«Я уверен, наши дела не будут забыты…»

Документальная повесть о войне в письмах и в стихотворениях.

Пожелтевшие от времени листки легко сворачиваются в треугольники. Вместо обратного адреса – номер полевой почты. И еще — чернильный штамп: «Просмотрено Военной Цензурой».

Фронтовые письма — документы особые. Каждая строка фронтового «треугольника» написана от души, в ней нет фальши. По-другому и быть не могло, ведь письма адресовались самым близким людям. Под свист пуль и осколков, грохот канонады, и разрывы бомб, спешили солдаты сообщить о том, что сами они «живы и здоровы», просили родных не беспокоится за них и уверяли, что победа близка.

Прошло много лет и эти письма-исповеди стали бесценными архивными документами, по которым сегодня мы можем читать страницы нашей истории, — истории написанной от первого лица.

В руках конверт, почти истлевший, на нем слова едва видны.
Внутри листочек пожелтевший, родная весточка с войны …
Я бережно беру листки родные, их нежно сохранила мать.
Они, как будто бы живые, в них время повернулось вспять …
(З. Королева)

В середине января 1945 года Советская Армия начала, одну за другой, три стратегические наступательные операции: Висло-Одерскую, Западно-Карпатскую и Восточно-Прусскую. Артиллерийская канонада гремела на всех фронтах. Стремительно шли вперед наши войска.

В последних письмах фронтовиков домой, нет никаких сомнений, что «враг будет разбит»! И еще — мечты о послевоенной счастливой жизни. Но противник ожесточенно сопротивлялся. И гибли молодые люди, приближая долгожданный День Победы. Искренние, полные оптимизма и надежды, последние строчки с фронта родные и близкие читали порой, не ведая, что их отец, сын, брат, муж, любимый — пал в бою на чужой земле.

Восточная Пруссия
1 января 1945года
Здравствуй, дорогая сестричка!
Сегодня получил от тебя письмо, большое спасибо, что не забываешь меня грешного. Очень рад, что у тебя все в порядке …
Сегодня в 12 часов ночи небо осветилось ракетами, раздались залпы орудий, в воздух полетели трассирующие очереди пулеметов. Так фронт провожал старый год и встречал Новый.
Мы почтили память героев павших в боях за свободу и независимость нашей Родины. С уверенностью, что в этом году мы внесем покрытые кровью героев знамена в Берлин. Мы начинаем жизнь в Новом году. Новые страницы боевых подвигов будут вписаны в историю войны.
Скоро победа. Целую. Твой брат Яшка.

Восточная Пруссия
2 января 1945 года
Здравствуй, дорогой отец!
Поздравляю тебя с Новым годом и желаю тебе всего хорошего в твоей работе и жизни. Сообщаю тебе, что я жив и здоров. Нахожусь на старом месте. Вчера выпил за тебя с товарищами. Я прошу тебя, не беспокойся обо мне. Зима здесь пока очень теплая. Снега очень мало, морозы легкие. Да и одет я неплохо.
Я думаю, отец, что в этом году обязательно будет победа.
Ну, все. Желаю тебе всего хорошего. Целую тебя крепко.
Твой сын Яков.

Восточная Пруссия
25 января 1945года
Здравствуй, дорогая сестра!
Наконец-то я получил возможность написать тебе.
Вот уже 12 дней, как мы ведем бои в В. Пруссии. 10 января наши части пошли на штурм В. Пруссии. 2 часа гремела артподготовка. Все дрожало. Весь передний край представлял из себя сплошное море огня и с этого дня мы идем на запад. Я участвовал в штурме Инстербурга, я проходил по его улицам. В Инстербурге я встретил первую немку. Сегодня Инстербург далеко позади. Ты прекрасно знаешь, что мы пришли в Германию мстить. И если бы ты знала, как мы мстили, я уверен, что больше немцы никогда не полезут к нам.
Ну, теперь о себе. Я жив и здоров, чего и тебе желаю. Жизнь обычно, как бывает на фронте, да еще в наступлении, цыганская. Пишу тебе в одном из Прусских домов. Скоро опять в бой, дальше гнать врага. Прошу тебя родная, не волнуйся за меня.
Прости сестричка, что мало и плохо написал. Спать охота чертовски. Целую тебя крепко. Твой брат Яшка. Привет всем.

Свои фронтовые письма, командир отделения батареи 120-мм минометов 346-го стрелкового Краснознаменного, ордена Александра Невского полка, 63-й Витебской Краснознаменной стрелковой дивизии, старший сержант Яков Зиновьевич Аронов адресовал сестре Фире и отцу Зиновию Борисовичу.
А через некоторое время сестра получила известие от боевого друга Якова:

— Пишет Вам письмо незнакомый Вам боец. Фира, может быть, Вам уже сообщили такую печальную весть, но я как первый друг Яши, не могу это сохранить в тайне от Вас, о его гибели. Ваш брат, со мной был вместе с 10 мая 44г. и до конца своей боевой жизни. Сколько горя и трудностей мы с ним перенесли. Горе и счастье делили пополам. И вот уже на подступах к г. Кенигсбергу с ним расстались.
Фира, больше писать я не могу. Беспокоют раны. Я через два дня после его гибели был тяжело ранен и вот уже в госпитале немного почувствовал себя хорошо и решил черкнуть пару слов.
Дмитрий Мордовцев.
18/II-45 года

Яков Зиновьевич Аронов родился 26 января 1926 года в г. Стародуб, Брянской области. С шестилетнего возраста он, вместе с родителями и двумя сестрами, стал жить в г. Кашира, Московской области, Рабочий городок, корп. 21.

В 1933 году Яша пошел в 1-й класс, а в 1940 закончил 7 классов Каширской неполной средней школы № 1. За время учебы в школе с 4-го по 7-й класс
ежегодно награждался Почетными Грамотами «за отличные успехи и примерное поведение».

Свое образование Яков продолжил в Москве, в 4-й специальной артиллерийской школе. 10 июня 1941 года ему вручили Похвальную Грамоту за успешное окончание 8-го класса, а 22 июня началась война.

В ноябре 1941 года артспецшколу эвакуируют в г. Бийск, Алтайского края. Там, в 1943 году, Яков закончил 10 классов.

Почтовая карточка:
Уважаемый товарищ Аронов!
Спешу Вас обрадовать теми успехами, которые проявил Ваш сын на фронте учебы. Сейчас окончилась 3 четверть учебного года и Ваш сын проявил себя, как истинный патриот нашей Родины: он окончил 3 четверть только с хорошими и отличными показателями. Надеюсь, что в 4 четверти он приложит еще больше усилий к тому, чтобы еще лучше учиться и, тем самым, по-своему наносить удар по ненавистному врагу – германскому фашизму. Спасибо Вам за то, что Вы сумели воспитать такого патриота, мы со своей стороны приложим все силы, чтобы это чувство поддержать и развить.
Желаю Вам успехов в Вашей работе. Приказом нач. школы Вашему сыну объявлена БЛАГОДАРНОСТЬ.
Комиссар школы ст. политрук Куропатов.
1-4-43г.

По окончании артспецшколы, Яков Аронов был направлен в Томское артиллерийское училище, откуда в феврале 1944-го, в числе пятнадцати лучших курсантов училища, был командирован в Омск для обучения пополнения. А спустя два месяца, в апреле, вместе с этим пополнением, уехал на фронт добровольцем. Чтобы «собственным участием помогать разгрому врага».

Воевал Яков Аронов на 3-м Белорусском фронте. Воевал храбро и умело. В письме от 12 августа 1944 года сообщил сестре, что служит «на старом месте, только перешел в артиллерийскую разведку. Это опасное и интересное дело. Часто приходится играть в карты с жизнью».

22 августа 1944 года старший сержант Я.З.Аронов был награжден медалью «За боевые заслуги». В приказе командира полка отмечалось, что Яков Зиновьевич, «будучи легко раненным, не ушел с поля боя, а продолжал доставлять боеприпасы в момент боя за город Каунас 30-31.07.1944 года».

До этого, приказами командования, Яков трижды удостаивался Благодарностей: за участие в прорыве Витебского укрепленного района; за отличные боевые действия по освобождению города Вильнюс и за отличные боевые действия по освобождению города и крепости Каунас (Ковно).

В декабре 44-го, Я.З.Аронов награжден орденом Красной Звезды. В Наградном листе есть такие строки: «Аронов, за время боев с 16 по 23.10. 1944 года, с момента прорыва обороны немцев (Восточная Пруссия), находясь на наблюдательных пунктах, точно засекал цели и, корректируя огонь батареи, уничтожено последней 4 станковых и 7 ручных пулеметов, и до 40 гитлеровцев».

Из фронтового письма Якова сестре, от 17 декабря 1944 года:
«… Я жив и здоров. Никаких существенных изменений в моей жизни не произошло, кроме того, что за выполнение одного из заданий командования я получил приказ о награждении меня орденом «Красной Звезды». А остальное все по-старому. Погода стоит хорошая, уже три дня – легкий морозец и немного снега. Дуют все время Восточные ветры. Стою на старом месте.
Скоро настанет день решительного штурма самого центра немецкого логова. Можешь быть уверена, что твой брат не будет последним.
Правда, я немного изменился за это время. Ты совершенно права, что война не делает людей нежными, а наоборот делает их замкнутыми, немного грубыми и очень злыми. Это факт, а не реклама, в этом я с тобой и не берусь спорить.
Если бы ты знала, что я видел, проходя по полям родной Белоруссии, Литвы, ты бы поняла, что я сейчас могу думать. Я, прежде всего, помню, что я воин, что я обязан честно, не щадя своей крови и жизни защищать свою Родину, что я обязан бороться за счастье моих сестер, отцов, матерей, за счастье наших потомков. Я уверен, наши дела не будут забыты нашим народом. А я верю в нашу победу, она близка, но ее надо завоевать, она сама не придет. Жизнь моя трудна, да не только моя, а всех нас фронтовиков. В дождь, в непогоду, когда несутся со скрежетом и воем снаряды, когда пулеметы стрекочат до одурения, мы стоим в траншее, защищая вас, защищая Родину, защищая Ваш свободный труд. Работайте спокойно. Будьте уверены, что мы отстоим ваше спокойствие, погибнем, а отстоим. Конечно, никто из нас даром не отдаст жизни, она нам нужна и мы за нее будем бороться.
Ну, я кончаю дорогая. Передавай привет всем своим сослуживцам, Коноплеву. Не обессудь, если мое письмо покажется тебе «агитлистовкой». Мать пусть там не кудесничает, а больше думает об отце. Я вам ставлю задачу – беречь отца. Беречь, беречь и беречь. Я должен и обязан его увидеть, хотя бы еще один раз.
Все, твой «немного грубоватый» брат Яшка.

А это письмо Якова Аронова написано отцу, месяцем раньше:

Действующая армия
10.XI.44г.
Здравствуй, мой дорогой старик!
Вчера получил от тебя письмо. Я знаю, ты уже сед, я знаю, что ты часто вспоминаешь меня. Я очень благодарен тебе за это. Но ты не беспокойся обо мне. Я жив и здоров, и где бы я не был, я везде думаю о тебе. Когда мне хорошо, ты со мной. Когда мне плохо, когда я вижу перед собой смерть, я говорю: «Нет, нельзя умирать, меня ждет старик отец, может быть, в эту минуту он как раз вспомнил меня. Нет, ни в коем случае нельзя умирать» и я еще крепче сжимаю автомат. И пока я жив, не знаю, что будет со мной дальше. Но сейчас я жив и ты не беспокойся обо мне, отец. Ты отдал Родине самое дорогое, что у тебя было – сына, и Родина не даст тебя забыть, и она не забудет тебя …».

Январские письма 1945 года оказались последними. 31 января Яков Зиновьевич Аронов погиб под Кенигсбергом. За пять дней до случившегося, ему исполнилось 19 лет.

Из текста Наградного листа о награждении Я.З.Аронова орденом Отечественной войны 2 степени (посмертно):
— 31.01.45г., Яков Аронов, при разведке огневых точек противника, попал в засаду немцев. Уничтожив в неравном бою 7 гитлеровцев, пал смертью храбрых.
Из письма боевого друга Якова, — Перфильева Жоры (18 апреля 1945 г.):

«Похоронен Яша южней Кенигсберга, около одного господского двора Гроз-Лауч*. На перекрестке дорог. Где много двигающихся наших фронтовых колонн, читают надписи на памятнике нашего молодого героя Яши».

*(д. Гросс-Лаут, с 1946 г. – пос. Невское, Багратионовского района, Калининградской области – авт.)


В 1992 году останки старшего сержанта Якова Зиновьевича Аронова были перезахоронены в Братскую могилу в г. Багратионовске. Его порядковый номер на мемориальной плите — 62.
А всего в этой Братской могиле упокоились останки 2232 солдат, погибших в ходе Восточно-Прусской наступательной операции Советской Армии, в период с 13 января по 25 апреля 1945 года. До Великой Победы оставалось совсем немного, еще чуть, чуть ….

Вместо послесловия.
Полноправный автор этой повести — сам Яша Аронов. Ведь, еще тогда, — в 42-м …, он обещал рассказать обо всем, что с ним было:
Бийск . 24.2.42г., 23 ч. 30 м.
<….. с тех пор, как стал я жить> один, многое узнал в жизни, и она стала мне казаться не такой легкой, какой она была, когда я жил с тобой. Я много нового, интересного увидел в жизни, особенно в лагерях и сейчас в Бийске. Раньше в Москве, в Кашире я был далек от всего реального, я получал все готовое и не думал, как это все достается. И вот теперь, когда я сам шью, стираю (правда, мелочь – воротнички, платки), сам иногда варю картошку и работаю, мне ничего не страшно и я на все смотрю равнодушно. Поэтому, если перед тобой встанет вопрос: «А, как же Яков, что с ним будет, если я уеду», отбрось в сторону этот вопрос. Я проживу один и проживу неплохо. Ведь о нас заботится партия, заботится Сталин. Я уверен, дорогая Фира, что мы с тобой встретимся. Может быть это будет скоро – летом или это будет после моего окончания Артучилища. Или я увижу тебя через 5 месяцев или через 4 года. <Может> раньше, может <позже>. Я расскажу тебе обо всем, что со мной было, может быть, — за месяцы, а, может быть, — за годы. Я все записываю и, когда-нибудь усевшись на диване у нас в комнате, я прочитаю тебе все. Ты и посмеешься и поругаешь меня, а когда и призадумаешься.
Дорогая Фира, я начал писать стихи, я давно хотел тебе об этом написать, но не решался и вот в этом письме посылаю свое стихотворение.

ДОРОГА
Мы ехали молча! Коней мы не гнали,
Лесная дорога терялась вдали.
Кони в упряжках лениво шагали
И вся батарея тонула в пыли.

Мимо мелькали и сосны, и ели,
Было спокойно и тихо кругом,
Колеса стучали, постромки скрипели,
Вдруг возглас раздался: «Давайте споем!»

И песня лихая над лесом взлетела
И эхом она отдавалась вдали.
Она, эта песня, все дальше летела,
Коней подгоняла и скрылась в глуши.

Бойцы вспоминали маневры, привалы
И звуки тальянки в ночной тишине.
Орудий, огня – смертоносные валы,
Когда занимались, готовясь к борьбе.

И вот боевая пора наступила,
Коварные гады тайком подползли.
И вся батарея на фронт уходила,
Чтоб выгнать врага с родимой земли!

Теперь уж не ехали кони лениво,
Но песню родную допели бойцы.
Дорога знакомая вдаль уходила
И кони опять утопали в пыли.

И в битвах с врагами бойцы закалились,
Их воля железная, стала стальной.
И точно по цели снаряды ложились,
Врагов истреблял мощный вал огневой!

Напиши, как понравилось. Только не забывай, что я начинающий поэт. Ну, вот и все. Твой брат Яков.

И он сдержал слово! Рассказал — ценой своей короткой жизни. А строка из его фронтового письма, «Я уверен, наши дела не будут забыты …», написанная им ровно 70 лет назад, не вызывала тогда никаких сомнений. Такое было время – любим мы повторять.

Родина-мать зовет! Все для фронта – все для Победы! Так думали и те, кто воевал, и те, кто, забыв про голод и сон, вставали к станку, пахали и сеяли в полях.

А сегодня, какое время? Перечитывая письма с фронта Яши Аронова, а их сохранилось – 63, думается, а если бы их автор выжил и, более того, дожил бы до наших дней! А почему бы, нет? 88 лет — вполне допустимо!

Какими словами, он оценил бы нашу жизнь? Как отнесся бы он к тому, как мы сохраняем память о миллионах солдат погибших в той кровавой бойне? Всех ли пропавших без вести на полях сражений разыскали? Действительно ли, — «никто не забыт и ничто не забыто»? Как чествуем тех, кто победил и выжил? Как воспринял бы он сегодня, бесконечно переписываемую «историческую правду» о Великой Отечественной?

Но чудес не бывает. Обратной связи нет. Остается только догадываться и очень хочется …., попросить прощения у того военного поколения.

Почему все не так? Вроде – все как всегда:
То же небо – опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода …
Только он не вернулся из боя.
(В.С.Высоцкий)

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Александр Горелов

Известный Каширский краевед, историк, спортсмен, рыбак, турист. Автор многих книг, буклетов и несметного числа публикаций о родном крае. Часто выступает с докладами, лекциями. Инициатор сохранения многих памятников старины в Кашире.

У этой статьи 4 комментариев

  1. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Спасибо, Александр Николаевич! Серьёзная (как всегда) твоя работа в преддверии Дня Советской Армии. Я именно так, как и раньше этот праздник называю. А то сейчас ему придумали какое-то другое, «толерантное», безликое название. Мы что, уже стыдимся, что у нас была армия, проутюжившая гусеницами танков всю Европу и водрузившая Знамя Победы над поверженным рейхстагом?
    Да. Был Советский Союз и была Советская Армия — защитница своего народа, которую все враги боялись!

  2. Харитонов Юрий Ответить

    Спасибо, большой труд уважаемого человека.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *