ещё кое-какие материалы набрались. Ребята звонят, делятся информацией. Тема интересная очень.

  3. Харитонов Юрий Ответить

    Интересное исследование, прекрасное описание. Хочу добавить, что совсем недавно в краеведческом музее имени А.П. Дорониной я изучал папку с воспоминаниями одного из командиров партизанского отряда в Озёрском районе секретаря горкома партии В.Г. Моргунова. В основном речь там идёт о предполагаемой базе отряда под деревней Стребково. Но никаких воспоминаний о подготовке диверсантов он не оставил. Я склоняюсь к тому, что В.Г. Моргунов, даже занимая высокий пост, не мог знать того, что ему не полагалась знать. Надо отдать должное оперативным подразделениям того времени — что-что, а секретность они умели создавать, оберегать и хранить. Конечно о партизанской базе в районе «мочалки» и не могло быть речи, уж больно неудачное место, а фашистов трудно назвать «лохами». Воевать они тоже умели.

  4. Юрий Трофимов Ответить

    Интересная версия! Спасибо, Сергей, Михайлович!

  5. новодел Ответить

    Михалыч,третья пуля слева от винтовки Веттерли-Витали,швейцарского пр-ва 19 века,в основном применялась в Первую мировую,а четвертая от револьвера.

  6. Дмитрий Сериков Ответить

    Отличная версия. Спасибо. Помню с отцом в детстве гуляя по лесу частенько туда ходили. Фото с мачалки прямо таки вернули на 30 лет назад.

  7. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Командир поискового отряда «ИстокЪ» (г. Домодедово), сотрудник института Археологии РАН Кирилл Юрьевич Низамутдинов прислал мне комментарий к этой статье.

    «Очень интересная статья! Спасибо!
    У меня два комментария возникает, если учитывать слова этого «Андрея».
    Партизаны истребительных батальонов — это одно. А были и специальные диверсионные школы — это совсем другие организации. Документы в ЦГАМО по ним тоже есть, но не много. С ними я не работал. Это нужно проводить отдельное исследование. Большая работа. Но смысл есть.
    Что же касается истребительных батальонов — как буду в архиве, постараюсь вам что нибудь достать. Но это будет в неопределенном будущем, т.к. сейчас в другом архиве будет работа.
    Да, и пуля на фото крайняя справа — это от винтовки ГРА, конца 19 века». (с)

    • Свой
      Свой Ответить

      Очень интересно, погуглил

      Во время Первой мировой войны 450 тыс. винтовок Гра и 105 тыс. винтовок Гра-Кропачека было поставлено из Франции для русской армии, эти винтовки применялись в ходе Первой мировой войны в связи с нехваткой современных винтовок.

      РСФСР и СССР — часть винтовок использовалась в ходе революции и гражданской войны частями Красной гвардии и Красной армии, и сохранилась на складах к началу Великой Отечественной войны. До декабря 1925 г. винтовками Гра (369 единиц) были вооружены подразделения Охраны Путей Сообщения НКПС СССР. Осенью 1941 года однозарядные винтовки Гра обр. 1874 года выдавались народному ополчению для охраны порядка в городах, караульной службы и борьбы с диверсантами. Например, их получил Тульский рабочий полк.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *