Подкова

Эту историю мне  рассказали в затерянном среди лугов, перелесков и оврагов селе Вослинка, которое находится на границе Каширского и Озёрского районов.

Случилось это в уже далёкие предреволюционные годы. Участница тех событий тогда была двенадцатилетней девчушкой. У её отца – крепкого, трудолюбивого, зажиточного мужика, имеющего хороший дом и добротное хозяйство, вдруг ни с того, ни с сего заболела лошадь. Перестала есть, всё ходит и ходит на выпасе по кругу, начала падать, а затем и вовсе не поднялась  – околела. Погоревал мужик, погоревал, но делать нечего, жить надо! Купил в соседней деревне другую лошадь. Но и она через пару недель тоже околела. Соседи намекнули хозяину, что на его двор, судя по всему, наведена порча и посоветовали обратиться к жившему в соседнем селе колдуну. Но мужик в колдовство не верил и лишь досадливо отмахивался от советов сердобольных односельчан. Когда же подохла третья лошадь, хозяин не  на шутку загоревал и задумался. Пару дней молча бродил по двору, а затем, взяв с собой дочь, отправился к колдуну. Поход в дальнее село – такое у девочки-подростка не  каждый день бывает!  Потому это событие и запомнилось ей на всю жизнь.

Вышли поутру, перешли довольно-таки глубокий овраг, называемый местными жителями Завалом, поднялись в гору. Какой обзор открылся с вершины! Все окрестности в радиусе примерно десяти километров – как на ладони. Хорошо просматривается речка Смедва, заросшая крупными вётлами с сильными, густыми кронами, смыкающимися над водой. Видны деревни, вытянувшиеся вдоль речки, и дальние – на взгорках. По пойме Смедвы квадратами темнеют огороды, а за ними зеленеют необъятные луга. На косогорах, обращённых к южной стороне, ровными рядами насажены яблони – знаменитые заречные яблоневые сады. На горизонте просматриваются зубцы далёкого леса. Ласточки в стремительном полёте рассекают крыльями воздух. Крупные ястребы-тетеревятники лениво кружат в синей вышине. И над всем этим великолепием весело сияет Солнце, заливая своими лучами округу…

Дорога с разросшимся по обеим сторонам, наполненным пчелиным гулом, донником постепенно спустилась вниз, к Смедве. Вот и село. По узенькому деревянному мостку с перилами из сосновых жердей перешли речку. На пригорке —  покосившийся от времени, вросший в землю, маленький деревянный домик с засыпной, земляной завалинкой. На скамейке возле домика сидит крепкий, сухощавый, седой дед. Щурясь от солнца, из-под ладони разглядывает гостей. «А, это ты, Степан, с дочкой пожаловал! Что, поверил? А ведь не верил раньше… Ищи подкову у себя на подворье! На неё, на окаянную, завистливые люди тебе порчу сделали. Найдёшь, перекинь через сарай  и утопи в речке».

Примечательно, что всё это дедок сказал до того, как Степан открыл рот, чтоб с ним поздороваться! Старик  словно знал, что Степан к нему обязательно придёт, и придёт именно сегодня и именно в это время,  потому и сидел на скамейке в ожидании гостей.

Степан поблагодарил старика, оставил ему в подарок пару десятков яиц,  кусок сала и, не мешкая, отправился с дочкой в обратный путь. Вернувшись, собрал всех домочадцев, передал им слова деда, и повёл их искать злополучную подкову. Искали до вечера. Просмотрели, прочесали граблями, перетрясли  всё подворье. Нет подковы! Отчаявшись, хозяин в сердцах дёрнул и перевернул ясли с сеном, стоящие в углу двора. Что-то глухо и тяжело ударилось о землю. Это была старая, ржавая подкова, висевшая до этого на перекладине под яслями. Сверху её не было видно, поэтому её так долго и не могли найти!

Степан в ярости схватил подкову и, как велел дед, перебросил её через скотный сарай. Затем, обойдя сарай, подобрал её, отнёс её к пруду и бросил в воду. Когда железо коснулось воды, послышалось шипение и повалил пар, как будто подкова была раскалена на огне.

С этого дня лошади Степана болеть перестали, и жизнь потихоньку наладилась. В селе, где жил Степан, случай с подковой, ставший уже легендой, помнят и пересказывают из поколения  в поколение и поныне, хотя и лошадей-то ни у кого давно уже нет. У всех теперь машины, в основном – иномарки.

P.S. Только разместил этот рассказ, как мой хороший знакомый по группе ОК Александр Корейко выдал интересные комментарии.

«Сдается мне, что это сам колдун порчу навёл, чтобы с людей поиметь пару десятков яиц и шмат сала! Это стандартная схема вымогательства. Широко практиковалась в РФ в 90-е, да и при Путине не забыта тоже. У человека угоняют хороший автомобиль, через некоторое время ему звонят и предлагают вернуть его любимое авто за некоторое «вознаграждение». Обычно этот человек поерепенится сначала, а потом всё равно соглашается. В рассказе типичная такая же разводка мужика колдуном.» Вот так!:-D

 

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Краевед Озёрского района Московской области, историк, исследователь, турист, экскурсовод, почётный гражданин Озёрского района, ветеран труда.

У этой статьи 15 комментариев

  1. Татьяна Ответить

    На Вослинке 60 лет сознательной жизни. Никогда ничего подобного не слышала даже от стариков, которых уже давно нет.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Люди, рассказавшие эту историю, слава богу, и ныне живы и здоровы. Герои этой истории из их рода. Она бережно передаётся в их доме из поколения в поколение.

      • Татьяна Ответить

        Хочу огорчить. На Вослинке давно нет коренных потомков. Даже я почти никого не застала. Потомки-дачники, наследники и не знают истории Вослинки. Они приехали из Затворни, скрываясь от раскулачивания уже после революции. Мои дед и бабушка были коренными жителями. Я много слышала рассказов от бабушки и ее подруг. Веселые бабки были. Вашу историю никогда не упоминали, что странно. Не могли бы написать приблизительно год истории и имена потомков. Я маму распрошу. Ей 86 лет. Интересно же. Я всегда любила слушать рассказы стариков. Вопросов много-стариков нет уже, к сожалению.

  2. Харитонов Юрий Ответить

    На нашем сайте появился новый читатель. Мы рады приветствовать вас, Татьяна. Я, конечно, не бывал в вашей деревне Вослинки, не знаю её историю и не могу вам ничего возразить. Но моё детство и юность прошли на Роговом поле города Озёры. Там жили мои мать и отец, мой дед и моя бабка, родственники. И мне казалось, что я многое знал про людей живших на Роговом поле. Но когда пять лет назад начал собирать военный материал о своих земляках — убедился, что я практически ничего не знал. Возможно так и у вас Татьяна? А легнды и были живут, передаются из поколения в поколение. Главное их услышать и по ВОЗМОЖНОСТИ перепроверить.

    • Татьяна Ответить

      Конечно, Вы правы. Я поэтому и заинтересовалась этой историей.

  3. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Уважаемая Татьяна! Вы меня вовсе не огорчили, а наоборот обрадовали. Мне приятно, что люди читают мои рассказы, что Вы увлекаетесь историей села Вослинка, и что Вас заинтересовала эта история с подковой. Я бываю в тех краях, готов с Вами встретиться и ответить на все Ваши вопросы. При встрече назову Вам имена потомков, покажу их родовой дом, и если Вам будет интересно, дам их контакты, чтоб Вы сами смогли с ними спокойно и подробно поговорить.

    • Татьяна Ответить

      Сергей, может Вы знаете историю про женщину Тою Мачкину. Это реальная история. Она уехала с Вослинки после войны, но мне показывали место, где стоял их дом. Когда были гонения на церковнослужителей до войны (их расстреливали косяками), Тоня прятала у себя в доме Церковнослужителя высокого чина. Многие знали, но у нас своих не выдают. Тоня была крестной матерью у моей тетки. Она сейчас живет в Озерах, как и мои 2 брата. А про жизнь Тони после отъезды ничего не знали. Прочитала в «Церковном вестнике», случайно мне попавшимся, после ее смерти. Перед смертью она приняла схимну. Вот такие незаметные герои были на Вослинке.

  4. Татьяна Ответить

    На Вослинке осталось два родовых дома с потомками: наш и Буслаевых. Остальные приезжие. Есть брошенные дома. Возможно потоки живут в других краях. Но я всех потомков знаю лично или по рассказам. Поэтому и интересуюсь. На Вослинке не живу. Дачница в доме по наследству. Дому почти 100 лет. Он кирпичный. Дед сам лепил и обжигал кирпич. Технику подсмотрел у немцев, когда был в плену в Первую Мировую войну. Я москвичка, но душой приросла к Вослинке.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Господи! Мир тесен! Знаю я хорошо этот дом. Мне много раз рассказывали, что человек САМ копал глину, месил, лепил кирпичи, обжигал и строил этот дом. Всё своими руками! Я ещё восхищался трудолюбию этого строителя. Из ничего, с нуля построить кирпичный дом, который и по нынешним меркам весьма прилично смотрится. Он стоит недалеко от дороги (щебёнкой подсыпана), что идёт на Топканово. А сразу через дорогу поле начинается.

    • Татьяна Ответить

      Спасибо огромное за подарок. С удовольствием прогулялась и по Фроловскому и по родной Вослинке. До боли знакомо. Про одинокое дерево: Это наш легендарный вяз. Нет, лучше ВЯЗ. Раньше из одного корня росли два дерева, а лет 5 назад одно упало. Не одно поколение молодежи собиралось под этими вязами на гулянье вечерами. Мое поколение тоже. Из-за этих гуляний мы рвались на Вослинку на каждые каникулы. Моя бабушка в молодости ходила туда водить хороводы. Через дорогу от вязов наш кирпичный дом, его в заролслях не видно. Как же было весело в этом доме. Бабушка на лето собирала всех внуков, а это 8 человек.

      • Сергей Рогов
        Сергей Рогов Ответить

        К этому вязу выходила дорога от Фроловского. До Завал-оврага она ещё более-менее была дорогой, а от оврага, под высоковольтными столбами, до вяза уже шла просто натоптанная тропинка. Сейчас поле распахали, и тропинки этой совсем нет.

      • Сергей Рогов
        Сергей Рогов Ответить

        Дом Ваш хорошо видно с другой стороны, если подниматься по тропинке от колодца, что на дне оврага. Я ещё помню время, когда стенами колодца была огромная железная труба. Это потом уже кольца бетонные поставили. Мне кажется, что в бетонных кольцах вода стала не такая вкусная. Но это — дело вкуса уже.

  5. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Про Мачкину, к сожалению, ничего не знаю. Знаю, как закрывали церковь в Вослинке. Приехал какой-то (из местных) пьяный милиционер (чекист), стрелял из нагана по куполу, старался сбить крест. На кладбище рядом с церковью на памятниках кресты сшибал. Потом ослеп и никому не нужный закончил свои дни в каком-то ведомственном приюте.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *