Долина вдохновения

Статья из архива Пирязевых о Смедовской долине

В краеведческом разделе моей библиотеки бережно хранится книжонка А.Грачев. «Хозяин полей и машин». Выпустило её почти полвека назад в 1958 году издательство «Московский рабочий». Из выходных данных можно узнать — тираж 12000 экземпляров.
Автор А.Грачев — председатель колхоза «Путь к коммунизму» Озерского района Московской области.
В то время прошла эйфория на мелкие хозяйства в каждой деревне и «Путь к коммунизму» был колхоз, что называлось укрупненный. В его состав входили селения: Бутьково, Дулебино, Фроловское, Храброво, и Облезево. Все села и деревни располагались в пойме реки Большая Смедва. И хотя официально колхоз считался бутьковским, его идеологическим и культурным центром являлось Дулебино, где в сельском клубе, самом обширном и благоустроенном в округе, проводились общие и партийные собрания, семинары и.т.п.
В описываемое автором время проходили кампания передачи из МТС (Машино-тракторных станций районного масштаба) непосредственно в колхозы. Отсюда и логическое название книги. Её автор Алексей Николаевич Грачев, опытный хозяйственник, долгое время работал председателем этого колхоза. Например, дулебинские сторожилы до сих пор помнят эту личность и поминают добрым словом. Сейчас можно насчитать несколько десятков печатных изданий наших местных авторов. Однако, именно «Хозяин полей и машин» по-праву считается первой ласточкой Озерского книгопечатания. В свое время бегло просмотрев книжонку, убрал её на полку, посчитав специфической работой, пособием председателей колхозов, явно политизированной. Тем более, что выпущена она была в серии «Библиотечка партийного работника». В период подготовки очерка, вспомнив про это издание, достал, раскрыл, увлекся и прочитал от корки до корки. Автор предстал предо мною не сухим казенным председателем, а живым человеком любящим своё дело и малую родину, неплохо знающим историю, не лишенным литературного дара, хорошо знавшим творчество Григоровича, уважавшего память земляка-писателя.

Содержание книги разделяется на три главы. Первая называется: «Колхоз в Смедовской долине». Начинается глава, и соответственно книга, словами: «С волнением читают молодые жители селения Дулебино…. повесть Д.В Григоровича «Антон Горемыка», в которой ярко отражена былая жизнь Смедовской долины, жизнь их отцов и дедов.
Дальше автор цитирует описание беспросветной нужды Горемыки и сравнивает его жизнь с обеспеченными колхозниками. Но вот через пару строк уже интереснее: «Жители Дулебино бережно хранят память о земляке-писателе. Библиотека имени Д.В.Григоровича расположена в здании нового клуба, рассчитанного на сотни посетителей. Здесь имеется обширный зрительный зал, большая сцена, киноэкран, уютное фойе.
Любовно оформлена витрина, посвященная памяти Д.В Григоровича. Недалеко от колхозного клуба стоит могучий дуб, посаженный в свое время писателем. Он любил работать в тени его ветвей. Заснята тут и мельница, у которой Григорович частенько беседовал с крестьянами.
Автор любит смедовскую природу, в описание колхозных работ невольно вплетаются у него литературные образы и стремление подражать большим мастерам: «Проходя как-то под вечер по территории бригады Никифорова, я залюбовался окружающей местностью и подумал о том, что наша Смедовская долина кое-где походит на Лунную долину, воспетую Джеком Лондоном. Эта чудесная зеленая впадина среди кудрявых холмов, быстрая река Смедва, отражающая в своих водах живописные купы деревьев, яркие колхозные поля. А вот небо иное, новое, не такое, как описывал Григорович и Лондон,- оно все исчерчено белыми стрелами- следами реактивных аэропланов… . И невидимые тракторы мерно рокочут где-то неподалеку… Косой шеренгой движутся колхозницы, сажая картофель. Они опускают его в свежие борозды. Слышится чей-то звонкий голос: — Эх, хороша земля на пойме!.
Рядом с тракторами работают лошади — сохами запахивается картофель. Грачи выбирают дождевых червей у самых лемехов, то и дело перелетая с места на место.
А река спокойно течет вдоль гряды кудрявых холмов, обрамленная светло-зелеными ветлами…»

Читая книгу нельзя оставаться равнодушным. Переживаешь вместе с автором, когда по вызову на пленум горкома партии, приходится переправляться через Оку во время ледохода и добираться до берега по качающимся льдинам. Удивляешься на автора, когда он нашу весеннюю природу и приметы сравнивает с описаниями Михаила Пришвина. Смеешься от души над сценой, когда колхозный сторож Леонтий Хренов устрашает грачей на кукурузном поле.
Очевидно и бесспорно одно  — книга написана вдохновенно, и это вдохновение подарила автору Смедовская долина.

В 70-е-80-е годы в нашем городе на улице Симанова проживал Владимир Иванович Ловцов. Личность очень интересная. Ходил он по улицам в неизменной своей серой кепке всегда с задумчивым выражением лица и какой-то полуулыбкой на этом лице. Некоторые даже считали его слегка чудаковатым. Может, что-то такое и было. Сержант Ловцов прошел войну от звонка до звонка. Уже потом аналитики подсчитали, что тех. кто начал войну 22 июня 41-го, к 9 мая 45-го осталось трое из сотни. Немудрено казаться необычным. Но, вероятно, задумчивость Володи происходила от его творческого характера. Работал он конструктором на комбинате, а в свободное время писал картины и стихи. Ещё он был патриотом. Незадолго до своей кончины он пришел в краеведческий музей и принес в дар свое добро. Несколько больших картин, фронтовые газеты со своими стихами, ещё толстую папку с архивом, документы и солдатскую медаль «За отвагу». Стихи у Ловцова были разные, которые для печати, которые для души. Упреждая обвинение в «квасном патриотизме» тех строк, что будут приведены ниже, скажу, что это неправда. В архиве местного поэта хранится целая поэма про деда Федота. От этого имени идет интересный юморной рассказ о браконьерах в наших краях. Главным из них Федот почитает высокого милицейского чина, очень известного для озерчан и говорит о нем Федот как бы полушепотом. Занимательная поэма…

А вот одно стихотворение В.Ловцова ложащееся в тему, привел здесь с небольшими сокращениями.

СМЕДОВСКАЯ ДОЛИНА

Я стою у Смедовской долины
И смотрю с восторгом на поля.
Пахнет воздух спелою малиною
Хлебом отчим добрая земля.

Здесь ходил когда-то Григорович
По тропинке в стороне глухой.
Наблюдая, как Антон Петрович
Полем шел, потея за сохой.

Жизнь текла суровая в неволе
Как весною мутная река,
Но пришел конец тяжелой доле
В кособокий домик мужика.

Край родимый сильно изменился
Наступила светлая пора.
Дым Каширской ГРЭС над рощей вился,
На полях гудели трактора.

По асфальту шли автомашины,
Серебрились ярко тополя.
И кругом по Смедовской долине
Пахнет хлебом русская земля.

 

Вдохновенная долина влияла не только на Озерских. Всяк, кто сюда попадал, испытывал её чары. Вот как это выразил коломенский поэт Владимир Кувшинов.

СМЕДОВКА РЕЧКА

Смедовка речка,
Лужок, бережок.
Солнышко свечки
На камушках жжёт.

Речка овражком
Струится-спешит
Берег ромашкой
Да травкой расшит.

Выйдет то к полю
То к синим лесам,
К светлым привольным
Родимым местам.

Выйдет в затишье
На звонкий песок.
Выйдет и слышен
Речной голосок.

Вот я и снова
На росном лугу
С речки бедовой
Спешу на Оку.

Сказочной синью
Блестят омута.
Это Россия,
Твоя красота.

Смедовка речка,
Лужок, бережок.
Светлым колечком
Свернулась у ног.

Бывает так, что городские поэты, литераторы стремятся в сельскую местность, на природу, чтобы набраться здесь вдохновения. Но как объяснить тот феномен, что человек живущий постоянно в маленькой деревеньке Храброво на берегу левого притока Смедвы, вдруг начинает говорить стихами? Такое приключилось с Юрием Хориковым.

ЛЮБЕНЬКА
Клюет в реке под вечер рыбка
В лесу такая есть река,
Как мимолетная улыбка-
Блеснет и в чащу утекла.
И как в Любеньку не влюбиться
Вся серебристая на вид.
Её прохладная водица
Всегда мне жажду утолит.
Она сквозь заросли стремится,
Не широка, не глубока.
В ней небо синее струится
И утонули облака.
На берегах её извилин
Ни городов, ни толп людей.
Лишь по ночам ушастый филин
Любеньке ухает с елей.
И утру мычит сохатый,
Когда придет на водопой.
Невдалеке от нашей хаты
Она течет своей тропой.
Вода, течением гонима,
Журчит упрямо все деньки.
Здесь в омутах стоят налимы.
А на поверхности-мальки.
Я на червя ловил налима,
Поймал всего лишь огольца.
Зато с ладони ел малину,
Сгоняя оводов с лица.
Зато в Любеньке искупался,
Кусало плечи комарьё,
А я стоял и улыбался
На воды быстрые её.
Над ней туман уже клубится,
А мне пора идти до хат.
Я половлю ещё маленько,
Уйду домой и грустно мне
Опять останется Любенька
Сама с собой наедине.

Если действительно отважится на такой поход — от устья до истоков чудной речки Любеньки — , то попадешь в такие первобытные дебри, что с трудом поверится, что на календаре 21 век, а на карте – Московская область. Семнадцать лет назад это стало причиной события мирового масштаба. Американцы удивленно вертели головами, цокали языком, лопотали что-то не по-нашему и хлопали себя по шее, удивляясь кровожадности местных комаров. Дело происходило в одном из отрогов Смедовской долины по течению речки Любеньки.
Газета «Правда»26 августа 1990 года половину третьей страницы отвела под статью с крупным заголовком: «Озеры, век двенадцатый». Под рубрикой «Идут съемки» и с подзаголовком: «Создается второй в истории кино совместный советско-американский фильм». (наверное, он был и последним). Спецкор «Правды» красочно описывал поездку из Москвы в Озеры съёмочной группы двух стран. Американцам она показалась очень утомительной. Однако: «…даже ими все тяготы походной жизни были моментально забыты, когда наш «десант» высадился на съемочной площадке. Лешего не встретили, но чудес было предостаточно. В самом деле, где еще найдешь такую красоту: пологие силуэты холмов, печальная запруда, осененная полоской леса, взбежавшая на пригорок часовенка, диковинные строения из дерева и камыша.
— Это русское селение XII-XIII веков,- давал пояснения один из авторов сценария Юрий Петров.»

Более двух месяцев на Любеньке проводились съемки фильма «Феофания, рисующая смерть». Для русских- исторического, для американских — фильма ужасов. Лучшую натуру, чем в наших местах, по всей России не удалось сыскать…
Стоит напомнить, что в смедовских местах снимался фильм « Три тополя на Плющихе», «Артистка из Грибова» и другие.

Многие озерчане хорошо помнят выставки фотохудожника Владимира Анисимова, которые проводились и в здании детской музыкальной школы и в залах краеведческого музея. Большинство работ мастера отражала красоты Смедовской долины. Ах, как прекрасно смотрелись целые поляны цветущих анемонов, омута и перекаты на Смедве, заросли и водопады на Любеньке!
Работы В. Анисимова экспонировались на престижных выставках. Как их логическое завершение стало недавнее событие — Владимира Георгиевича Анисимова приняли в члены союза фотохудожников России. Мы от души поздравили человека, ставшего нам другом на почве любви к Смедовской долине.

Верится. Что экзотика и аура этого замечательного места даст ещё много импульсов талантливым людям.

 

Из архива Пирязева.

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Елена Порошкова

Журналист с 15-летним стажем. С 2000 года работала на Озёрском кабельном телевидении и в пресс-службе администрации района, была редактором газеты «Озёрская Панорама», вела официальный сайт администрации. В настоящее время занимается воспитанием своих детей. Любит природу и Озёры. Электронный адрес: ozery.adm@mail.ru

У этой статьи 3 комментариев

  1. Ходатай
    Ходатай Ответить

    «В архиве местного поэта хранится целая поэма про деда Федота. От этого имени идет интересный юморной рассказ о браконьерах в наших краях. Главным из них Федот почитает высокого милицейского чина, очень известного для озерчан и говорит о нем Федот как бы полушепотом. Занимательная поэма…»

    Это поэма И.В.Щепотина. Вот она.
    На всякий случай, все персонажи являются вымышленными и любое совпадение с реально живущими или когда-либо жившими людьми случайно.

    Золотая рыбка

    Ранним утром на рассвете,под прикрытьем осоки,
    Наш Федот поставил сети под Сосновкой вдоль Оки
    Для отвода глаз удильник наклонил он над рекой,
    И владея басом сильным сыну дал наказ такой:
    -Ты смотри налево,Петя,на дорогу из Озёр,
    Чтоб не сцапал наши сети Лозового рыбнадзор.
    И под вечер сын заметил,на закате вдалеке
    Колька Лысый ставил сети под Горами на Оке
    Коренастый,невысокий,он барахтался в волнах,
    Над Окою синеокой плешь сияла,как луна
    -Никому не говорите,-дал сынку намёк Федот
    Это был,мол,не Копытин,на него похожий зот
    *********
    Дело шло,как говорится,хорошо на этот раз,
    Разрешите извиниться и продолжить свой рассказ
    Воскресенье и суббота это отдых на реке,
    А для данного Федота это деньги в кошельке
    Хорошо!Жена Маланья в нашем городе живёт
    На базаре утром ранним бойко рыбу продаёт
    Каждый раз кипит толкучка,повышается цена
    -Сколько стоит эта кучка?
    -Три рубля,-кричит она
    Улыбнётся вам нарочно,спросит,»как живёте вы?»,
    Без весов отмерит точно килограмм живой плотвы
    *************
    Два часа и рыбы нету,в магазин она бредёт
    И на мелкую монету «Геркулес»cебе берёт
    А Федот?Тот спозаранку,наклонивши вниз свой нос,
    Опускает в сеть приманку-этот самый Геркулес.
    Так и жил Федот прекрасно,браконьерил без конца,
    Но,однажды,утром ясным выпил красного винца
    Вмиг вино заговорило,потеряв всю в прошлом честь,
    Он сказал:»Сыночек,милый,посмотри,там водка есть?»
    Водка мерно в глотку льётся,веселится и душа
    Наш Федот кричит,смеётся,»Выпьем милый,за ерша!»
    ****************
    Он рукой потрогал щуку,посмотрел зубастой в пасть,
    И сказал:»За эту штуку три рубля нам рынок дасть!»
    Охмелев от крепкой водки,сжал на сына кулаки,
    Полетел без чувств он с лодки в волны матушки-Оки
    Плавал наш Федот по Волге,на Днепре и на Дону,
    По Оке он плыл не долго,закричал:»тону,то-ну!»
    Над кольцом водоворота ветер кепь его кружил
    Словно,не было Федота,словно,он,увы,не жил
    К счастью,катер Рыбнадзора мчался вихрем по Оке
    И поймал он сетью скоро утонувшего в реке
    ****************
    Я скажу,друзья,на свете, всем Федотам и Фомам
    Тот,кто ставит рыбам сети,тот в неё влетает сам!

  2. Харитонов Юрий Ответить

    Хотелось бы с творчеством Щепотина И.В. познакомиться поближе. Почему бы на сайте не завести, например, страничку для стихов? Ведь не плохо писали и пишут НАШИ земляки. Давайте вместе подумаем!

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Да я и не против стихов. Не Пушкина с Лермонтовым, разумеется, а наших поэтов-земляков. У нас вон Марина Полуэктова есть. Поэтесса, стюардесса.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *