Неопубликованное интервью

Это интервью я давно уже давал одному, пишущему о необъяснимых событиях, московскому журналу, но в печать оно у них не пошло. Похоже, маловато у меня мистики, жути, чертей всяких, привидений. Не напускаю таинственности, тумана литературного, не рассказываю ужасов. Не корчу из себя магистра оккультных наук. Короче, слабенькое очень по их меркам интервью.

А вот сейчас копался в своих записях, случайно натолкнулся на него, и решил здесь опубликовать. Не пропадать же работе!

Вовсе не обязательно мне верить, у каждого – своё мнение. Но, тем не менее, вот это интервью, читайте. (Можно как забавное развлечение для вечера выходного дня).

 1. Сергей Михайлович, 40 с лишним лет походов в лесах и полях, многое повидали. Как вы считаете, чем отличается взгляд на природу городского жителя от человека постоянно живущего на природе? И сильно ли это различие взглядов?

Различие огромное. Земля и небо! Городской человек – зачастую убеждённый материалист и часто думает, что кроме него, на выходные выбравшегося за город на природу, никого там нет и быть не может. Он – главный. Поэтому и ведёт себя неосторожно. Не как гость в большом и давно обжитом доме, а как хозяин, повелитель. Отсюда и многие неприятности, с ним на природе происходящие. Но есть в горожанах и задор, и кураж, которому можно только позавидовать. Они, по незнанию, часто могут сделать то, на что никогда не решатся деревенские люди. Например, перейти Оку по весеннему, рыхлому, ноздреватому тонкому льду, или смело вломиться в непроходимое болото с коварными «окнами» трясины. Или случайно нарваться на кабанов в лесу и позлить свинью с маленькими поросятами. И ведь «прокатывает»! Они  не знают, что этого делать ни в коем случае нельзя, не догадываются, что находятся на волосок от большой беды, поэтому им всё и сходит с рук. Смелость города берёт! И ещё они часто противопоставляют себя окружающему  миру. Их описание обычных природных явлений и рутинных сельских событий иногда напоминает вести из зоны боевых действий: «Битва за урожай в самом разгаре! Комбайны работают в поле круглосуточно».  Или: «В Подмосковье ожидается сильный снегопад. Объявлен жёлтый уровень опасности! Снегоуборочная техника приведена в повышенную готовность!». А селяне за урожай на своих огородах не бьются, они ему рады. А из снега дети лепят снеговиков, строят горки, крепости. Много снега – много влаги в земле, к хорошему урожаю. В чём опасность?

Городские жители, выросшие на асфальте, хоть и бывают в лесах и полях намного реже, чем деревенские, зато гораздо чаще сталкиваются со всякого рода аномальностями. Правда, большинству этих «аномальностей» есть разумное объяснение, и у людей, много времени проводящих на природе, рассказы горожан вызывают улыбку. Но бывают случаи  и в самом деле  загадочные. Как ни странно, горожане часто видят и подмечают то, на что деревенские жители внимания не обращают.

2. В каком уголке Подмосковья вы проводили свои наблюдения, с чего всё началось, какой необычный случай стал первым в вашей практике, что поразило больше всего?

Я родился, вырос  и живу в Озёрском районе. Это – юго-восток  Московской области, левый берег Оки. С раннего детства (как себя помню) папа – заядлый грибник и хороший охотник брал меня с собой в лес за дровами, за ягодами, за грибами, на охоту. В 10 лет я уже знал весь  наш лес в радиусе пяти километров от дома. В 16 лет знал все леса, луга, речки, болота, населённые пункты левобережья Оки и начал изучать правый берег.  Каких-то специальных исследований необычных явлений я не проводил, я – не «охотник за привидениями». Просто, я много бывал на природе, забирался в дальние, глухие уголки нашего района. В дремучих оврагах отыскивал потаённые родники, ходил берегами затерянных в лесах и лугах речек, лазил по болотам. Искал места, где жили древние люди, их поселения, оборонительные сооружения, курганы. Всё наносил на самодельную карту, ведь подробных карт местности тогда в свободном доступе не было. С рюкзаком и фотоаппаратом вдоль и поперёк прошёл всю округу. Нередко ночевал в лесу.

Во время моих дальних походов со мной неоднократно бывали случаи, не объяснимые с точки зрения «здравого» смысла, как, наверное, и с любым человеком, который много времени проводит в глухих лесах и  лугах, у родников и т.д. (Постепенно к ним привыкаешь и воспринимаешь спокойно, как должное). И я со временем пришёл к выводу, что, похоже,  мы на природе не одни и (что очень важно) не мы там главные.

Помню, когда мне было лет 14, я пошёл за грибами к дальнему лесному болоту, которое мы называем «Большие Торфа». Там в густом, непролазном березняке на мхах было много сочных свинушек. Когда до березняка осталось метров 80, я почувствовал, что какая-то сила удерживает меня, не даёт идти вперёд. Как будто невидимые ладони упёрлись мне в грудь и пытаются меня остановить. Причём, чем ближе я подходил к березняку, тем сильнее чувствовал сопротивление этой непонятной силы. И ещё на меня постепенно наваливалось чувство необъяснимого страха, ужаса. С чего бы? Тихое тёплое утро, уже взошло солнце, всё вокруг спокойно. А я зубами лязгаю от страха и грудь сдавило так, что дышать не могу.

Не доходя метров 15 до березняка, я не выдержал всего этого и повернул, буквально побежал назад. И сразу стало легче и ногам, и душе. Грибы я тогда собрал в другом месте. Через несколько дней я вновь решил сходить в тот березняк – уж больно место грибное. На этот раз всё было спокойно, как обычно. Собирая грибы, я вдруг натолкнулся на труп огромного кабана – секача, с хорошими клыками. Я уже тогда понимал в охоте и заметил на его боку рану – входное отверстие от пули. Скорее всего, это браконьеры ранили секача, а тропить по крови и добирать побоялись. Вот он и лежал подранком, истекая кровью и обезумев от боли в густом березняке. Если бы я к его лёжке тогда приблизился, то он бы меня своими клыками искромсал, изувечил или убил. Но какая-то сила не пустила меня, уберегла! Это была моя первая и самая яркая (детские впечатления и эмоции всегда самые яркие и запоминающиеся) встреча с проявлением неведомой, разумной лесной Силы. (А может, это была всего лишь моя интуиция и чувство самосохранения?). Как бы там ни было, но случай этот врезался мне в память и определил всё моё дальнейшее поведение на природе, а может и всю мою жизнь. Он научил меня очень внимательно относиться ко всем лесным знакам, подсказкам. Только не подумайте, что я хожу по лесу, вытаращив глаза и пристально вглядываясь в каждый куст. (Так и свихнуться не долго!).  Нет, тут совсем другое чувство, состояние. Я называю его для себя «Осознанное внимание». Это как водитель автомобиля со стажем. Он ведь не напрягается до рези в глазах на дороге, пристально вглядываясь в каждый знак. Он просто едет, стараясь не отвлекаться, вовремя замечая все знаки, светофоры, другие машины, пешеходов и т.д. А при виде потенциальной опасности в голове у него мгновенно включается: «Что-то идёт не так!». Вот и у меня при движении в лесу происходит примерно то же самое! Со временем это входит в привычку, при движении и думаешь уже о чём-то другом, но глаза и какая-то часть мозга постоянно отслеживают всё вокруг и вовремя подают мне сигнал тревоги.

3. Многие люди утверждают, что существа из славянской мифологии: лешие, водяные, кикиморы, русалки, привидения — не плод воображения наших предков, а реально существующие персонажи или явления природы. Вам приходилось с ними встречаться?

Смотря, какой смысл вкладывать в слова «приходилось встречаться». Лоб в лоб, на лесной дороге конечно не приходилось. (Русалок уж точно не встречал). Всего однажды, в 2004 году, осенней ночью на древнем поселении Люблин я видел белую, клубившуюся, как клок тумана, полупрозрачную двухметровую фигуру, которая появилась с кладбища и   на расстоянии пятидесяти метров  бесшумно плыла впереди меня около километра по полевой дороге до деревни Смедово. Что это было? Я не знаю. Возможно, существует какое-то разумное, физическое объяснение этому явлению. Клок тумана, гонимый воздушными потоками. Стая светящейся в ночи мошкары. Люминесцирующая пыльца какого-нибудь ночного растения, или споры редкого гриба. Да мало ли что! Но больше никогда я ничего подобного не видел, хотя рассказы про привидения, хозяйку древнего города Ростиславля, утопленную дочь мельника, ищущую по ночам своих обидчиков, в наших краях очень популярны.

Беседуя с жителями правобережной стороны Оки,  выспрашивая очевидцев встреч с непонятными, полупрозрачными, светящимися «женщинами» я подметил,  что внешность мыслящего существа (сущности) рассказчиками во всех случаях описывается примерно одинаково.  Можно очень осторожно предположить, что  это — представители (или один представитель) непонятной нам пока, но весьма известной в наших краях разумной, древнейшей формы жизни. Территориально все случаи явления людям этого существа происходят в местности, условно ограниченной кругом примерно 20 км. в диаметре. (Люблин, Ростиславль, Старой на Осетре, Сенницы, Моногарово.)

Что касается леших, кикимор, поляниц, домовых, то сдаётся мне, что все эти названия непонятных существ придумали люди, чтоб ясно было, о ком идёт речь в разговоре. (Интересно, а как эти существа между собой называют нас?). Тем не менее, какое-то незримое присутствие этих сил, непонятных, бестелесных существ,  обитателей лесов, полей, оврагов, водоёмов, речек и родников проявляется постоянно. Внезапным порывом ветра, шорохом листьев, треском сучьев, кружащим в небе ястребом, каркающим вороном, стрекотанием сороки. Всё это – знаки для наблюдательного, понимающего лесную жизнь, человека. Как дорожные знаки для автомобилиста. Разрешение, приглашение посетить потаённое лесное место, а иногда наоборот – предупреждение и даже запрет, как в случае с подраненным секачом.

Иногда, по утверждениям очевидцев, эти существа проявляют себя более реально. Женщина из села Комарёво несколько лет назад рассказывала, как три часа блуждала по давно знакомому лесу, безуспешно пытаясь выйти на опушку. Блуждала до тех пор, пока не увидела  между деревьями мужика с большой бородой, в красной рубахе и в лаптях. И только  после этого морок с неё спал, и она быстро вышла к окраине села.

4. Можно ли с вашей точки зрения рационально объяснить эти явления, есть ли у вас собственный взгляд на их природу?

Сверхъестественное, аномальное явления (случаи)? Я полагаю, что в природе, да и в Мире не существует ничего сверхъестественного. Сверхъестественным, аномальным люди считают то, во что они отказываются поверить, признать, как реальный факт, что не укладывается в выстроенную ими самими картину окружающего мира, что не может объяснить современная наука. Ещё лет 200 назад никто бы не поверил, что можно разговаривать из леса по сотовому телефону, ходить по незнакомой местности с помощью навигатора. Эти обычные для нас действия раньше посчитали бы сверхъестественными. Такой подход к окружающей действительности иногда вредит человеку. Вспомните культовый фильм «Хищник». Как только Арнольд Шварценеггер увидел «кровь» прозрачного космического охотника, он поверил в его реальное существование и понял, что его можно убить. И, в конце концов,  нашёл способ, как это сделать. Можно привести пример менее экзотический. Для многих городских жителей факт, что гончая собака, отбившаяся от хозяина в лесу  за  20 км от дома, спокойно находит дорогу домой, является необъяснимым и сверхъестественным. А деревенские жители  знают, что такое вполне реально и даже не задумываются над этим. (На то она и собака!)

Вполне возможно, что рядом с нами существуют другие формы жизни, людям пока не известные и наукой не исследованные. Так, до изобретения микроскопа, люди не знали, что существуют бактерии, вирусы. Сейчас их существование ни у кого не вызывает сомнений и никого не удивляет. Думаю, что со временем так будет и с «аномальными» явлениями. Я уже сейчас вполне готов признать существование иной формы жизни. Ведь я родился и вырос среди деревенских людей и с детства слышал рассказы о домовых, леших, привидениях и т.д. Я вырос во всём этом. Я видел, как взрослые во время сбора ягод и грибов, входя в лес, клали на пенёк или под дерево кусочек сала, сахара, хлеба – задобрить лешего, чтоб не закружил, не напустил морок и не отвёл от грибного (ягодного) места. Видел, как охотники, решившие заночевать в лесу, первые 50 грамм водки плескали на угли костра – духу огня, чтоб костёр всю ночь горел ровно, охранял людей, чтоб не было дождя, ветра. А уж обычай бросать в родник монетку, набрав из него воды или напившись, существует в наших краях с древнейших времён и сохранился поныне. Это – плата духу родника, чтоб не «увёл» воду, чтоб родник не пересох и чтоб путник ещё раз мог к этому роднику вернуться.

5. На Озёрской земле, где вы живёте, в средневековье происходило немало разных сражений, стычек. Татаро-монгольское нашествие, набеги крымских татар, смутное время, затем революция и гражданская война. Социальные потрясения всегда рождают множество кладов и историй об их местонахождении. Вам приходилось слышать о подобных преданиях?

 Конечно. Подобные предания я слышал много раз. Река Ока – древнейшая транспортная артерия. Люди издавна плавали по ней, а зимой ездили на санях по льду. Ведь кругом тогда были непроходимые, полные опасностей леса, да и дорог было очень мало. А река  удобна для военных и торговых путей. И воевали здесь всегда. Поисковики в наших краях находили по берегам Оки много наконечников стрел, боевые топоры, ножи, ядра, старинные пули. Разумеется, при приближении неприятеля или в тяжкие, опасные времена люди закапывали, прятали в земле монеты, украшения, драгоценности. И это – не только предания.

На территории Озёрского района, на правобережье Оки коломенскими археологами были найдены бронзовые ювелирные украшения 4 -3 веков до нашей эры. Одно время в западной стороне нашего района, вблизи Оки на распаханном поле находили куфические дирхемы (монеты домонгольского периода). В 2002 г. в окрестностях деревни Свиридоново при распашке поля плугом зацепили и разбили горшок с серебряными монетами («чешуёй») времён Ивана Грозного. Монеты эти плугом растащили по всему полю. Их потом долго ещё собирали. В окрестностях села Белые Колодези тоже нашли в поле распаханный клад монет 16 века. Горшок с медными монетами второй половины 18 века нашли неподалёку от деревни Паткино.

В старом, заиленном роднике на берегу Оки в восточной стороне нашего района в 1967 году находили медные старинные монеты, крестики, бусинки, перстеньки. Старожилы рассказывают, что раньше на этом месте был заброшенный колодец, но когда в нём случайно обнаружили старинные монеты в большом количест­ве, начался настоящий бум, «золотая лихорадка». Колодец разрыли, и теперь здесь воронка  метров пять в диаметре и метра полтора в глубину с двумя слабенькими родниками, рас­положенными метрах в трёх друг от друга.

История обнаружения колодца с монетами и появления на его месте ямы с родниками на дне очень смешная.  После весеннего паводка, когда вода в Оке была ещё на подъёме, во время открытия навигации, баржа с пьяным экипажем со всего маху врезалась носом в берег, обнажив и повредив сруб старого, затянутого илом колодца. Из колодца в реку потёк шустрый ручеёк. Вездесущие мальчишки, купаясь в реке, обнаружили в ручейке монетки, крестики, бусинки. Об этом сразу стало известно всей округе. Приехали серьёзные дяди из Коломны и начали промывать и просеивать землю из колодца и вокруг него. Находок было много, и вскоре на месте колодца образовалась большая яма – выработка.

Ещё в советские времена один увлечённый энтузиаст в оди­ночку, тайком вёл весьма серьёзные раскопки в тех краях. Что уж он там искал, нашёл что-нибудь или нет — остаётся только гадать. Доподлинно известно то, что однажды в один из замаскированных раскопов провалилась совхозная корова. Поднялся шум, начальство разное пона­ехало, доморощенного археолога быстро вычислили и после серьёзной беседы оставили в покое, предупредив о недопус­тимости несанкционированных раскопок. Внял он предупреждению или нет — тоже неизвестно. Злые языки утверждают, что он до конца дней так и не смог побороть в себе страсть к кладоискательству и очень скрытно, в одиночку продолжал раскопки.

Говорят так же, что к нему каким-то образом попала дощечка «Семь церквей», о которой с гордостью рассказывают приезжим жители сёл Горы и Белые Колодези. Якобы лет сорок пять назад, при каких-то ремонтных работах в Горской церкви, используемой тогда под склад, из ниши в стене вывалилась небольшая, выгнувшаяся и потемневшая от времени дощеч­ка, на которой было указано место нахождения клада.  С этого места должно быть видно семь церквей. Каких имен­но, в дощечке указано не было. Задача усложнялась тем, что лес раньше рос по-другому, да и церкви стояли совсем не на тех местах, где стоят сейчас. Некоторые церкви с той давней поры по разным причинам исчезли, некоторые были постро­ены вновь. Как бы там ни было, но легенда о дощечке «Семь церквей» в наших краях очень популярна.

6. А сами искать клады не пробовали?

 Даже мысли такой у меня никогда не возникало. Перспектива разбогатеть на халяву меня никогда не привлекала. Я хорошо знаю, где бывает бесплатный сыр. Клад наверняка закапывали не для меня. Он – не мой, и не мне его брать. Да и найти клад очень непросто. Не для того его прятали, зарывали в землю, чтоб любой желающий вот так, запросто мог его найти. Все эти рассказы в жанре графа Монте-Кристо – зачастую выдуманные. Можно потратить на поиски всю жизнь и ничего не найти. Обычно клады находят попутно, при выполнении другой работы (разбирают старый дом, копают траншею под водопровод, распахивают поле, заглубив плуг и т.д.). Хотя есть и люди увлечённые поиском кладов. У них – серьёзная аппаратура, навыки, они изучают местные легенды, читают историческую литературу, смотрят старые карты. Наверняка иногда и находят что-то. Иначе, какой смысл всем этим заниматься?

   7. Как вы относитесь к преданиям о заколдованных, заговорённых кладах, можно ли их найти и каковы меры предосторожности при этом?

Предания о заговорённых охранными заговорами кладах я слышал с раннего детства. Там и привидения, и вампиры, и живьём закапанные вместе с кладом люди-охранники, и мёртвые хозяева кладов, являвшиеся по ночам к кладоискателям.  Собравшись летним вечером на бугре за огородами, мы затаив дыхание, эти рассказы слушали (вместо нынешних фильмов ужасов). А потом, ночью боялись в одиночку идти домой. Но это всё – детство моё деревенское, далёкое.

Возможно, в древности и существовали какие-то охранные заговоры. Люди тогда были ближе к природе и могли знать и уметь делать то, чего не можем делать сейчас мы. Насчёт техники безопасности при поиске кладов ничего сказать не могу, не знаю.

8.Что вам известно о поиске самого знаменитого клада ваших мест — поиске Пятницких ворот из Коломенского Кремля под которым казаки, якобы, спрятали сокровища награбленные ими в Коломне и округе?

 Эта история очень популярна в соседней Коломне, а у нас о ней вообще мало кто и знает. Мой друг – краевед и строгий историк Иван Харитонов относится к ней скептически. С чего это казакам прятать сокровища? Логичнее взять их с собой. Собственно, разве не для этого они в наши края пришли? Вряд ли они надеялись ещё раз сюда вернуться. А там – кто знает, как оно на самом деле было.

9. Как вы считаете, почему этот клад до сих пор не найден?

Про клад этот говорят уже давно и ищут его тоже давно, но найти никак не могут, хотя сейчас существуют весьма эффективные приборы, с помощью которых  можно отыскать замурованные в стену или спрятанные под землёй драгоценности.  Может потому, что этого клада просто не существует?  А может, время его найти ещё не пришло (Всему – своё время!).

Сергей Рогов                                                                            26 января 2017 г.

(Фотографии все мои. Наши окрестности).

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Краевед Озёрского района Московской области, историк, исследователь, турист, экскурсовод, почётный гражданин Озёрского района, ветеран труда.

У этой статьи 2 комментариев

  1. Александр
    Александр Ответить

    Уважаемый Сергей Михайлович! Только что вернулся из недельной поездки в Туркмению и сразу к ВАМ на огонёк спешу! Можно из этой истории (из интервью) я опубликую в нашем журнале в рубрике «Письма» ответ №3 (немного его обработав литературно)? И на сайте нашем, конечно. За Вашей фамилией, естественно. Подготовленный текст обязательно пришлю на согласование.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Уважаемый Александр Викторович. Я всегда с большой осторожностью отношусь к предложениям доработки, литературной обработки и прочим улучшениям моего текста. Исхожу из деревенского принципа: лучшее — враг хорошего.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *