Очерк «Партизаны»

Автор: Николай Пирязев

Партизаны
Казалось бы, логично предполагать, что вопросы организации партизанского движения, диверсионной работы и подполья стали возникать в Озерском районе с приближением немцев к Москве, где-то в сентябре-октябре 1941 года. Однако, это не так. Даже более того, совсем из ряда вон – диверсантов и разведчиков для работы в тылу врага в Озерах стали готовить …. с первого дня войны. Скупыми, но достоверными фактами можно подтвердить это.

В газете «Неделя» за №25 в 1991 году появилось интервью «Человек со спины», размером в страницу с подзаголовком «Вспоминает «Андрей» – руководитель нашей разведовательно-диверсионной службы в годы войны». Изо всего интервью мы так и не узнаем имя самого «Андрея». В последних строках этого материала читаем:
Не считаете, что настало время назвать всех? Сказать правду о них?
Не уверен… Нет, еще не время…

Цитата подтверждает, что все желаемое, казалось бы даже про наши скромные Озеры, мы не можем знать и рассказать всем. Воспользуемся хотя бы тем, над чем приоткрыта завеса грифа «Секретно». Из того же интервью, вспоминает «Андрей»:
«В половине пятого (утра 22 июня) звонок. Первый зам. наркома госбезопасности Меркулов: «Зайдите». Вхожу в кабинет. По лицу вижу – что-то случилось. «Началась война, — говорит Меркулов. – Немцы напали со всех сторон…Нужно немедленно перестраивать всю работу. Собрать все сотрудников… Ваша штаб-квартира вне Москвы – в Озерах. Вся территория, все помещения, вся обслуга – все в вашем распоряжении. Ставьте туда телефонные аппараты, рацию. Приступайте…».

Прокомментировать это можно так – практически с первого дня войны все озерские угодья со всем чиновничьим аппаратом стали находиться «под колпаком», если не самого Берии, то его первого заместителя Меркулова и вся известная нам деятельность озерского руководства является вторичной, а первую очередь и явно беспрекословно и очень быстро они выполняли указания чекистов, которые нам не известны.

Чуть ниже в том же интервью:
«…возникли вопросы, где размещаться, где вести подготовку разведчиков и диверсантов…
— Можете назвать адреса?
— Могу. В Мытищах, на стрельбище «Динамо». Там проходила боевая подготовка разведчиков и диверсантов. Главное внимание уделялось работе со взрывчаткой, стрельбе… Мы широко использовали и район Озер, о чем я уже упомянул. Там и летом и зимой наши люди жили в лесу, обогреваясь костром, в таких же точно условиях, в каких им приходилось потом действовать.»

Даже по этим скупым сведениям можно делать выводы о том, что в наших лесах жили и проходили подготовку профессиональные разведчики и диверсанты, которые впоследствии, наверняка, эффективно действовали в тылу врага в спецгруппах и в составе партизанских соединений. Жаль, что мы не знаем их имен и подвигов, но в том, что это были настоящие диверсанты и партизаны – нет сомнений.

Перед нами сейчас более определенная задача – внести ясность в такое понятие как «озерские» партизаны, или, если хотите, так называемые, озерские партизаны.

В условиях военного времени все подобные мероприятия проводились строго по указаниям и рекомендациям вышестоящих органов. Так было и в этом деле. В конце июля решением МК ВКП(б) был создан областной штаб по руководству партийным подпольем и партизанским движением. В Московской области было создано 12 подпольных окружных комитетов партии для оперативного руководства партизанскими отрядами и подпольными партийными организациями. Возглавляли окружкомы секретари, заведующие отделами МК и другие руководящие работники обкома партии и исполкома Мособлсовета.
В начале сентября в Озеры приехал такой представитель обкома Иван Васильевич Корнеев. Под его руководством и создавались партизанские отряды и подполье. В состав партизанских (правильнее назвать их групп) было рекомендовано 120 надежных коммунистов. Таких групп было образовано четыре, их командирами назначены: председатель горисполкома Н.П.Голубев, секретарь ГК ВКП(б) В.Г. Моргунов, командир 57-го Озерского истребительного батальона П.Ф. Сидоров и заведующий Райзо В.А.Кузьмин. Командиром сводного озерского партизанского отряда назначается зав военным отделом горкома партии А.Н.Грачев, комиссаром утверждается первый секретарь ГК В.К.Нелидов. Для каждой группы определяется место дислокации и организации там партизанской базы с рытьем землянок и завозом оружия, имущества и продуктов питания. Места под партизанские базы были определены в районе населенных пунктов Сенницы, Стояньево, Паткино и Стребково. В партизанские базы было завезено все необходимое и при приближении немцев к Кашире по половине личного состава групп было переведено на базы (жили в землянках).

Была детально разработана структура подпольной деятельности коммунистов. В основу легализации предполагалась довольно хитрая легенда. К оккупационным властям приходит гражданка П.Я. Кошелева (она же Дмитриева-Чарская) и представляется личностью жестоко обиженной советской властью – до революции и в период НЭПа она владела частной фотографией в собственном доме, а проклятые большевики все это отобрали. Во вновь открытой при немцах фотографии, предполагалось иметь главную явочную квартиру для связников. По основным предприятиям руководители парторганизаций получали подпольные клички: на прядильно-ткацкой фабрике Муромский – «Ткач», на «Красных Озерах» Хохлов – «Старик», на отделочной фабрике Брагин – «Фин» и в Редькине на фабрике «Ока» Вдовин – «Москвич». В домике у «салотопки» (за современном кварталом «текстильщик») для связи с партизанами рекомендовались муж и жена Душины. Имеющий собственную лошадь Ф.А. Рожков также должен был поддерживать связь с партизанами регулярно выезжая в лес «за дровами». Мастер водокачки и поворотного круга на станции железной дороги В.И Викторов обязан был следить за движением составов и передавать собранные сведения. Местом почтового ящика определялось дупло в столетнем дубе неподалеку от детского санатория. Руководителем всей озерской подпольной деятельности назначался секретарь ГК ВКП(б) А.Г. Бибичев. Ему на всякий случай был выдан настоящий советский паспорт на имя Алексея Терентьевича Рыжова.
Оккупации Озерского района, к счастью, не произошло.

Тем не менее в озерской истории сохраняются имена двух настоящих партизан, кавалеров редкой награды-медали «Партизану Отечественной войны». Такой медали первой степени удостоен Сергей Никитович Игумнов. Партизанскую медаль второй степени получил наш земляк Петр Тихонович Федюков. Сказать про них по несколько слов тем более необходимо потому, что в повседневной жизни это были скромные люди, не афишировавшие свои военные подвиги и про их партизанство земляки узнали только после 20-летия Победы, когда их разыскали сослуживцы.

Вот цитата из передовой центральной газеты Белоруссии «Минская правда» от 22 июня 1966 года:
«В июле 1941 года, после жестоких боев в окружении, в город Борисов прибыл политработник Красной Армии Сергей Никитович Игумнов. Он приступил к созданию подпольной группы из бывших военнослужащих и местного населения. Связался с солдатами, офицерами, которые находились в больнице… Сергей Никитович сумел сплотить в обстановке оккупации города Борисова силы сопротивления и повести за собой на открытую борьбу против немецко-фашистских захватчиков советских людей. Он пользовался безграничным доверием народных мстителей.» А у фашистов Игумнов пользовался открытой ненавистью и за поимку «Деда» (такую кличку он получил у подпольщиков) оккупанты обещали крупную награду. Но «Дед» был неуловим и вскоре объявился в партизанском отряде Белоруссии №152 и был назначен его комиссаром. Тяжело больного комиссара на самолете вывезли в 1944 году на Большую землю и он надолго потерял связь с товарищами.

Глухими деревеньками пробирался на Брянщине из фашистского плена на восток красноармеец Петр Федюков. Классный плотник на гражданке, он и здесь на окраине деревушки вызвался помочь старику подремонтировать крыльцо. Древнейшим инструментом и оружием русского мужика – топором, он и раскроил череп пытавшемуся арестовать его полицаю. И уже завладев его оружием, он и явился в партизанский отряд.
Неувядаемой славой покрыли себя партизаны в Брянских лесах. В их первых рядах воевал и Петр Тихонович. При уничтожении вражеских эшелонов на железнодорожной станции партизану Федюкову разрывной пулей перебило левую руку. Уже на Большой земле руку пришлось ампутировать, но и здесь русский характер помог совершить ему еще один подвиг – Петр Тихонович остался верен довоенной любимой профессии, до самой старости он работал профессиональным плотником. Многие неверующие приходили посмотреть на это диво и, увидев высокий класс однорукого умельца, только качали головами – на все способен русский человек.

Текст и фото из архива Пирязевых

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Елена Порошкова

Журналист с 15-летним стажем. С 2000 года работала на Озёрском кабельном телевидении и в пресс-службе администрации района, была редактором газеты «Озёрская Панорама», вела официальный сайт администрации. В настоящее время занимается воспитанием своих детей. Любит природу и Озёры. Электронный адрес: ozery.adm@mail.ru

У этой статьи 8 комментариев

  1. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Вот командир поискового отряда «ИстокЪ» Кирилл Юрьевич Низамутдинов написал комментарий.

    «Интересная статья. А к слову, от каждого истребительного батальона Московской области формировали группы «партизан», которые забрасывались во вражеский тыл. Краткие отчеты по таким операциям в архивах есть. В основном это было осенью 1941 года.» (с)

  2. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    На левом (озёрском) берегу Оки я знаю два места, где были землянки партизан. Про одно из них говорить пока рано, а про второе расскажу. Две ямы от землянок остались, выходы в овраг. Рядом в ельнике ещё две ямы от землянок. Очень удобное место, можно контролировать сразу много населённых пунктов: Обухово, Речицы, Рёброво, Мощаницы, Стояньево, Рудаково, Донашово, Якшино, Сенцово. И очень глухое, там и сейчас глушь.
    Умные люди расположение базы выбирали, в теме.

  3. Ходатай
    Ходатай Ответить

    Учитель труда школы № 4 Игнатенко Анатолий Григорьевич тоже Озерчанин был партизаном и это в принципе было известно, где точно не могу сказать, но возможно в Белоруссии , потому что так говорили в школе.

  4. Николай Кочергин
    Николай Кочергин Ответить

    Среди партизан был еще один наш земляк. Шишков Николай Петрович родился 2 января 1923 года в с. Топканово Каширского района Московской области. В 1937 году окончил 7 классов Озёрской средней школы № 1, в 1939 году – Озёрскую школу медсестёр. Работал помощником санитарного врача. В 1941 году добровольцем ушёл в РККА, учился в разведшколе, после окончания которой был направлен в партизанский отряд в Белоруссию. С 25 августа 1944 года – кавалерист роты подвижных средств связи 156-го Отдельного Краснознамённого полка связи. За фронтовые подвиги Николай Петрович был награждён Орденом Отечественной войны II степени, двумя медалями «За отвагу», медалями «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны» I степени (награждён приказом начальника Белорусского штаба партизанского движения № 414/н от 28.05.1946 года), «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», Медалью Жукова и другими наградами. После войны работал помощником санитарного врача, специалистом по кислородным установкам в Озёрской ЦРБ. Награждён медалью «Ветеран труда».

  5. Харитонов Юрий Ответить

    Медаль «За отвагу» была очень уважаема среди солдат. Если мне не изменяет память, то этой медалью награждали рядовой и сержантский состав Красной Армии. И от имени Президиума Верховного Совета СССР право награждать этой солдатской медалью было предоставлено командиру дивизии и приравненных к нему командиров соединений.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *