«ТЁМНЫЕ АЛЛЕИ» приглашают в забытое прошлое

Сегодня почётный гость нашего сайта -Первый заместитель Главного редактора популярного журнала «Чудеса и приключения» Александр Викторович Нефедов с прекрасным рассказом про старинную усадьбу в селе Сенницы Озёрского района. Рассказ этот настолько ярок и информативен, что человек, сроду не бывавший в Озёрском районе и в барской усадьбе села Сенницы, прочитав этот рассказ, будет иметь весьма серьёзное представление о богатой истории старинной усадьбы.

Работа настоящего Профессионала, и очень душевно. Александру Викторовичу — моё почтение! (С. М. Рогов)

 

Текст статьи. Взято отсюда.

Сегодня мы сдаём в типографию очередной (июльский) номер журнала «Темные аллеи». В этом номере очень много интереснейших очерков. С учётом соблюдения авторских прав и лицензионных соглашений, я на могу «отвечать за других»,а свой материал, который вошёл в этот номер, предлагаю вниманию читателей в авторской версии.

Обложка очередного номера популярнейшего журнала «Тёмные аллеи».

В ПЕЧАЛЬНЫХ ЛАБИРИНТАХ СЕННИЦ
Ровно 310 лет назад, летом 1709 года, сразу после головокружительной победы в Полтавской баталии, во глубине России состоялось освящение высокого и стройного, как сияющая пасхальная свеча, храма. Его возвели два легендарных брата – князья Иван и Матвей Гагарины. Так церковь Вознесения Господня стала началом становления уникальной усадьбы Сенницы. На долгие годы, даже на века, связали с ней свою жизнь представители таких славных дворянских родов как Гагарины, Голицыны, Виельгорские, Шаховские, Келлер.

Церковь Вознесения Господнего в селе Сенницы. (Вид с пруда).

Судеб скрещенье
Судьба усадьбы Сенницы, расположенная теперь на окраине Озёрского района Подмосковья, неотделима от истории нашего Отечества и от судеб её владельцев, каждый из которых оставил свой пусть теперь и полузабытый, но яркий след. И он виден не только в архивных документах или книгах, в ратных подвигах или в фактах казнокрадства, в музыкальных или художественных произведениях, в печальном зрелище «графских развалин». Здесь, в Сенницах, странным образом сохранился и при внимательном, трепетном и почтительном отношении современных гостей вдруг внезапно проявляется дух тех, давно ушедших веков. И вы уже как будто по настоящему слышите, что граф Матвей Виельгорский играет на виолончели, видите сияющего эполетами князя Александра Шаховского, который будучи флигель-адьютантом императора на протяжении всех двадцати лет владения усадьбой непрестанно её благоукрашал. А вот в залах несохранившегося главного дома художник Леонид Бакст пишет теперь всемирно известный портрет графини Марии Келлер. В какой-то миг перед вашими глазами начинает развиваться реальная душевная драма последнего хозяина усадьбы — кавалергарда графа Александра Келлера, сына героя-генерала. Будучи по сути к тому времени белогвардейским офицером, женатым уже вторым браком, тайно, рискуя жизнью, он не раз приезжал в имение навестить свою любимую Варвару. Она была белокурой красавицей – прислугой. Местные встречали парочку то в барском саду, то в парке, то в липовой аллее. Ну чем не история из пронзительного сборника рассказов Ивана Бунина «Тёмные аллеи»? Только закончился этот роман по-другому, не по литературному шаблону. Родившуюся от этой трогательной любви осенью 1918 года девочку назвали Анной в честь бабушки отца – графини Анны Виельгорской-Шаховской. И её потомки живут теперь в России. А потомки Келлеров обосновались в Европе и иногда посещают усадьбу просто как туристы.

Череда славных лиц
Хотя в писцовых книгах Рязанского края Гагарины упоминаются владельцами Сенниц и окрестных селений ещё с конца XVI века, началу усадебной жизни здесь положил легендарный сподвижник Петра I Матвей Гагарин. Он вёл свою родословную ни много ни мало – от самого Рюрика. Судьба этого владельца Сенниц сложилась ярко и трагически. Богатейший сановник России, комендант Москвы, генеральный президент Сибирского приказа и с 1711 года первый губернатор Сибири, он очень многое сделал для развития здешнего края, но и неплохо на этой должности нажился. После почти десятилетнего успешного правления огромной территорией был уличён во взятках, оказании различных незаконных услуг иноземцам «за алмазные вещи» и даже попытке отделить Сибирь от России и учинить суверенное Сибирское государство. На допросах князя пытали нещадно, били кнутом. Он особо ни в чем не признался, ссылался лишь на то, что на вменяемые ему преступления его толкал загадочный «дьявол из подземелья». По преданию, сам царь Пётр накануне казни приходил к Гагарину в крепостной каземат и предлагал недавнему другу повиниться, суля помилование. Князь поверил государю и написал покаянное письмо, в котором признался, что получал немалые «подносы и подарки», он просил пощадить его и отпустить в монастырь, «где б мог окончить живот свой». Но государь слова не сдержал и 16 марта 1721 года Матвей Петрович был повешен прямо перед окнами Юстиц-коллегии в назидание другим тогдашним многочисленным лихоимцам. Только осенью полуразложившийся труп был выдан супруге казнённого. Где он был погребен – неизвестно. Но и теперь на северной стороне церковной паперти храма в Сенницах видна хорошо сохранившаяся закладная плита с высеченном текстом на старославянском языке: «1770 года октября в 23 день гроб князь Ивана Петровича да князь Матвея Петровича Гагариных…». Вероятно, в 1770 году тогдашний владелец части усадьбы Матвей Алексеевич – внук казнённого Гагарина, и совершил перезахоронение в пока не найденном склепе своих предков, увековечив этот факт памятной доской на церковной стене.

Со второй половины XVIII века часть Сенниц принадлежала роду Голицыных: княжна Дарья Гагарина – внучка Матвея Петровича вышла замуж за Александра Голицына в эпоху Екатерины Великой дослужившегося до фельдмаршала. Голицыны и заложили основы ставшего впоследствии совершенно уникальным садово-ландшафтного комплекса от которого теперь почти ничего не осталось, но и уцелевшее – впечатляет.
Аллеи усадебного парка надолго полюбились композитору М.Ю.Виельгорскому, который, кто знает, быть может, именно здесь создал свои теперь незаслуженно забытые мелодии и романсы. Граф Виельгорский владел доставшимися ему по наследству от родителей Сенницами с 1804 года. Композитор, музыкальный деятель, он слыл одним из образованнейших людей своего времени. Близкие отношения связывали его с Пушкиным, Жуковским, Карамзиным, Лермонтовым, Глинкой. В 1811 году он женился на принцессе Екатерине Бирон, внучке легендарного всесильного регента Бирона. Через два года супруга скончалась и он решился жениться на её…сестре Луизе. Такой брак по тогдашним церковным канонам считался недопустимым, а родившиеся дети – незаконнорожденными. Но это не остановило влюблённых. У них родились две дочери и сын. В 1826 году Михаил Юрьевич был назначен камергером и егермейстером двора и семья переехала из Петербурга в Москву. Теперь летние месяцы он проводил с женой и детьми в полюбившимся всем Сенницам. Нередко сюда приезжал в гости и брат Виельгорского – Матвей — убеждённый холостяк, превосходный виолончелист и гофмаршал при дворе великой княгини Марии Фёдоровны. Его концерты на природе восхищали хозяев усадьбы и вызывали недоумение у местных крестьян, не понимавших прелести смычковой музыки.
Во второй половине XIX века владельцами усадьбы стали князья Шаховские. Которые преобразовали имение на берегу шустрой речки Сеннички – притока полноводного Осетра в непревзойдённый по тому времени садово-парковый и архитектурный ансамбль. Очевидцы описывали: к концу столетия главный дом и два флигеля, снабжённые водопроводом и электричеством, церковь, часовню и усыпальницу Шаховских окружал сосновый лес, аллеи из смешанных деревьев и кустарника, бесчисленные цветники, Всё это было искусно высажено на площади в 700 гектаров! Территория усадьбы разделялась на две части аллеей лип и лиственниц. По обе стороны центральной аллеи располагались фруктовые сады – справа грушевый, слева яблоневый. Пять устроенных каскадом прудов были полны рыбой. Гостей имения удивляли розарий и оранжерея с тропическими растениями, огромный фонтан, руины которого и теперь впечатляют своими масштабами.

Под сенью экзотики
За три века истории усадьбы Сенницы её облик и окружающий ландшафт постоянно менялись. Любопытен факт – на литографии начала XIX столетия вокруг усадьбы простираются безлесные поля и луга, пересечённые оврагами. Теперь это место утопает в зелени. И проложили старания к таким разительным переменам не столько матушка-природа, сколько сами хозяева здешнего поместья.
Мы приехали в усадьбу в последние дни апреля намеренно: в эту пору еще можно отчётливо разглядеть руины зданий, мавзолея и фонтана, другие «графские развалины», очертания каскадных прудов, подойти к уникальным деревьям. В разгар лета здесь царят заросли крапивы и неистребимого опасного борщевика. И только по немногим протоптанным тропинкам, словно по лабиринту, можно исследовать фрагменты уникального ансамбля, которым на протяжении столетий восхищались гости Сенниц. Во времена графини Келлер в парке среди кустарников и клумб с экзотическими по тем временам цветами существовал самый настоящий рукотворный лабиринт. По витиеватым тропинкам можно было ходить часами в поисках выхода и при этом наслаждаться свежайшим воздухом и красотой удивительных растений. И если вы попадёте сюда именно летом, то после столичной суеты и смога на центральных улицах будете приятно удивлены редкостным микроклиматом на относительно небольшом участке обширной усадебной территории. Почему такое происходит?
Я держу в руках едва умещающуюся на ладони красивую, очень необычную шишку. После схода снега в этом месте усадебного парка такими ароматнейшими чудо-шишками устлана вся земля. Они упали ещё поздней осенью с разлапистых ветвей огромных вековых сосен, которых в других местах Подмосковья не сыскать, да и в России они стали появляться совсем недавно. Зато в юго-восточных провинциях Канады, на северо-востоке США и в некоторых районах Мексики и Гватемалы — это такие же обычные деревья, как наши берёзки. Британский Королевский флот активно использовал древесину именно таких сосен для строительства военных парусников, но закупать в Северной Америке и привозить в Англию брёвна было очень накладно. В начале XVII столетия английский мореплаватель Джордж Веймут завёз семена этой красавицы на берега Туманного Альбиона в надежде озолотить своих потомков: ему так и грезились целые рощи бесценного строевого леса. Но легендарный дождливый климат сосне совсем не подошёл. Зато теперь дерево вполне себе по-научному называется веймутова сосна. А в Сенницах семена, привезённые владельцами усадьбы из Америки полтора века назад, прижились и создают теперь на небольшом участке, окружающем полуразрушенный мавзолей, удивительную атмосферу. По соседству с веймутовыми соснами растут австралийские ели, американские дубы, серебристые тополя, великолепный маньчжурский орех, канадские красные клёны, очаровательная сирень. Некоторые из этих деревьев помнят прогуливающихся по аллеям господ. А нам, гостям парка, о его прошлой красе напоминают ставшие теперь дикорастущими разноцветные колокольчики аквилегий и нежные цветки незабудок. Когда-то они украшали изящные клумбы, а теперь без присмотра садовников разрослись по всей округе словно сорняки.

Последний аккорд симфонии жизни
Особенного расцвета усадьба достигла в пору, когда здесь жил генерал Келлер – муж княжны Марии Шаховской, которая была внучкой Михаила Виельгорского. Граф Федор Эдуардович Келлер, выпускник Пажеского корпуса, оставил заметный след в русской истории. По окончании академии Генерального штаба он вступил добровольцем в сербскую армию во время сербско-турецкой войны. В период турецкой войны 1877-1878 годов был начальником штаба отряда М.Д.Скобелева. Участвовал в освобождении Галаца, руководил возведением укреплений на Дунае. За героизм, проявленный под Плевной, Келлер был награждён золотой саблей с надписью «За храбрость». Вместе со своим командиром Скобелевым Келлер был очень популярен в армии. Перед одним из кровопролитных сражений Скобелев объявил, что в случае его гибели командующим должен быть назначен именно Келлер.
В 1894 году генерал-майор Келлер стал директором Пажеского корпуса. После производства в 1899 году в генерал-лейтенанты государь назначил его Екатеринославским губернатором.
Когда началась русско-японская война, пятидесятичетырёхлетний генерал, добившись отправки на фронт, вскоре погиб в тяжёлом бою.

Н. Бунин «Смерть генерала Келлера во время боя на Янзелинском перевале. 1904 год.», 1905

Тело графа доставили в Сенницы и с воинскими почестями похоронили, пожалуй, самой необычной в мировой практике усыпальнице. Она, как ни странно, совмещала в себе сразу две функции – застекленную оранжерею и каменный мавзолей с подземным склепом. Необходимость создания такого комплекса была вызвана трагической смертью дочери четы Келлеров Марии. В 1894 году она разбилась, катаясь на санках с горки. Графинюшке было всего десять лет. Но и у семи нянек… Так, на том самом высоком холме, откуда пустилась на санках в свой последний путь девочка и возник комплекс, совмещавший могилу с оранжереей, где всегда, зимой и летом, цвели так любимые ребёнком розы. Сооружение было воздвигнуто по проекту модного в ту пору архитектора-новатора Н.В.Салтанова, который блестяще справился с поставленной заказчиком необычной задачей.
К началу XX столетия усадьба представляла собой своеобразную сокровищницу русской культуры, которая пополнялась хозяевами Сенниц на протяжении двух веков. В главном доме находились уникальные сервизы, мебельные гарнитуры, полотна русских и западноевропейских живописцев, книги, коллекции оружия, монет и медалей. Большая часть ценностей бала утрачена уже в первые послереволюционные годы. Насколько богато было убранство комнат и зал дома и флигелей, можно судить по тому, что чудом уцелело и теперь демонстрируется в экспозиции музея «Зарайский кремль». Среди особых редкостей – столовый сервиз с гербом М.Ю. Виельгорского, изготовленный на Юсуповском фарфоровом заводе; портрет владелицы Сенниц княгини Марии Шаховской – жены генерала Келлера, который в начале прошлого столетия выполнил известный петербургский художник Лев Бакст, специально приезжавший для работы в Сенницы.
Портрет этой очаровательной женщины со стройной фигурой и в изысканном наряде, которая пережила супруга на сорок лет и скончалась во Франции в 1944 году, вошёл в сокровищницу мирового искусства. Но далеко не все знают ту тайну, которую хранит в себе портрет фрейлины супруги Николая II. Лев Бакст с согласия модели слукавил и придал тогда уже не молодой даме более чем величественный вид. На самом деле при дворе княгиня была редко, предпочитая блеск приёмов уединённой жизни в провинции из-за своего маленького роста. Среди высоких фрейлин она чувствовала себя неуютно. Зато художники и фотографы, по своим придворным обязанностям или по заказу запечатлевавшие Марию Александровну, прибегали к невинному трюку – облаченную в ниспадающее до пола платье они любезно просили встать на банкетку, и та им не отказывала…

Мария Александровна Шаховская — супруга графа Ф.Э. Келлера. (Художник Л.Бакст. Портрет  1902)

К слову
Ровно сто лет назад, летом 1919 года, местные партактивисты и воинствующие безбожники вскрыли гробы генерала Келлера, его матери и юной дочери в подземной части усыпальницы в надежде найти несметные графские сокровища. Разочарованные неудачей они долго гоняли ногами по усадебным аллеям, словно мячи, человеческие черепа. Позднее колхозное начальство приспособило склеп для хранения силоса. Время было такое, новый мир требовал в жертву устои мира старого. Но если вы окажетесь в Сенницах – непременно загляните в пустую холодную глубину разорённого мавзолея и помяните тех, кто когда-то здесь жил, любил, страдал и радовался каждому мигу своего бытия в тенистых лабиринтах зарастающего теперь крапивой парка.

* Выражаю глубокую признательность неутомимому Сергею Михайловичу Рогову (г.Озёры) за незабываемую экскурсию по усадьбе Сенницы, которая состоялась 24 апреля 2019 г.

Александр Нефедов.

1+

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Аександр Нефедов

заместитель Главного редактора журнала "Чудеса и приключения", член Союза писателей России, член Союза журналистов Москвы, почетный работник печати города Москвы

У этой статьи 2 комментариев

  1. Сергей Рогов
    Сергей Рогов Ответить

    Шикарная статья, Александр Викторович! Поздравляю! Очень информативная, вполне тянет на краеведческое пособие для учащихся старших классов.

  2. Флександр
    Флександр Ответить

    Дорогой Сергей Михайлович! Многое в этом очерке осталось «за кадром». Судьба электростанции, перевезённой в Зарайск, сведения о тех, кто «катал головы графьёв», т.к. их потомки продолжают жить в Сенницах и Вы даже (возможно…) их знаете лично, подробности о расхищенных культурных ценностях и многое другое. Куда мне до Н.К. Букринской. Она подлинный знаток истории Сенниц. Ей низкий поклон!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *