Ястребки. Озёрский истребительный батальон № 57

Ястребки — так в обиходе ласково называли
бойцов истребительного батальона,
в большинстве своем состоявшего
из безусых мальчишек-допризывников.

Часть I

С началом войны войска фашистской Германии наступали довольно быстро, стремительно, используя на тот момент самые современные методы ведения маневренной войны, а именно: бомбардировку, танковые прорывы, заброс диверсионных групп, выброску десанта, вербовку агентуры, распространение большого количества листовок, которые призывали к неповиновению и прекращению всяческого сопротивления. А также к  уничтожению узлов связи, подрывов мостов и туннелей, физическое устранение руководителей  городов и районов, комиссаров и политруков, командиров Красной Армии  и офицеров НКВД  (Народный Комиссариат Внутренних Дел).

24 июня 1941 года, уже на третий день войны, Совет Народных Комиссаров СССР (Совнарком) принимает постановление  «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе. На основании этого документа была начата работа по созданию истребительных отрядов первоначально в западных областях страны. Затем, по мере продвижения вражеских войск на восток, истребительные отряды начали формироваться и в других регионах СССР.

Необходимо отметить, что  название «истребительный отряд», или, точнее, «истребительный батальон» было подобрано своевременно и очень удачно. На батальоны возлагалась задача  истреблять фашистских парашютистов, выявлять и уничтожать диверсантов, шпионов,  немецких пособников, задерживать дезертиров, бандитов, спекулянтов и мародёров. Поэтому те, кто не попадал под первоочередную мобилизацию в ряды РККА (Рабоче-Крестьянская Красная Армия), с большим энтузиазмом записывались в истребительные батальоны, сохраняя в душе патриотический порыв и готовность  с оружием в руках защищать интересы своего государства.

По неточным данным, создание истребительного батальона в г. Озёры началось в  конце июня  или первых числах июля 1941 года. В связи с тем, что за организацию партизанских отрядов  и истребительных батальонов по стране отвечал первый заместитель Председателя Совнаркома, министр НКВД  Лаврентий Павлович Берия, эти новые формирования, как правило, возглавляли сотрудники НКВД, оперативные работники милиции (подразделения милиции входили в те годы в состав НКВД), местные  руководители исполкомов советов депутатов, секретари горкомов ВКП(б).

Командиром Озёрского истребительного батальона  № 57 был назначен инструктор горкома партии, младший лейтенант  НКВД Пётр Фёдорович Сидоров.

Петр Федорович Сидоров,
командир Озёрского истребительного батальона № 57

Ещё  в начале июня 1941 года Петр Фёдорович числился офицером запаса Красной Армии, но грозные вражеские тучи над страной, неутешительные сводки первых дней боёв  не оставили младшему лейтенанту времени для раздумий – необходимо было формировать батальон и приступать к выполнению поставленных задач.

Кем же был Пётр Фёдорович Сидоров, где он рос, учился и трудился? Почему приехал в г. Озёры, какие должности занимал?  В фондах краеведческого музея о нём хранились скудные сведения, а поиск новых документов, несмотря на все усилия, положительного результата не давал. Слишком много лет прошло с той поры, и мы с работниками музея  практически не верили в успех затеянного нами мероприятия. Но однажды, в осенний погожий день (а каким ещё он должен был быть?) 2018 года в музей вошёл стройный подтянутый мужчина с  заметной сединой на висках и коротко представился:

– Виктор Петрович Сидоров, сын командира истребительного батальона. Я привёз воспоминания отца о том времени, – и, немного подумав, добавил, – к большому сожалению, когда отец был жив, я, как и все подростки того времени, мало расспрашивал его о чём-то, а уж записывать  ничего и не пытался.

Конечно, мы были безумно рады. Вопросы к В.П. Сидорову сыпались один за другим, все привезённые им фотографии были отсканированы, пронумерованы и тщательно подписаны, а с рукописного текста отпечатаны  качественные ксерокопии.

Часть II

Так кто же такой Пётр Фёдорович Сидоров?

Родился он 29 июня 1910 года в соседнем Зарайском районе, в деревне Авдеево (на то время Зарайский уезд Рязанской губернии), в крестьянской семье. На Зарайской земле окончил в 1927 году ремесленное училище, получив специальность столяра. Некоторое время работал по специальности, а в 1932 году был призван  на действительную военную службу  в ряды РККА.  Азы армейской дисциплины постигал на Дальнем Востоке, а через три года, после демобилизации, приехал в г. Озёры, куда после окончания текстильного института была направлена его жена Анна Алексеевна.

Первоначально работал кладовщиком  ОРСа (отдел рабочего снабжения), был начальником охраны текстильного комбината. Затем,  будучи  замполитом, настраивал учащихся  фабрично-заводского училища (ФЗУ) на качественное изучение преподаваемых предметов и  специальностей, организовывал молодёжные соревнования, прививал любовь и уважение к нелёгкому труду текстильщиков. В 1939 году был переведён на работу в Озёрский городской комитет партии (в системе районного управления горком партии занимал более высокое положение по сравнению с исполнительным комитетом и Советом депутатов).

В середине первой военной недели Пётр Фёдорович  был приглашён на заседание городского комитета партии, где ему  поручается формирование истребительного батальона. Батальона, который необходимо было сформировать по подобию строевого подразделения Красной Армии: с делением на роты, взводы, отделения, с созданием своей разведки, медицинской части и тылового обеспечения. С  организацией первоначальной военной подготовки для бойцов,  с ежедневной политической работой, направленной на повышение морального состояния и правильного понимания складывающейся военной обстановки, искоренение фактов паники и трусости.

Из воспоминаний П.Ф. Сидорова явствует, что командирами взводов, рот  и других подразделений в истребительном батальоне были проверенные и несгибаемые работники текстильного комбината  К. Князев, Я. Мансуров, Е. Плешаков, А. Старостин, С. Каширин, Б. Лёвин,  С. Резцов и другие.

Начальником штаба батальона первоначально был назначен И.Ф. Боронин, а комиссаром – А.Н. Грачёв. Батальон дислоцировался на территории ФЗУ. В первые дни и недели после создания подразделения абсолютное большинство его бойцов продолжало трудиться на своих рабочих местах. И только после окончания трудовой смены спешили в расположение батальона, где проходили теоретические занятия по  первоначальной армейской подготовке (в батальоне было много допризывной молодежи, родившейся в 1922 – 1923 годах, и комсомольцев более поздних годов рождения). На этих занятиях сообщались и сводки с фронтов, изучались тактико-технические данные винтовок, пистолетов и пулемётов, состоящих на вооружении в Красной Армии. А затем, с наступлением  поздних летних сумерек, наряды бойцов выходили на патрулирование и охрану стратегических объектов, к которым относились железнодорожная станция, узел связи, здание военкомата (оно находилось на ул. Ленина, недалеко от нынешнего здания  ЗАГСа), фабричные корпуса и, конечно,  деревянный мост через реку Оку. Но вскоре, и в первую очередь  из-за неутешительных сведений  о боях, выявление и задержание первых дезертиров (реагировать на задержание которых нужно было оперативно) потребовали нахождения бойцов в круглосуточной боевой готовности. Большая часть батальона  перешла на казарменное положение. Постоянные посты выставлялись на железнодорожной станции,  речной переправе и на крыше Дворца культуры, где был оборудован наблюдательный пункт, с которого в бинокль хорошо просматривался правый берег Оки и прилегающие окрестности. На крышу была выведена и телефонная связь, которая позволяла своевременно сообщать об изменении обстановки на видимой вокруг наблюдательного поста местности. Чуть позже были введены конные объезды сельской местности, пешие патрули на улицах города и созданы подразделения по борьбе с предполагаемыми пожарами  от зажигательных бомб, которые могли быть сброшены вражескими самолётами.

В октябре 1941 года начальник штаба И.Ф. Боронин отзывается из батальона, а на его место назначается Н.В. Гуров, бухгалтер пищевого промышленного комбината, проживавший в г. Озёры, на ул. Фрунзе, дом №12. Николай Васильевич оставил свои воспоминания, датированные 28 февраля 1978 года:

«Озёрский истребительный батальон НКВД был создан в первые дни войны с немецким фашизмом. Я был вызван 24.06.1941 года в военкомат и направлен в истребительный батальон на должность командира взвода. С того дня началась моя служба в батальоне».

В конце декабря 1942 года, по воспоминаниям Н.В. Гурова, его направляют командовать истребительным батальоном  в г. Михайлов Рязанской области. Местный батальон, принимавший участие в защите родного города, во время оборонительных  боёв и за время немецкой оккупации  (24.11. 1941 – 06.12.1941 гг.) был сильно потрёпан и понес значительные потери.

Я пытался отыскать в нашем городе родственников начштаба истребительного  батальона Н.В. Гурова,  но дома № 12 на ул. Фрунзе, к  большому сожалению,  уже  нет. Он был снесён, когда обустраивалась территория возле городской Администрации. Соседи вспомнили, что после войны Николай Васильевич работал на Озёрском хлебокомбинате в должности директора предприятия.

Часть III

С переводом  на казарменное положение (сентябрь 1941 года) исполняющий обязанности комиссара  Грачёв А.Н. был отозван из расположения батальона (воспоминания  Гурова Н.В.)

А.Н. Грачёв возглавлял на тот момент и военный отдел городского комитета ВКП(б). Ему было поручено формирование и обучение батальона  народного ополчения – ещё одного военизированного подразделения, создаваемого на основании  директивы Правительства.   Занятия подразумевали 110-часовую программу обучения, в которую входили строевая подготовка, овладение винтовкой, изучение пулемета, метание ручной гранаты, рытьё окопов. По всей видимости, совмещение таких значимых должностей для города,  который готовился к обороне, было неприемлемо.  На должность комиссара истребительного батальона назначается Александр Васильевич Полуянов.

1938 г. Полуянов А.В.

1944 г. Полуянов А.В.

К началу войны Полуянову было 27 лет. Александр Васильевич считался одним из местных молодёжных лидеров и  определённо пользовался уважением,  находил понимание среди молодых бойцов, из которых в основном состоял истребительный батальон. Не привыкшие ещё к воинской дисциплине «ястребки» часто обращались к нему не согласно воинскому уставу, а чуть ли не панибратски: « Саша»,  «Шурик» или «Санёк».  Полуянов не обижался, кого-то поправлял, кому-то доходчиво растолковывал, а иногда и пропускал мимо ушей, не делая даже замечания. Прошедший в 1938 году школу боёв с недружественной Японией на озере Хасан, он понимал, что со временем всё образуется и станет на свои места. И обращения будут строго по уставу, и приветствовать будут без напоминания.

Александр Васильевич ту военную кампанию 1938 года встретил в должности помощника (заместителя) политрука роты (введения указанных должностей добился тогдашний начальник Главного Политуправления РККА Мехлис Л.З. Подобные должности, по его замыслу, должны были быть в каждом взводе, но такая практика не прижилась в армии, и прежде всего по причине отсутствия среди младшего начальствующего состава членов ВКП(б) и комсомольцев.  Помощники политрука носили в петлицах четыре треугольника, как и старшины, и имели на рукавах нашивку в виде красной  звёзды).

А воевать наш земляк А.В. Полуянов умел и воевал на озере Хасан мужественно и самоотверженно. В октябре 1938 года Указом Президиума Верховного Совета СССР он был отмечен государственной наградой – орденом Красного Знамени.

После войны капитан милиции Полуянов Александр Васильевич служил в Коломенском ОВД (позднее УВД).

Руководителем физической и боевой подготовки батальона стал выпускник Ленинградского института физической культуры имени  П.Ф. Лесфгата Иван Васильевич Носов (1909 – 1987 гг). К началу войны он занимал должность директора фабрики-кухни. По всей видимости, Иван Васильевич не подлежал первоочередному призыву в Красную Армию, а  других специалистов, готовых «подтягивать»  у бойцов батальона выносливость, силу, вёрткость, преподавать им  азы рукопашного и штыкового боя в районе просто не было.  Иван Васильевич же с самого детства активно занимался акробатикой и гимнастикой, бегал кроссы, участвовал в лыжных походах и успел окончить институт. До перехода в систему  ОПИТ (в систему общественного питания в Советском Союзе входили все столовые, рестораны, кафе, буфеты, фабрики-кухни и т.д.) он вёл уроки физкультуры в ФЗУ, а жил в сторожке на стадионе, который располагался рядом (ныне  это  место  между магазином «Ашан» и котельной). После женитьбы, в 1929 году, ему милостиво разрешили временно пользоваться маленьким и неприспособленным к жилью помещением. Другого просто не было, а молодожёны были безумно рады и этой старенькой халупе. Со временем стены обили, утеплили, переложили печку и зажили дружно.   Из этой сторожки 2 марта 1943  года И.В.  Носов ушёл на войну, оставив жену и трёх малолетних детей.

Служил в танковом корпусе, в 21-м отдельном гвардейском мотосапёрном ордена Богдана Хмельницкого батальоне, в должности завсклада вещевого снабжения. Службу знал и к исполнению служебных обязанностей относился добросовестно. 26 февраля 1945 года был удостоен  медали «За боевые заслуги». В мае 1945 года  этот танковый корпус штурмует подходы к Праге, но с разгромом немецко-фашистских войск война для нашего земляка не закончилась. Через всю страну воинские эшелоны понеслись на Восток, на войну с милитаристской   Японией. И хотя после блестяще проведённой войсками Красной Армии операции Япония капитулировала и подписала 2 сентября соответствующий договор, Иван Васильевич Носов ещё оставался в строю. Домой, в родные Озёры, он вернулся только в июне 1946 года.

1945 г Носов И.В.

1944 г Носов И.В. (справа) (Фотографии из семейного альбома Носова Виктора Ивановича).

Партийную организацию истребительного батальона возглавлял Павел Иванович Меньщиков, отец хорошо известного в городе учителя математики Валерия Павловича Меньщикова. Как строилась партийная работа? Сколько коммунистов и комсомольцев было среди бойцов батальона? Сегодня ответить на эти вопросы практически нет возможности. Да и личный состав батальона постоянно нёс изменения. Уходили на фронт призывники, а их место занимали молодые бойцы.

Удостоверение бойца Озёрского истребительного батальона № 57 Меньщикова П.И.
(из семейного архива семьи Меньщиковых)

Про Павла Ивановича известно не очень много. Он родился в Москве в семье бедняка, в 1899 году. После окончания школы работал сапожником, а затем был призван служить на Балтийский флот. Активный участник Гражданской войны, дважды раненый. В госпитале встретил свою любовь, Марианну Яковлевну Горинсон. Вместе с ней по велению партии осваивали Дальний Восток в начале тридцатых годов. Наперекор всем невзгодам Павел Иванович учился и получил два высших образования. До войны преподавал в озёрских школах географию, черчение и рисование, а супруга работала врачом в местной больнице.

Удостоверение политрука 1-го взвода истребительного батальона Меньщиков П.И.

Осенью 1941 года бойцы истребительного батальона на правом берегу Оки задержали подозрительного типа. Бойцам показалось странным, что он спешил к линии фронта. В его какие-то несвязные объяснения с путаницей населённых пунктов верилось плохо. Задержанного обыскали и обнаружили у него списки коммунистов и евреев Озёрского района. (Эту историю мне поведала внучка Марианны Яковлевны – Наталья Валерьевна Меньщикова). М.Я. Горинсон вынуждена была с тремя детьми уехать в эвакуацию в г. Зарайск и вернулась в Озёры только весной 1942 года.

Врач-подпольщик М.Я. Горинсон (фото из фондов краеведческого музея)

60-е годы врач Горинсон М.Я. справа (фото из семейного альбома Меньщиковых)

По другой версии, отысканной мною в фондах краеведческого музея имени А.П. Дорониной, врач Горинсон М.Я. входила в тройку людей (Абрамова, Новикова, Горинсон – так в записке), которые в условиях оккупации должны были выполнять специальные задания подпольного горкома партии с выездом в другие районы области. Возможно, задержание подозрительного типа со списками членов партии и евреев было хорошо подготовленной операцией НКВД, которая служила прикрытием для быстрого отъезда Марианны Яковлевны с тремя малолетними детьми с прежнего места жительства. Партийная дисциплина в те годы была превыше личной жизни, и никакие невзгоды и неблагополучные обстоятельства при выполнении партийных поручений или заданий в оправдание не принимались. Жёстко? Да! Но только не сломленные духом люди с железной волей и строжайшей дисциплиной могли противостоять лучшей армии Европы, каковой себя считали непобедимые доселе войска вермахта. Но, как показала история, и на хваленую армию немецких оккупантов нашлась управа, переломившая хребет фашизму.

Продолжение

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Харитонов Юрий

Коренной Озерчанин. Подполковник. Бывший заместитель начальника ОВД. Член общественного совета Озёрского краеведческого музея имени А.П. Дорониной. Краевед, военный историк, автор книги «Спорт. События. Люди. г. Озёры XX век».

У этой статьи 7 комментариев

  1. Ходатай
    Ходатай Ответить

    Да,а! Очень интересно! Про существование истребительных батальонов известно давно , а вот углубленным изучением , в особенности нашего озерского истребительного батальона , на мой взгляд никто не занимался. Удачи в работе!

  2. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Отличная работа! Поздравляю, Юрий Анатольевич! Серьёзное и очень информативное исследование. Озёрский истребительный батальон — тема вообще мало раскрытая и не изученная. Теперь есть начало. Хорошее, серьёзное начало. Может, когда-то кто-нибудь и продолжит эту тему, вдохновившись твоей публикацией. Но старт дал ты!

  3. Харитонов Юрий Ответить

    Спасибо. Хотелось бы наследников-продолжателей. Через батальон прошло 2000 бойцов (из воспоминаний П.Ф. Сидорова), а мы знаем про единицы. И задержаний только дезертиров за первые два года войны было более 150 (из наградного листа на Сидорова), а про три диверсионные группы,которые готовили в батальоне и которых забросили в тыл к немцам, неизвестно пока ничего. Так что работать есть над чем.

  4. Евгений Исаев
    Евгений Исаев Ответить

    Вот такие Иваны Ильичи, Петры Федоровичи, Марианны Яковлевны и тысячи наших земляков били врагов на фронте, сражались в тылу, трудились ради Победы. Спасибо, Юрий Анатольевич, за то, что напоминаете нам их имена, прославляете подвиг озерчан в тяжелые годы Великой Отечественной войны!

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Да, Евгений. Мы как-то привыкли считать, что герои — они где-то не у нас, в других местах. А Озёры — что? Маленький, тихий тыловой город.
      Но, как теперь постепенно выясняется, это вовсе не тек. Озёры — ПРИФРОНТОВОЙ город (немец стоял рядом, под Каширой). И военная, очень напряжённая жизнь здесь била ключом. Просто люди зачастую об этом и не знали, не догадывались. (Знали только те, кому положено было знать).
      Толпы голодных, вооружённых дезертиров в ноябре-декабре 1941 года. Подготовка к обороне города, подготовка партизанских отрядов, диверсионных групп, конные патрули бойцов истребительного батальона на дорогах и в отдалённых деревнях, проверка документов, охрана жизненно важных объектов. Всё это делалось, всё было отлажено,всё это работало, как часы.
      Хорошо, что благодаря таким вот публикациям, у людей есть теперь возможность обо всём этом узнать.

  5. Николай Кочергин
    Николай Кочергин Ответить

    Юрий Анатольевич, замечательная публикация! Хотелось бы добавить, что Горинсон Марианна Яковлевна и Меньщиков Павел Иванович, кроме своей основной работы, по совместительству работали в Озерской школе медицинских сестер, которая находилась в то время в Болотном переулке, дом 16-А. Марианна Яковлевна преподавала патологическую анатомию, а Павел Иванович — географии.

  6. Харитонов Юрий Ответить

    Вот так! Век живи, век учись. Не знал Николай Николаевич про такую деятельность Горинсон М.Я. и Меньщикова П.И. Спасибо.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *