Храброво. Смерть из кургана

Этот рассказ я написал весной 2009 г., он был опубликован в газете «Заря», а вот сейчас добрые люди попросили разместить его здесь, в назидание рисковым ребятам, копающим курганы.

Смерть из кургана

Как-то лет пять тому назад случай свёл меня с одним очень интересным человеком. Помнится, поздней уже осенью бродил я с фотоаппаратом по Любеньке. День был на редкость солнечный, тихий и какой-то торжественно-спокойный. По изумрудно-синему небу лениво плыли редкие, замысловатой формы облака. Под ногами в лужицах хрустел тонкий ледок. Время подходило к обеду. Выбрав солнечную полянку, я устроил привал: развёл костерок, разложил на газете бутерброды, достал термос с чаем. Вдруг зашуршали кусты, и из леса прямо на меня вышел (точнее, вывалился) крепкий, коренастый, ещё не старый мужчина с большим рюкзаком за плечами. К рюкзаку была приторочена сапёрная лопата со следами свежей глины, а на поясе висел маленький, удобный топорик в брезентовом чехле. Поздоровались, поговорили о природе, о погоде. Я пригласил мужчину к костерку – отведать моего скромного угощения. Незнакомец охотно согласился, добавив к моим бутербродам свой свёрток с едой. Когда мужчина представился, оказалось, что он довольно известный в наших краях археолог, кладоискатель, писатель, романтик, мистик, к тому же в последнее время занимающийся целительством. Разговорились. Выяснилось, что новый знакомый (назовём его археологом) хорошо знает район, все древние поселения и курганы на его  территории. Практически, мы с ним след в след ходим по одним и тем же местам, разрабатывая и изучая одну и ту же тему – языческие поселения славян и язычество на территории Озёрского района. Правда, подход к теме и методы у нас разные. Археолог больше работает кайлом и лопатой, раскапывает места поселений славян, «бомбит» курганы, ищет (и находит!) очень интересные предметы – наследие древних цивилизаций и затем использует эти предметы в новомодном сейчас «целительстве». Уж не знаю, насколько успешны его методы врачевания, но слышал, что от жадных до острых впечатлений женщин у него отбоя нет, в очередь к нему на приём выстраиваются. Похоже – и впрямь лекарь хороший!

Я же с кайлом не хожу. Считаю, что тайны сами откроются человеку, по мере его готовности к их восприятию. И уж конечно никаким целительством я вообще не занимаюсь. Полагаю, что, если человек заболел или создал себе проблему, то только он сам, и никто другой, может эту болезнь преодолеть и свою проблему решить. Я лишь иногда вожу людей  по историческим и красивым местам нашего района и по местам, которые оказывают на человека благоприятное воздействие (в чём я сам ни раз убеждался).

Археолог вскользь поинтересовался, знаю ли я какие-либо курганы на территории нашего района. Быстро смекнув, в чём дело, я перечислил ему места расположения курганов, всем известных и давно разрытых. А знаю  ли я каких-либо местных краеведов и писателей? Как не знать! Один из них сидит передо мной. (Ответ мой ему очень понравился).

Убедившись, что я ему не конкурент и за сокровищами курганов не охочусь, новый знакомый подобрел и даже поведал мне интересную и очень, на мой взгляд, поучительную историю.

Лет семь назад археолог и двое его приятелей – энтузиастов разрыли небольшой и совсем  неприметный курган в окрестностях деревни Храброво. Неприятности начались ещё в самом начале этого сомнительного, на мой взгляд (с точки зрения морали), предприятия. Мотор старенького мотоцикла с коляской, на котором герои нашего повествования отправились искать на свою голову (скажем так) приключений, дважды глох. Когда переезжали мост через Любеньку (у места её впадения в Смедву), мотоцикл неожиданно занесло, и вся троица чудом не свалилась в речку. Мотор опять заглох, и завёлся с большим трудом. Кое-как, с грехом пополам, поднялись в гору, добрались до густого леса. Далее идти пришлось пешком. Вот и курган –  неприметный в густом лесу, заросший довольно большими соснами (вероятно, поэтому и сохранился). Мой собеседник рассказал, что, подрубая мешающие раскопкам корни деревьев, он довольно сильно поранил соскользнувшим со смолистого соснового корня топором ногу. Кровь щедрой струёй брызнула на курган, пробудив к действию дремлющие в нём веками силы. (Фактически, был совершён чёрный ритуал кровавого жертвоприношения, но наши  «герои» об этом ничего не знали.) Наскоро перевязав ногу, они (вот упрямые люди!) начали раскапывать курган. Работа двигалась споро, земля так и летела из-под лопат. Казалось, что силы, заключённые в кургане, помогают людям, стараясь поскорее вырваться на волю. (Ещё бы! Сколько веков не находилось желающих этот курган вскрыть!)

Курган

Наконец курган был всё же разрыт, и взору изумлённых гробокопателей предстала следующая картина: ровный, хорошо сохранившийся скелет лежал головой на север. На черепе поблескивали ряды стеклянных бусинок на серебряных нитях (остатки кокошника). Вокруг шеи и на груди лежали бронзовые, в виде чешуек, пластины, украшенные узорами – остатки ожерелья. В кисти левой руки лежал бронзовый гребень, а  кисть правой руки сжимала грубый кусок тяжёлого, отливающего синевой металла, размером с куриное яйцо, оплавленного снаружи, и абсолютно не тронутого ржавчиной!

Судя по кокошнику, ожерелью и гребню, в кургане была захоронена женщина. Но вот зачем ей необычный кусок металла – было непонятно. Ясно одно: раз этот странный предмет вложили при погребении покойнице в руку, значит, он был очень ей при жизни дорог. Дорог настолько, что она пожелала захватить его с собой в иной мир!

Больше в раскопе, к разочарованию наших кладоискателей, ничего не было. Взяв бусинки, пластины и непонятный кусок синеватого металла, мужики закопали раскоп и стали готовиться к ночлегу, благо уже начало смеркаться. На берегу шустрой Любеньки  развели костёр, сварили в котелке суп из пакетов. Как водится, с устатку выпили и завалились спать.

Храброво, закат

Ночью всем троим приснился страшный сон: молодая, красивая, стройная женщина в белых одеждах, в жемчужном кокошнике и с ожерельем из бронзовых пластин на груди, стоя в полный рост с укором смотрит на них пронзительным, завораживающим, леденящим душу взглядом. Протянув к ним ладонью вверх правую, окровавленную по локоть руку, как бы прося чего-то, женщина пытается что-то сказать, но вместо слов с губ её слетают синие искры. Наконец, как стон, как шелест листьев на ветру послышались слова: «Отдайте! Это не должно быть среди людей! Это должно лежать в земле! Отдайте! Вы все умрёте! И многие умрут!»

Проснулись в холодном поту. Ночной кошмар приписали действию спирта «Роял», коим в ту пору были заполнены прилавки винных магазинов.

С этого момента горе-кладоискателей неустанно сопровождала череда бед и неудач. У одного из них трагически погибла дочь, после чего он крепко налёг на водочку и через пару лет сам сошёл в могилу. У другого дважды случался инсульт, и сейчас он лежит, прикованный к постели, не имея возможности самостоятельно передвигаться. Мой новый знакомый, в свою очередь,  жалуется на сердце, ходит по врачам (хотя сам считает себя крутым целителем), пьёт кучу разных дорогущих таблеток. Ночью ему снятся кошмары, одолевает депрессия. Частенько приходят мысли о скорой кончине. Стараясь успеть оставить свой след на земле, он пишет книгу о своих раскопках, и продолжает ходить с сапёрной лопаткой по окрестностям Озёр. Ищет противоядия, защиту от проклятия женщины из кургана.

Попив чая и отдохнув, стали прощаться. Археолог при расставании оставил мне свой адрес и телефон, приглашал в гости, обещал показать много интересного. Очень я хотел с ним ещё раз встретиться, да всё как-то не получалось. То дела возникали неотложные, то родным надо было помочь, да и работу одну, начатую ещё несколько месяцев назад, надо было закончить. В общем, какая-то сила упорно задерживала меня от визита к новому знакомому, постоянно создавая ситуации, требующие моего живого участия. А  через полгода я узнал, что он наказал долго жить. Скончался внезапно, скоропостижно, унеся с собой в могилу тайну женщины из Храбровского кургана. Так я с ним второй раз и не встретился (но ещё встречусь!)

(Храброво в тумане — фото Глеба Шахновича).

Метки: , , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Краевед Озёрского района Московской области, историк, исследователь, турист, экскурсовод, почётный гражданин Озёрского района, ветеран труда.

У этой статьи 8 комментариев

  1. Ходатай
    Ходатай Ответить

    Это не археолог, а какой то типичный черный копатель.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Уважаемый Ходатай! Мы очень рады видеть тебя на нашем сайте! для нас это — большая честь. Добро пожаловать! Теперь по теме. Этот рассказ я писал в 2009 году. Тогда ещё не было такого размежевания между археологами и энтузиастами. Поэтому я условно и назвал основного героя моего рассказа Археологом. Сейчас я назвал бы его иначе.

  2. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Рассказ основан на реальных событиях. Все герои рассказа — озерчане. Конечно, художественная обработка имеет место быть, но сюжет не из пальца высосан.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      В Озёрах он жил, в центре. В девяностые целительством занимался. Похоже, «доктор» был хороший (хоть и в возрасте уже). От женщин, жаждущих попасть к нему на приём, отбоя не было.

  3. Сергей Ответить

    Момент с железякой не до раскрыт конечно.Жаль.Где она теперь,окаянная?

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Эту «железяку» (предположительно, метеорит маленький?) скорее всего выкинули просто после смерти героя повествования. Там, я слышал, много чего просто отнесли в мусорный бак. А там, кто знает.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *