Сенькин брод

Сегодня на нашем сайте дебютирует со своим рассказом  ЕВГЕНИЙ. Разумеется, он вовсе не претендует на какую-то историческую достоверность. Просто одна из многочисленных версий возникновения географических названий, поговорок. Понятно, что таких версий существует много. Как оно было на самом деле в те далёкие времена, мы теперь уже не узнаем. А с другой стороны — почему бы и нет?

Читаем!

Сенькин брод.

История с легендами, художественным вымыслом и гипотезами

I
В далекие смутные времена, а речь пойдет примерно о конце 16 века, на территории нашей страны, царил хаос. Существовали различные княжества и каждый князь, владелец земли, городов, деревень и людей стремился напасть на соседа и ограбить, обворовать его. Захватить земли, народ,  поживится скотом, расширить и усилить свои владения.
Именно в эти времена происходили практически ежегодные нашествия внешних врагов на нашу территорию. Не смотря на то, что Мамай был 200 лет назад разбит, и наметились тенденции на объединение княжеств, все же внешние враги были сильны и алчны. Сговор за спиной у всех Олега Рязанского с монголотатарами, никак не мог привести к объединению всех сил. Тохтамыш сжег Москву, Девлет Гирей просто мечтал обогатиться за чужой счет.

В то же время возник и третий враг. Как это всегда бывает, на территориях, где слабо или не существует правовое поле,  возникают массовые разбойничьи шайки. Всем известный разбойник Кудеяр, орудовал от Смоленска до Тамбова и Воронежа. Масса легенд в этих областях о несметных сокровищах. Якобы спрятанных в Кудеяровых горах, Чертовом городище, близ деревни Кудяровка. Не на пустом месте возникают легенды. Кудеяр нагонял страх на огромное количество народу. Грабил и убивал, забирал самое ценное. Безнаказанность и беззаконие породили этакого монстра, который в завершение всего уговорил крымского хана Девлет Гирея на разграбление Москвы.


Кудеяр представил ему свой план, в основе которого было молниеносное продвижение воинов Девлет Гирея прямо до Москвы. Согласно плану, разграбление городов и деревень по пути на Москву, откладывалось на второй этап, и должно было произойти после завершения захвата Москвы. Для этого, Кудеяр обязывался провести воинов по территории нынешних областей южнее Москвы быстро, обеспечить форсирование рек. Кудеяр прекрасно знал эти места, знал тропы, броды. И алчный Девлет согласился.

Кроме Кудеяра, прославившегося на все округу, в этих местах, севернее «дикого поля» действовало масса разбойничьих шаек. Часть из них, что бы нагнать страху, пользовалась именем Кудеяра. И зачастую Кудеяр и не знал, где «он» нападал и на кого. И сколько ценностей награбил.

На южных границах, по правобережью Оки, между Каширой и Серпуховым,   действовал еще один разбойник – Сенька. Он собрал ватагу и командовал ею на правах самого умного и сильного.
Ватага действовала быстро, контролируя дороги и все передвижения по ним. Отбиться купцу от толпы, жаждущей наживы, не представлялось возможным.

Сенька был силен. Высокого роста, недюжинной силы, с огромными кулаками и русыми волосами. Все разбойники его боялись и уважали. Но время шло, старел Сенька, пора было задуматься о дальнейшей жизни. И Сенька решил. В лесу, где он хранил сокровища, он построил сначала одну избу, потом еще несколько для своих сообщников и получилась деревня Сенькино.

На берегу Оки около брода, была выстроена маленькая избушка. Хитрый и умный Сенька решил заняться бизнесом и стал собирать «мыт», за перелаз по броду. Дело доходное, бродов не так много. Есть переправы, но они в стороне. А тут брод, по сути прямая, кратчайшая  дорога на Москву.

II

Однажды, ранним утром, Сенька спал в своей хижине. Ночью народ передвигался редко, боясь сбиться с дороги или встречи с лихими людьми.  Вдруг раздался шум и топот лошадей. Сенька вскочил с самодельных нар, открыл дверь и выскочил на улицу.

Он тут же был окружен вооруженными людьми на лошадях. Было их десятка три. Люди лихие разговаривали много и на непонятном языке. Сенька сразу все понял. Его окружили татары. Они были все при шашках, громко гикали на лошадей и передвигались по кругу, не давая Сеньке выскочить из него. Сенька, зная жестокий нрав татарвы, залепетал:

— Не убивайте, пощадите, я же свой, ваш! Я Сенька!

Крымскоатарский всадник нач 16 в.

Это был передовой отряд разведки войска Девлет Гирея, двигавшегося на Москву. Один из всадников остановился. На нем была дорогая шапка, отделанная каменьями, красивые ножны висели на поясе. На лошади попона с бахромой. Видимо командир этого передового отряда. Вслед за ним остановились и остальные. Сенька осматривался по сторонам. Среди всадников был один, несколько отличавшийся габаритами от остальных. Это был сам Кудеяр. Он вел войска Девлет Гирея, показывая броды и кратчайший путь на Москву. Кудеяр пожив среди крымских татар, уже неплохо понимал по татарски. Показывая кратчайший путь до Москвы, он заодно был и переводчиком, здорово помогая отряду Девлет Гирея. И в этот раз, Кудеяр перевел Сенькины слова, командиру отряда. Тот задумался.

Сенька почувствовал, что можно избежать смерти и снова залепетал:

— Я ваш, я за вас. Давайте покажу брод.

Командир, осмотрев свеловолосого русича Сеньку, хитро заулыбался и что — то сказал Кудеяру. Кудеяр перевел:

— Раз ты наш, то должен быть и похож на нас!

С этими словами он сорвал шапку со всадника, стоящего рядом и кинул Сеньке.

— Надевай!

Сенька схватил этот войлочный колпак и начал натягивать на свою голову. Но татары то все были мелкие и головы у них были маленького размера. А Сенька богатырского роста, и голова соответственно была большого размера. Сенька никак не мог натянуть на свою голову шапку, как бы не старался, шапчонка не натягивалась. Татары вновь начали смеяться. Смех прервал командир, рявкнув:

— Тугел Сеньке шапка.

Он взмахнул шашкой и отрубил Сеньке голову. Она покатилась под уклон и плюхнулась в воду.
Кудеяр машинально, медленно, несколько задумчиво, хотя это никому уже и не требовалось, перевел:

— Не по Сеньке шапка!

С того времени и пошла эта поговорка, означающая следующее. Когда за не свое дело берется человек, когда он не в состоянии выполнить то, за что взялся люди и говорят, что «не по Сеньке шапка то!»
Да, если кто то находил череп в Оке, ниже Сенькиного брода и дальше до Рязани, знайте, что это череп легендарного разбойника Сеньки, который пожертвовал своей головой, но и этим увековечил свое имя в поговорке.

НЕ ПО СЕНЬКЕ ШАПКА.

(Фото брода из интернета).

Евгений.

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Евгений

У этой статьи 22 комментариев

  1. Харитонов Юрий Ответить

    Спасибо Евгений. Мне понравилось. А этот брод дожил до наших дней? Я понимаю,что Оку ранее чистили для судоходства и помню как баржи груженные щебнем и песком шли по течению. а навстречу им поднимался порожняк. Порой мост под Озёрами не сводился более двух часов. И хвост автоколонны упирался чуть ли ни пл. Коммунистическую. Так насчёт брода. А вдруг уцелел, или это только Сергей Михайлович может сказать? А за рассказ ещё раз спасибо.

    • Евгений
      Евгений Ответить

      Брод много вопросов вызывает.
      Главное, что конкретное место неизвестно.
      По одним данным, распространенным, это именно то место, где Лопасня впадает в Оку. Там такого места чтоб брод был, взять и перейти нет. Вплавь метров 30 придется преодолевать.
      Да и орда и Дм.Донской форсировали реку используя лошадей, к ним на веревке плотик со шмотками и сами воины держась за седла, плыли с лошадями.
      А вот по другим данным брод был выше по течению, в районе с.Никифорово. Именно туда приводит «ордынская дорога» Я пытаюсь прорисовать старую ордынскую дорогу, пока не очень инфы нарыл.
      А переписали историю типа во времена Хрущева, когда он хотел из московской области сделать кучу мелких областей и д.Турово в лице властей стали претендовать на центр одной из областей. Они и поставили доску по поводу того, что Дм.Донской переходил реку именно где впадает Лопасня.
      В летописи написано, что Дм.Донской отдыхал в тени дерева на берегу озеро Долгое, так это озеро длинное и от устья Лопасни набирается несколько км.Да и не факт, что отдыхал прям перед местом перехода.
      Со спутника смотрел и место в районе д. Никифорово похоже что мелкое. И в тырнете нашел, один товарищ пишет, что изучал лоцию в районе Никифорово. И что брод был там.
      В качестве доказательства места брода может быть только точное местоположение старой ордынской дороги. Она шла через нынешний заповедник. Войска крымских татар везли с собой и корм лошадям, не всегда же летом набеги были, и у них был типа Н.З. Переправившись через Оку делали привал. И здесь и лошади испражнялись и сено кушали и потому в заповеднике попадаются места с крымской травой. Вот на месте бы пролезть заповедник и найти эту дорогу, тогда точно можно сказать где брод был. Фотку со спутника в районе Никифорово прикладываю. Это очень похоже на мель. Ну как предположение.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Юрий Анатольевич! Я про брод сказать ничего не могу конкретно. Версий много. Но тут надо не реку смотреть (река меняется сильно), а, как говорит Евгений, искать старую дорогу. Думаю, что с прибором её найти всё же можно. Не могла она совсем бесследно исчезнуть. «Оброны» (потерянные мелкие металлические предметы) должны остаться. Может, просто никто не занимался этим делом предметно? Такое тоже бывает.

      • ходатай
        ходатай Ответить

        Вряд ли Сергей Михайлович, что бы местные поисковики пропустили эту дорогу, полагаю ты сам не раз слышал от поисковиков, что старая дорога очень интересное место для поиска.

  2. Евгений
    Евгений Ответить

    хотя во всяких других разных сведениях фигурирует именно Сенькин брод, там где впадает Лопасня.

  3. ходатай
    ходатай Ответить

    Спасибо Евгений! С интересом прочел. Неплохая работа также и продолжайте!

  4. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    В селе Сосновка был один поисковик. Так вот он очень наловчился с прибором искать именно древние, старые, под большим лесом уже, дороги. Прям дар у него на это был. И сразу крестики, подковы, монеты, «конина» (элементы конской упряжи), наконечники стрел, топоры (с телег падали).

  5. Свой Ответить

    Интересный рассказ! Добавлю пару изображений с позволения автора

  6. Евгений
    Евгений Ответить

    спасибо всем друзьям!
    Сергею Михайловичу отдельное.
    Это он помог разместить материал.

  7. Дмитрий Мартынов Ответить

    Спасибо, очень интересно читать, пусть и больше художественное произведение, про места которые можно сказать рядом, а не за тридевять земель.

  8. Евгений
    Евгений Ответить

    А у меня следующее понимание.
    Как работает передовая наука? Рождается гипотеза и далее проводятся исследования, изыскания…для ее доказательства.
    Примерно также и с теми временами, которые прошли. Выдвигается предположение, а потом наступает долгий исследовательский процесс для его подтверждения.
    А от чего успех зависит? Ну естественно от правильности предположения.
    Из этого следует, что чем больше версий, тем быстрее разрешится проблемный вопрос. Главное привлечь к его решению большое количество лиц.
    Потому и ученые, люди любящие факты и доказухи популяризируют проблемные вопросы, привлекают массу людей, рассматривают самые фантастические гипотезы.
    И когда чья то гипотеза подтверждается, то исследователь еешный, считайте увековечился.

  9. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Вот мой друг Михаил из Москвы увлекается маятником (такая маленькая штучка на ниточке). Я не знаю, как к этому относиться, но вот на всякий случай размещаю здесь результаты его исследований.

    1.-место бывшего брода Сеньки; 2.-групповое захоронение, не больше 10 человек ( Сенька и подельники); 3.-ордынская дорога.

    • Евгений
      Евгений Ответить

      Версия заслуживает внимания. Методы поиска, я конечно не буду критиковать, считаю, что допустимы вообще любые методы. Главное же результат.
      Он видимо занимался бродом. Прошел ногами много. Респект ему. Захоронение нашел. Конечно это не Сенькино и подельников. Жили то они на другом берегу Оки.
      Старая ордынская дорога, выводила строго на брод. Потому как из Москвы она и вела к месту форсирования Оки. И все повороты ордынской дороги и ее направления связаны именно с речками. Либо вдоль рек, либо к определенным местам для форсирования. В устье Лопасни она никак не попадает. Думаю, что выше по течению. И ниже места обозначенного вашим другом.
      У д.Никифорово.
      Два пути вижу для уточнения. Все же почетче найти старую ордынскую дорогу. Тут сложностей тьма. В разное время, с разных сторон к броду передвигались различные военные отряды. Потому в тех местах видимо можно отыскать множество старинных проходов войск. Михаил видимо и нашел один из маршрутов.
      Поискать в заповеднике южные травы. Они там не везде. Но именно на тех местах, где передвигались и стояли войска крымских ханов. Может удасться в этом сезоне что то сделать на месте.
      И второй путь. Поискать карту глубин Оки. Песчанные броды конечно же смещались, если причиной их возникновения не являются более плотные скальные грунты. Порыться может геологическую карту можно отыскать. Или людей занимавшихся этими вопросами.
      Множественные версии и подталкивают на исследования. Хочется определенной точности.
      Хорошо бы, если бы Ваш друг бы поподробней рассказал о своих исследованиях.
      Я был бы рад, да и посетители сайта то же. Или здесь или на крайняк на почту можно скинуть. Или может где то в другом месте можно прочесть?

      • Сергей Рогов
        Сергей Рогов Ответить

        Хорошая мысль, Евгений! Я расспрошу Михаила и напишу здесь. Вроде интервью такое организую. Я сам неоднократно бывал с ним «в поле», видел, как он этой штучкой на ниточке работает. Я бы не стал так уж отмахиваться от такого метода поиска. Был свидетелем интересных событий. Так, когда я его привёл на Свиридоновские курганы и он там начал со своим маятником ходить и кое-что мне говорить, то ИМ это очень не понравилось. Михаилу — хоть бы что, а на меня вдруг навалилось непреодолимое чувство большой опасности, беды. Прямо мурашки по спине и сердце сдавило болью. Хотелось скорее оттуда уйти. Почему ОНИ ополчились именно на меня, я не знаю. Может, им не понравилось, что я Михаила с маятником этим к ним привёл? Не знаю. Это место вообще вот именно меня почему-то не жалует.
        Я очень доверяю своей лесной интуиции, и мы быстренько оттуда свалили. Не стали накалять.

        • Евгений
          Евгений Ответить

          Сергей Михайлович у меня однажды было такое же чувство страха. Скорее даже ужаса.
          Однажды я обследовал окрестности радиологического института в Обнинске. За институтом есть так называяемая дача Морозовой. К ней не пускают, перелез через забор, охраны не видать. Бродил бродил фотал канешно же. И вдруг чувство страха появилось. По сторонам посмотрел, все тихо. Лес старый шумит. Но чувство страха увеличивалось, я перелез и поплел обратно. Успокоился.
          Залез в овраг метрах в 200 от дачи, ручей течет. Овраг глубокий. На дне стоит сооружение круглое. Типа КНС. Подошел. И тут опять. Просто жутчайший страх. Летел в верх с оврага э, как будто вниз. Зачем КНС на дне оврага? Ничего не понял.
          После поизучал дачу Морозовой. Оказывается в ней была артель «Бодрая жизнь» Бездомные дети жили и работали. Иногда умирали. Хоронили их тут же возле дачи. Кладбища не было. Да и сейчас определить место захоронения видимо можно по состоянию собственному.

          • Сергей Рогов
            Сергей Рогов

            Понимаю, Евгений. У меня такое паническое чувство ужаса ни с того, ни с сего бывало на природе не один раз. И как потом оказывалось, не беспочвенно.
            Однажды осенью, будучи ещё подростком, я приладился собирать грибы в густом самосевном липняке и березняке неподалёку от Больших Торфов. Ходил туда дня три, до доходу. Как на огород. Приду, нарежу корзинку и несу домой.
            И вот иду спокойно и безмятежно в очередной раз. И чем ближе подхожу к густым зарослям молодого подлеска, тем сильнее меня охватывает чувство какой-то непонятной тревоги, которое постепенно перерастает в ужас и в панику. Светит солнце, тихо, всё давно знакомо, а меня прямо трясёт от ужаса.
            И с каждым шагом какая-то сила прям в грудь как будто ладонями мне упирается и не пускает. Идти тяжело.
            В панике я бежал с этого места. Но грибов-то там много было, и через несколько дней я из жадности опять решил туда сходить.
            На этот раз ничего абсолютно не было! Я спокойно резал грибы и внезапно наткнулся на труп огромного кабана-секача. В боку видно вход пули и крови много, и земля вокруг изрыта.
            Видно, браконьеры заранили его, а добирать побоялись (самих поймать могут). Он залёг в густом подлеске и обезумев от боли ждал, кто пойдёт по его входному следу.
            Я мог запросто на него напороться, и он бы меня убил. Но вот какая-то сила, или инстинкт самосохранения меня спасли от верной смерти или увечья.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *