ЗОЛОТАЯ КАРЕТА

Легенды и были сенницкого парка. Из книги «Седая старина сенницкая».

И все же страшился князь монаршего гнева. Этот срочный вызов в Петербург не сулил ничего хорошего. Многогрешен был вельможа. И теперь, уже в карете, мчавшейся по московскому тракту, он опять с тревогой размышлял о том.

Шибко спешили государевы люди. Не церемонились они на постоялых дворах. Быстро меняли лошадей в каретах, видимо подставы готовились загодя. И щедро раздавали удары плетей излишне любопытным, глазевшим на небывалый поезд. Состоял он из четырех карет, мчавшихся по тракту с необычной для простого обоза скоростью. Суточный перегон в девяносто верст был для кавалькады не пределом. Не менее трех дюжин вооруженных всадников сопровождали конный поезд. По одежде и вооружению они законно принимались за царевых слуг. Но обличье и гортанный говор выдавали в них азиатов, весьма возможно, детей полудиких сибирских племен, лишь недавно приведенных в подданство российского царя. Опытный глаз соглядатая, наверняка отметил бы, что необычный поезд, замеченный на рязанском тракте, проделал дальний путь, не в первую тысячу верст.

В окрестностях села Белоомута по властному окрику из окошка третьей кареты кавалькада разделилась. Две первые повозки перешли на шаг и неспешно двинулись в сторону Коломны. Две кареты под охраной большего количества всадников свернули на Зарайский тракт. Они, не сбавляя скорости, пронеслись окраиной уездного города и резко взяли в правую сторону. Лишь через двадцать с гаком верст, спешились всадники в богатейшей усадьбе.

Солнце клонилось к закату, но отдыхать приезжие не собирались. Четко и организованно выполнялись приказы того же вельможи, не пожелавшего пока даже выйти из кареты. По его распоряжению, встретившие в усадьбе слуги, вскрыли сараи и амбары и бывшие всадники, вооружившись кирками и лопатами, принялись за непривычную для кавалеристов работу.

По указаниям вышедшего, наконец-то, уже в сумерках из кареты благородного по осанке человека, на окраине усадьбы в зарослях боярышника была вырыта глубокая яма. Затем к этому месту подогнали одну из карет. Была она какого-то неестественного цвета. Вероятно, проницательному человеку этот грубый серо-мышиный цвет показался бы явно подозрительным и он мог сделать смелое предположение в том, что карету наверняка недавно перекрашивали, с целью скрыть истинный цвет и материл ее.

С необычной каретой начались и необычные действия. Перво-наперво, из нее выпрягли лошадей и отвели в сторону, затем и саму колесницу подвергли разборке. Предварительно из кареты извлекли поклажу. Она состояла из рогожного куля, обернутого еще в тулуп. Внутри всего этого угадывался человек, поскольку из небрежно положенного под дуб свертка вывернулись ноги в лаптях и онучах. Жив ли человек – было непонятно, но это сейчас и не интересовало никого. Внимание всех было сосредоточено на жестах вельможи. По его бессловным приказаниям карета была разобрана, сняты колеса, рессоры, отделены дверцы и крыша. Под основание кареты, часть тяжелую и громоздкую, были подведены крепкие ремни. На них служивые осторожно, как гроб в могилу, опустили основание экипажа в яму. Затем перст начальника указал на сверток. Свирепого вида азиат, непохожий по обличью на остальных всадников, в богато украшенном халате и с длинною, но жидкою и абсолютно седою бородой приблизился к завернутому в шубу. Ногою в сафьяновом сапожке с загнутым мыском откинул полу тулупа и сверху вниз, не желая видимо наклоняться, всматривался в неподвижное лицо лежащего. Ничего не поняв, он гортанно крикнул что-то, видимо, своему подручному. Тот с угодливостью подскочил к нему с внушительной сулеей в руках. Вначале плеснул из нее белобородому на руки. Тот, набрав в пригоршни жидкости, ополоснул лицо, руки и, переняв сосуд, сделал из него несколько небольших глотков, а затем тоненькой струйкой стал поливать на неподвижное тело. Начал с груди и подвел струйку жидкости к полуоткрытым устам.

Вначале жидкость стекала по усам и жидкой бороденке мужика. Затем, видимо, когда основательная порция напитка попала в горло, неподвижное тело дернулось и из груди послышался слабый стон. Белобородый, шаманского обличья старец, взглянул на вельможу. Тот, опять же молча кивнул и жестом растопыренных пальцев указал толи на глотку, толи на грудь. Белобородый присел и с удивительной ловкостью взмахнул неизвестно откуда взявшемся в его руке ножом.

Блеснувшее лезвие стремительно исчезло в левой стороне груди обреченного. В таинственной тиши предсмертный хрип прозвучал нежданно громко и на него даже откликнулась возгласом неведомая ночная птица. Ещё раз мелькнули белки глаз убийцы взором на хозяина. Отрешенный жест того, видимо, значил финал трагического действа. Взявшись за концы тулупа, четверо молодцов опустили тело на дно кареты. Туда же свалили колеса, рессоры, прочие мелкие детали.

Вогнутую крышу экипажа втиснули боком рядом с каретой. Она вошла притирку, издав визгливый звук металла по металлу и неожиданно прочертила жирную борозду, содрав краску и блеснув при свете факелов ослепительно яркой желтизной благородного металла. Однако вскоре все это было сокрыто землей. Захоронение было тщательно утрамбовано, замаскировано опавшей листвой. Оставшийся грунт на развернутых кафтанах недавние «землекопы» перетаскали и тихо утопили в протекавшей поблизости малой речке. Она не была безымянной, а прозывалась ласково Сенничка. Здешние места были вотчиной, родовым имением именитого князя, губернатора Сибири Матвея Петровича Гагарина, государева человека. Это он гнал пышную кавалькаду из сибирских краев в столичный Санкт-Петербург по срочному вызову самого императора, это он инкогнито свернул только на ночь в родовую усадьбу. И эта ночь уже кончалась. В предрассветных сумерках опустился князь на колени. Взор его был обращен на другой берег речки, где вдруг в первом луче восходящего солнца ярко сверкнул золоченый крест и купол необычайно красивого храма.

Слуги светлейшего давно уже гурьбой расположились на почтительном расстоянии, устроив раннюю трапезу, закусывая перед дальней дорогой. Князь стоял все также коленопреклонно, губы его тихо шевелились, вышептывая молитвы Богу. Мраморная бледность все яснее различалась на суровом челе в свете просыпающегося дня. А князь все молился. Видать многие, великие, тяжкие грехи лежали на его душе.

Но велики, однако же, были и его заслуги перед Отечеством, Государем и Всевышним. Все это также вспоминал сейчас Матвей, надеясь на прощение. Вот и эта лепота – пятиярусная церковь в сенницкой вотчине построена им, Матвеем Гагариным. Знай, люд про это! Чти витиеватую славянскую вязь на верхнем восьмерике храма. Но ведь это только малая толика славных богоугодных дел князя Гагарина. Велика страна Сибирь. Вся она помнит знатного Матвея. Здесь отроком начинал службу на воеводстве, здесь вершил судьбы людей как судья Сибирского приказа, здесь был губернатором необъятных земель, строил храмы и крепости, прокладывал караванные пути в далекие Китай и Индию. Можно ли опорочить такие государственные заслуги?…

И все же страшился князь монаршего гнева. Этот срочный вызов в Петербург не сулил ничего хорошего. Многогрешен был вельможа. И теперь, уже в карете, мчавшейся по московскому тракту, он опять с тревогой размышлял о том. Что же из грехов его тяжких стало известно всесильному и сумасбродному монарху? Конечно, сибирский властелин надеялся, что сумеет развеять наветы завистников, клеветников и фискалов, скрыть многие следы своих злоупотреблений, стяжательства, мздоимства и прочих темных дел. Разве не надежно упрятана одна из главных улик в Сенницком парке?
Как стало известно Матвею Петровичу из тайных источников, именно этот предмет роскоши (золотая карета) был доводом и аргументом его недоброжелателей в том, что Гагарин стремился превзойти Государя Российского во всем и лелеял мечту возглавить независимое Сибирское царство.

Грешный губернатор тешил себя мыслью, что царь не забудет старую дружбу, храмы, возведенные в его честь и, конечно же, учтет полное раскаяние, падение на колени, добровольное прошение об отставке.

Только бы жизнь спасти и сохранить! Уповал седой Матвей и на Бога: столько храмов он построил, столько даров церквам преподнес! Только черной гадюкой заползала в душу мысль о том, что зарытое злато в землю это уже дар Сатане.

Царь не простил любимого когда-то вельможу. Проклятье и позорная казнь стали уделом князя Матвея. Но до того были долгие заточение и следствие. Говорят, сам царь тайно спускался к Матвею в тюрьму с просьбой обсказать все вины как на духу. Многие тяжкие грехи признал за собой опальный князь. Но даже в душевных беседах и под злыми пытками не выдал тайны золотой кареты, видно, помогал ему держать язык за зубами сам Сатана.

Как не скрытно вели себя верные гагаринские стражи, сметливые крепостные заметили, что приезжал князь-хозяин на двух каретах, а укатил ранним утром только на одной. Себе на уме были простолюдины. Слово-то серебро, а молчанье – золото. Эту русскую мудрость знали и неграмотные сенницкие крепостные.

После дошедшей в именье вести о злом убиении князя-хозяюшки, нагрянули в вотчину государевы люди высоких рангов с многими чиновниками. Везде они ходили, все смотрели и описывали, искали скрытые ходы из амбаров, истыкали железными штырями всю усадьбу, учиняли допрос дворовой челяди и прочим селянам. Никто ничего не видел и не знает – такие однозначные ответы записали дьяки в опросные листы.

Откровенные разговоры велись иной раз поздними вечерами в каморе обрусевшего татарина Абдуллы на мельнице, что на Осетре стояла. Здесь впервые, кроме догадок, услышали признание Васьки Крючка, шустрого дворового человека, который видел всю сцену захоронения кареты, затаившись в кустах. Может быть, и не проговорился бы Васька, коль не мучила бы его непонятность убиения бессознательного человека. Полную ясность внес тут сам Абдулла (которого местные почитали знающимся с нечистой силой, колдуном, проще говоря).

«Тут и гадать нечего, — толковал мельник, — велик клад злата, охранять его надо зароком страшным. Лучше всего для этого зарывать с кладом чумного аль холерного мертвеца. А то, что того ножичком пырнули – не велик грех, все равно не жилец был. А люди-то спешили, чай, так уж все по разуму. Теперь на веки – вечные клад сокрыт, так что забудьте про то, не бередите душу».

Мужики молча соглашались, задумчиво потягивая хмельную бражку из глиняных кружек. Один только Васька, непутевый и отчаянный от пития не унимался: «Эх, хоть одно б колесо онтудова выковырять»! «Цыц! И думать не смей! — гневно укорял его мельник, — не ищи себе погибели!». Не внял Крючок укорам седого Абдуллы. Вскоре нашли его висевшего в ременной петле на суку дуба, неподалеку от зарослей боярышника. Еще более уверовали мужики в страшное заклятие бесовского клада. Кто-то клялся, что души повешенных, самого Матвей-князя и подлого Васьки, обратившись в приведения, бродят теперь еженочно по парку. Стерегут де карету-то. Остерегались все ж лишний раз поминать про то. Лишь в редкие минуты откровений, под залог молчания, ведал дед внуку страшную историю.

Может быть, кто-то что-либо добавил от себя, может, наоборот, забыл подробности, но вот только в таком, примерно, виде сохранился этот правдивый рассказ до наших дней.

Из архива Николая Пирязева.

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Елена Порошкова

Журналист с 15-летним стажем. С 2000 года работала на Озёрском кабельном телевидении и в пресс-службе администрации района, была редактором газеты «Озёрская Панорама», вела официальный сайт администрации. В настоящее время занимается воспитанием своих детей. Любит природу и Озёры. Электронный адрес: ozery.adm@mail.ru

У этой статьи 13 комментариев

  1. Ходатай
    Ходатай Ответить

    Спасибо Елена! Это старая красивая легенда наших мест, такая же как и ладья груженная золотом, якобы затонувшая под Ростиславлем. К этой легенде очень много вопросов. Дело в том, что подобной кареты технически существовать не могло и это действительно так. Но с другой стороны, карета могла быть не полностью из золота , а с золотыми элементами декора, такая карета существовать могла, но тогда зачем прятать ее целиком, проще было разобрать и спрятать только золотые элементы. А еще говорят, что эта легенда вымысел самого Н.С. Пирязева.

  2. Евгений
    Евгений Ответить

    Аналогия ладья- карета прослеживается.
    Произведение больше художественное. Претензий на истину оно никогда не имело.
    Но красиво.

  3. Аександр Нефедов
    Аександр Нефедов Ответить

    Уважаемая Елена! Вы не будете против, если я размещу этот текст (без оплаты гонорара) на портале журнала «Чудеса и приключения»? Как подписать? Ссылка на «Я-краевед» будет обязательно.

    • Евгений Исаев
      Евгений Исаев Ответить

      Уважаемый Александр, статья «Золотая карета» впервые была опубликована в районной газете «Заря». Это труд двух авторов, один из них тогда был работником редакции. Затем текст размещен в книге «СЕДИНА СЕННИЦКАЯ» тоже под коллективным авторством.

      • Елена Порошкова
        Елена Порошкова Ответить

        Евгений, предполагала, что ты не останешься в стороне от этого вопроса.

        Тогда, авторы: Николай Пирязев и Евгений Исаев.

        Пойдёт?

        • Евгений Исаев
          Евгений Исаев Ответить

          Лена, вопрос не в авторстве. Продукт корреспондентов (штатных и внештатных) газет — собственность редакции.

  4. Елена Порошкова
    Елена Порошкова Ответить

    Евгений!
    Я этот текст взяла в архиве Николая Пирязева, музей ДК.
    Этот же текст есть в книге, за авторством Пирязева, Исаева, Абрамова.
    И где здесь газета!

    • Евгений Исаев
      Евгений Исаев Ответить

      Эта история была выдумана нами (членами Союза журналистов России) для публикации в местной газете, что и было с успехом совершено.

      • Сергей Рогов
        Сергей Рогов Ответить

        Ну вот тебе и раз! А где же романтика? Тайна осенних аллей в Сенницах? У такой леденящей душу истории и такой простой, скучный конец? А многоуважаемый Александр Викторович уже собрался было разместить её на страницах своего популярнейшего журнала.
        Подвёл ты нас, краеведов, Евгений. Мы все приврать любим, но мы-то в этом не сознаёмся!

        • Исаев Евгений
          Исаев Евгений Ответить

          Грешен, батенька, не обессудьте! Зато одной тайной меньше. Задумывайтесь, даже выдумывайте, ищите. И успешного завершения
          ВАШИХ интересных историй!

          • Сергей Рогов
            Сергей Рогов

            А ведь это очень здорово, Евгений! Ведь именно так, в принципе, и рождаются большинство легенд! Вот вы с Пирязевым взяли и придумали легенду про карету. Давно уже это было. А теперь в Сенницах найдётся немало людей, которые будут бить себя в грудь и доказывать, что карета эта БЫЛА! Очень всё это хорошо, иначе жить скучно!

  5. Исаев Евгений
    Исаев Евгений Ответить

    О, согласись, поэт, мечтатель —

    Фантазий призрачных приятель

    К открытьям намечает путь,

    Хоть не дано ему взглянуть,

    Порой, на плод своей мечты.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *