Руново. Церковь Вознесения Господня. Игуменья Серафима.

Как-то само собой сложилось, что тема истории Каширского Никитского женского монастыря стала основной. Совсем недавно, я рассказал о том, каким образом стало известно имя последней игуменьи монастыря – Серафима (в миру Елисавета Семеонова Ильичева, 1869 г. р.) и место ее упокоения на городском кладбище соседнего города Озеры. И вот, пожалуйста, нашлась информация, за которой и ходить-то, никуда не пришлось. Ну, если только — до своего книжного шкафа! А отправной точкой явилось то, что в Послужном списке монахинь и послушниц монастыря за 1915 год, сама игуменья Серафима указала, что:

во внимание к понесенным ею заботам и трудам новаго каменнаго храма в с.Руново Каширскаго уезда ей преподано благословение Преосвященнейшим Лаврентием Епископом Тульским и Белевским при свидетельстве №7560 1906 Декабря 31.

Обратившись к истории Вознесенской церкви пос. Руново, подробно изложенной в книге нашего земляка, профессионального историка, депутата Мособлдумы Андрея Алексеевича Голубева — «История Каширского края и сельского поселения Знаменское с древнейших времен до начала ХХ века» (М., ЗАО «Книжный мир», 2010. Стр. 396-400), прочитал я о беде, постигшей указанную выше церковь 26 апреля 1902 года, а именно, — о случившемся в тот день пожаре. Вот, начало объяснительной записки священника Ильи Мерцалова:

Быстро выбежав из школы, я заметил жену, бежавшую ко мне с извещением, что горит церковь. Я кинулся к храму, отперли церковь, но войти в нее не было никакой возможности от сильнейшего дыма. Я кинулся к окну в алтарь выхватив топор у одного из крестьян, но сделать что-либо им не было никакой возможности, так как в окнах железные решетки и шел сильный дым. Расследование установило, что пожар начался в 11 часов «от неизвестной причины». Огонь так быстро распространился по всему храму, что спасти что либо из церковной утвари и богослужебных вещей не удалось. Расплавились даже колокола. Храм сгорел дотла за два часа.

Из постановления собрания крестьян села Руново и сельца Малое Руново:

« … глубоко скорбя о сгоревшей со всей утварью церкви и, сознавая, что эта утрата невыносимо тяжела для нас, так как негде нам теперь находить духовное утешение в наших частных земных невзгодах, по предложению нашего приходского священника отца Ильи Мерцалова, собравшись … на обгоревших чурках и пепелище и в таком ужасном виде все-таки близких нам и дорогих, так как здесь мы крестились, венчались и исправляли свои духовные нужды, единогласно постановили: ежегодно жертвовать от своих скудных средств на построение нового каменного храма по одному рублю с души, что составит 346 руб.».

Недели не прошло, как Епископу Тульскому и Белевскому Питириму было отправлено Прошение с многочисленными подписями руновских прихожан о получении благословения на постройку нового каменного храма. 5 ноября Тульская духовная консистория своим Указом разрешило строительство. Одновременно начался сбор средств на его постройку. По всем храмам Тульской епархии в одно из воскресений был объявлен кружечный сбор. «Тульские епархиальные ведомости» опубликовали воззвание к благотворителям.

Откликнулись многие, и в их числе, бывшие прихожане Руновской церкви Вознесения Господня, уехавшие в свое время из села. Они объявили ежемесячный сбор пожертвований, избрав для этой цели доверенных лиц. Самый крупный вклад, в размере 5 тыс. руб., пообещал сделать купец 1-й гильдии из Санкт- Петербурга, в прошлом руновский крестьянин, — Симеон Тимофеевич Ильичев. Именно его избрали Попечителем прихожане будущего храма. Сохранился финансовый отчет о приходе и расходе денежных сумм с именами вкладчиков. Почти половину затраченной суммы в 49 тыс. руб., пожертвовал купец С.Т. Ильичев. Им внесено 22 тыс. руб., вместо обещанных 5 тысяч! Они пошли на оплату строительных материалов, устройство стен, печей, дверей, оштукатуривание и окрашивание храма, а также на приобретение церковной утвари и полное устройство иконостаса с 60-ю иконами «высшего живописного художественного письма».

В этих богоугодных делах Симеону Тимофеевичу помогала его дочь — Елисавета Симеоновна, с 1888 года послушница, затем монахиня, а с 25 марта 1914 года игуменья Каширского Никитского женского монастыря с именем Серафима. Тогда, кроме того, что она была письмоводительницей, в ее обязанностях было заведование стройматериалами и постройками.

Андрей Алексеевич Голубев перечисляет и других меценатов, например, Екатерину Ивановну Карякину, владелицу текстильной фабрики в Редькино, на деньги которой были приобретены десять позолоченных крестов для церкви и колокольни. Озерских фабрикантов Моргуновых, Сергея Петровича и Владимира Михайловича, с их помощью были устроены цементные полы и перекрыта крыша. Крестьянина села Руново Алексея Климова и дворянку землевладелицу сельца Малое Руново Екатерину Николаевну Ласковскую, которые потратились на бутовый камень для фундамента.

Достоин уважения поступок озерского крестьянина Петра Матвеевича Глазунова. Для руновских сельчан он построил деревянный молельный дом во имя Святителя и Чудотворца Николая, служивший им духовным пристанищем с 23 марта 1903 года до полной постройки нового храма.

Его торжественное освящение состоялось 18-19 декабря 1906 года. Автор Проекта — тульский губернский инженер Эварист Владиславович Сковронский (1846-1909. По просьбе попечителя С.Т. Ильичева, помимо приделов во имя Вознесения Господня, Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского и Святителя Феодосия Черниговского, в третьем, одновременно, был устроен придел во имя Преподобного Серафима Саровского.

Есть версия о том, что росписи икон в иконостасе храма Вознесения были выполнены монахинями Каширского Никитского монастыря. Сохранившаяся икона «Умиление» сейчас на сохранении и, ее надо срочно реставрировать. На обратной стороне есть надпись: «В дар монахине Серафиме Ильичевой Кашир. Женскаго монастыря на добрую память от художника Николая Михайлова. 1904 г. 14 декабря».

И последнее. «Тульские епархиальные ведомости» в №14 за 1911 год сообщили о поступившем «пожертвовании в церковь села Рунова от монахини Каширскаго Никитскаго женскаго монастыря Серафимы, дочери попечителя храма сего села С.-Петербургскаго 1 гильдии купца Симеона Ильичева, в память пятидесятилетия освобождения крестьян от крепостной зависимости, колокола, весом 118 пудов 20 фунтов, стоимостью 2 250 рублей».

***

Чуть левее входа в Вознесенскую церковь видны присыпанные пушистым снежком несколько старинных белокаменных надгробий. В обычаях того времени, только самые достойные люди могли быть удостоены чести обрести Вечный покой возле стен храма. И, кто знает, может именно здесь и упокоился уроженец села Руново Каширского уезда – Симеонъ Тимофеевичъ Ильичевъ.

(Фото церкви с высоты — Глеба Шахновича из группы «Глазами птиц» )

Метки: , , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Александр Горелов

Известный Каширский краевед, историк, спортсмен, рыбак, турист. Автор многих книг, буклетов и несметного числа публикаций о родном крае. Часто выступает с докладами, лекциями. Инициатор сохранения многих памятников старины в Кашире.

У этой статьи 5 комментариев

  1. Александр Горелов
    Александр Горелов Ответить

    Спасибо за поздравления! К сожалению, заметил собственную опечатку: в последнем абзаце вместо «в Введенскую церковь», следует написать «в Вознесенскую церковь».

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *