Основатель Озёрской детской музыкальной школы

Сурмилло Сергей Дмитриевич
Почётный гражданин города Озёры
Основатель детской музыкальной школы
Заслуженный работник культуры РСФСР

Воспоминания Александры Евгеньевны ФРАНЦЕВОЙ (Альтистка. Народная артистка России. Профессор Российской академии музыки имени Гнесиных.):

«Накопив немалый артистический опыт, отдав педагогике большую часть прожитых лет, я мысленно всегда возвращаюсь в этот тихий, уютный уголок Подмосковья, который носит романтичное имя — ОЗЁРЫ, где на 4-м этаже Дворца культуры «Текстильщик» помещалась моя родная музыкальная школа. В данном контексте родная и Родина — синонимы. Но это понимаешь гораздо позже. А в то далёкое время слово родная ассоциировалось со школой в детском сознании лишь потому, что там «жил» очень дорогой и близкий всем нам, детям, человек СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ СУРМИЛЛО.

Случайно проверив у маленькой девочки слух, он безошибочно определил — скрипка. Теперь существует бесчисленное количество методических работ, диссертаций о влиянии личности педагога на учеников. Но не каждый педагог способен быть личностью. Всем нам несказанно повезло, встретив в самом начале жизненного пути Сергея Дмитриевича. Наделённый от природы красивой аристократической внешностью, Сергей Дмитриевич обладал такими же манерами, поведением, удивительным тембром голоса мягкой баритональной окраски. Манера говорить с детьми была всегда убедительна, интонационно богата, как выразительная музыкальная фраза. В течение полутора лет я с замиранием сердца приходила в его кабинет на уроки обязательного общего фортепиано со смесью детского обожания и боязнью хоть чем-то огорчить любимого педагога.

Не закончив 2-й класс, я с родителями переехала в Москву. У меня были прекрасные педагоги, но в то же время необъяснимо притягивали окна на 4-ом этаже Озёрской музыкальной школы… Поэтому в каникулы я рвалась к бабушке в Озёры. Надев лучшее платьице, как на концерт, я бежала в школу. Капитальных дверей тогда не было. Стучала. Всегда была уверена, что дверь с улыбкой откроет сам Сергей Дмитриевич. В скромном убранстве классов царил необыкновенный порядок и чистота. Сергей Дмитриевич с гордостью показывал новые, недавно приобретённые инструменты, портреты композиторов, маленький бюст обожаемого им П.И.Чайковского. Он всегда внимательно расспрашивал, как я учусь, что играю. Это было так естественно и доброжелательно, как будто в тот момент для него нет ничего важнее! Когда он шёл по улице, не было человека, который с почтительностью не остановился бы и не раскланялся с ним. Это наполняло детскую душу радостью и гордостью: «А меня он только что принимал в школе!». Для меня это были уроки жизни и настоящего воспитания личным примером.

Шли годы… Получив замечательное образование, международное признание профессиональных качеств, я стала музыкантом, но никогда не забывала об истоках. Потребность поделиться накопленным, увиденным, свершённым осталась. Пусть даже в виде маленькой открытки из Америки, Европы, Азии. На любое почтовое отправление я получала от Сергея Дмитриевича незамедлительный ответ. Как истинно воспитанный и благородный человек, он был предельно аккуратен. В этом я смогла ещё раз убедиться, работая с архивом Сергея Дмитриевича. Сохранились не только письма, документы, статьи (в строгой хронологии), но и стенографические записи текстов выступлений по Озёрскому радио. Точность и пунктуальность безупречные.

Я бережно храню присланные мне Сергеем Дмитриевичем письма, а их около ста! В тексте воспоминаний и статей о С.Д. Сурмилло я позволю себе цитировать некоторые фрагменты его эпистолярного наследия, помогающие уточнить время и место событий.

Моё последнее посещение Сергея Дмитриевича состоялось незадолго до его ухода из жизни. К сожалению, он уже не вставал с постели, извинялся, что слишком слаб…
Каждое мгновение его жизни так или иначе было связано с музыкой, будь то книги, журналы, прослушивание записей на звуковых носителях или подготовка маленькой публикации в районной газете, бесчисленная переписка с музыкальными издательствами и бывшими учениками, композиторами. Наконец, почти до конца дней — любимая работа с учениками за фортепиано.
… и ШКОЛА — его главное и основное детище, с которой в любых формах человеческого восприятия была связана вся его жизнь без остатка. Оставив директорский пост, он жил её проблемами, нуждами, успехами. Подтверждением тому служат бесчисленные документы и письма. Мы должны быть счастливы и горды тем, что почти сто лет тому назад появился человек, так много сделавший для Озёрской земли. Человек неординарного мышления, почти самоучкой постигший недоступный для большинства людей язык нотной грамоты, открывший путь сотням детей не просто в мир музыки, а в прекрасный мир общения и культуры, основанный на постижении лучших произведений, накопленных человечеством.
Верится, что масштаб этой личности ещё будет оценен по достоинству. Как всё истинно великое, сегодня образ Сергея Дмитриевича предстаёт в скромном обличье, и тем актуальнее почитание его в наше время, когда происходит переоценка ценностей. Обладая безупречным вкусом, С.Д. Сурмилло мечтал, чтобы на Озёрской земле звучала вечная музыка Брамса, Чайковского, Бородина, Бетховена, Рахманинова.. .
А истоки здесь заложены неистощимые…»

(Из книги А.Н.Францевой, К 100-летию со дня рождения С.Д.Сурмилло «От истоков …», г.Озёры, 2013 год)

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Елена Порошкова

Журналист с 15-летним стажем. С 2000 года работала на Озёрском кабельном телевидении и в пресс-службе администрации района, была редактором газеты «Озёрская Панорама», вела официальный сайт администрации. В настоящее время занимается воспитанием своих детей. Любит природу и Озёры. Электронный адрес: ozery.adm@mail.ru

Есть 1 комментарий к статье

  1. Харитонов Юрий Ответить

    В 1960-х годах я активно посещал детский театральный кружок дворца культуры, которым руководила Мария Ивановна Телегина — добрейшая женщина, прекрасный человек. И, конечно, я неоднократно встречался на широкой лестнице с С.Д. Сурмило. Что вспоминается? Высокий, седой мужчина, от которого веяло положительной харизмой за несколько метров. Вот кажется мне, что к нам 10-12 летним пацанам он обращался на «вы». Конечно, мы знали, что он директор музыкальной школы, что он не наш руководитель, но слушались мы его с полуслова. Авторитет у него был громаднейший. А с его сыном Сергеем мы вместе ходили в театральный кружок, и вместе играли за юношескую сборную города в футбол. К сожалению, на сегодня связь утеряна.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *