Казарма 32-й км. Научная экспедиция сайта «Я — Краевед»

Впервые информация о казарме 32-й км  была изложена ЗДЕСЬ.

После шикарной, рвущей все рейтинги и так заинтересовавшей всех озерчан, статьи Николая Николаевича Кочергина «Казарма 32-й км. История семьи Расщупкиных» сайт «Я — Краевед» принял решение продолжить начатое Николаем Николаевичем дело и внести свой посильный вклад в написание истории затерянной в Паткинских лесах казармы 32-й км.

Для начала туда сходил я. Прошёл лесом, той самой дорогой, по которой в детстве мы ходили на «Мочалку», в расположенный недалеко от казармы Мочальный овраг за пулями. Думаю, что всё мужское население г.Озёры по этой дороге ходило, на этой дороге выросло. Не побывать озёрскому подростку на «Мочалке»  — такого раньше быть просто не могло по определению. Пули эти (трассирующие и бронебойные) мы потом клали в костёр и любовались «салютом». Как глаза и руки-ноги целы остались — видно Ангелы-хранители нас очень любили.

Но я сейчас не об этом. Просто эта дорога для нас в данном контексте интересна тем, что жители казармы 32-й километр ходили по ней в Озёры за продуктами, за покупками и т.д. Помню, от самой казармы было довольно приличная, наезженная дорога до бетонного короба на «Мочалке», а оттуда на Катюшино поле в Озёры.

Мочальный овраг

Пришёл на место казармы. Битый кирпич, осколки бутылок, чашек, глиняных горшков, стёкла от керосиновых ламп, железки бытовые (дверные петли, гвозди, обломки лопат, мотыга), пара вилок алюминиевых простеньких — обычный мусор, остающийся на месте жилья. Судя по всему,  жители казармы были людьми небогатыми.

Круглый, диаметром чуть больше полуметра, камень с вделанной в него железной ручкой, чтоб можно было этот камень вращать. Долго спорили потом о его предназначении. Выдвигалась версия, что это — ТОЧИЛЬНЫЙ камень. Но я сразу эту версию отмёл. В заточке ножей я толк знаю, точу их до бритвенного состояния, и в точильных камнях разбираюсь весьма. А это камень — не зернистый совсем, сталь не «грызёт». Я специально попробовал поправить на нём свой походный нож, не правит, нож просто скользит, гладит камень и не затачивается вовсе.

Камень с ручкой для вращения. Надо бы в музей озёрский его перетащить.

Вторая версия, что камень этот для дробления каменного угля (печку потом топить) тоже отпала. Круг камня имеет овал до 6 см, и будет дробить лишь незначительным выпуклым сегментом. Не пойдёт.

Зато у круга очень ровный, даже подправленный крепким цементным раствором, торец. Круг работал торцем, плоскостью, за ней следили и периодически её выравнивали. А значит, этот круг — ручная домашняя мельница, зерно на муку молоть. Разобрались.

Далее, контуры кирпичного фундамента от дома, засыпанная яма от колодца. (Колодец тот помню, нас в детстве водой из него поили, когда мы к казарме ходили, а иногда вместо воды давали молоко). Ближе к лесу — следы небольшого огорода.

Заинтересовавшись публикацией о казарме 32-й км, туда с сыном поехал известный в кругу единомышленников, с репутацией, поисковик Андрей Вальтер. Далее пишу с его слов.

Заехали на место бывшей казармы 32-км от деревни Паткино по старой, в хлам разбитой дороге.

Дорога от Паткина до казармы.

Приступили к поиску. Видно, что и до нас поисковики там поработали, но не чисто, кое-что (и немало) оставили нам. Работать на месте проживания людей всегда трудно, много металла, сплошные сигналы, всё «звенит». Вот общее фото того, что мы пока нашли.

Не Бог весть что, но представление о быте жителей казармы составить можно. Чугунная плита от печки с кругами для чугунков, сечка — капусту рубить и потом квасить, алюминиевая тарелка, обломок ложки, кусок тарелки , пули ржавые (с «Мочалки» наверняка), бутылка (куда же без неё!).

Теперь по найденным монетам. Монеты все были сконцентрированы около фундамента. Кстати, фундамент этот облюбовали для себя похожие на змей безногие ящерицы веретеницы.

Фундамент бывшего дома.

Вот список найденных монет. В основном монеты Советские. Но есть и дореволюционные.

20 копеек 1932 года.
20 копеек 1946 года.
20 копеек 1936 года.
15 копеек 1946 года.
10 копеек 1940 года.
10 копеек 1950 года.
10 копеек 1953 года.
3 копейки 1931 года.
2 копейки 1957 года.
2 копейки 1955 года.
2 копейки 1969 года.
2 копейки 1941 года.
1 копейка 1970 года.
1 копейка 1972 года.
2 копейки 1872 года.
1 копейка 1880 года.
1 копейка 1897 года.

Есть и дореволюционные монеты («Империя» на сленге поисковиков). 1872, 1880, 1897 гг. Если учесть, что железная дорога «Озёры-Голутвин» стала строиться в 1891 г, и была запущена в эксплуатацию в 1893 г, то можно предположить, что монеты 1872 и 1880 г — потеряшки, «оброны». Значит дорога (грунтовая) Паткино-Марково, (Паткино-Озёры) уже существовала в 1872 г, и казарма логично была построена не абы как, а именно на этой дороге, чтоб связь с жильём, с населёнными пунктами была.

Сотрудник Института Археологии РАН, командир поискового отряда  «ИстокЪ» (Домодедово) Кирилл Юрьевич Низамутдинов внёс существенное, и безусловно имеющее право на существование, уточнение в мой текст: «Интересно! Но я себе позволю критики немного — монеты ходили долго. Эти медные (монеты) образца 1867 года ходили вплоть до революции и даже некоторое время в 1918-19гг. При этом вместе с ними даже могли ходить и более ранние, еще образцов 1850х годов. Так что это сомнительный источник. Тук ключевой момент — строительство ж/д.» (с)  Принято, благодарю!

Ещё были найдены обычные предметы быта:
Верхняя часть от карманных часов без стекла.
Фишка домино 3/3.
Значок «Готов к санитарной обороне СССР».
Часть от бензиновой зажигалки из латуни.
Медное обручальное кольцо.

Дно разбитой чашки со штампом завода изготовителя времен РСФСР.

Сохранился небольшой водоём, расположенный от казармы примерно в 20-30 метрах в глубь леса, возможно искусственного происхождения, и по предположению, предназначенный  для того, чтоб полоскать бельё и поить домашнюю скотину.

Водоём (колодец, прудик) для хозяйственных нужд.

Вот, что поведал мне (и сайту  «Я — Краевед») энтузиаст Андрей Вальтер, за что ему от меня и от сайта — огромная благодарность!

(Не имей 100 рублей…!).

Сергей Рогов                                         18 мая 2020 г.

Метки: , , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Сергей Рогов

Коренной озерчанин, краевед Озёрского района Московской области, турист, экскурсовод.

У этой статьи 5 комментариев

  1. Владимир Ответить

    Если все найденные разные монеты были в одном месте — значит в этом месте был порог или терраса (сени), где разуваются-обуваются. Это именно то место, где всегда что то оброняют, а щели в деревянных досках есть всегда. Как говорится сам виноват. Не ломать же из-за монеты порог, который всегда крепится к другим частям дома.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Очень хорошее, дельное предположение, Владимир. Я сам — деревенский. Да, на крыльце(терраса, сени), когда разувался, частенько мелочь из карманов рубашки, пиджака выпадала. Если в щель провалится — с концами.

  2. Харитонов Юрий Ответить

    Спасибо, Сергею Михайловичу и Андрею Вальтеру. Увлекательно, познавательно, интересно. Спасибо и Николаю Николаевичу Кочергину.

    • Свой
      Свой Ответить

      Присоединяюсь. Всегда мечтал узнать историю этой казармы. Теперь всё прояснилось. Огромное спасибо за отчёт и систематизацию находок.

      PS Дорогу эту лесовозы измесили, раньше она была вполне приличной тихой тропинкой, но не езжей совсем

  3. Николай Кочергин
    Николай Кочергин Ответить

    Почему взрывное поле в районе Казармы-32 было условно названо Мочалкой? Предполагаю, что от слова мочалить. Когда из липовой коры делали мочалку, кору расщепляли на мелкие полоски – мочала или волокна. Нечто целое становилось разрушенным, измочаленным на мелкие частицы. Применительно к боеприпасам это – разрушение, уничтожение боеприпасов. Вот и получается, что Мочалка – условное название взрывного поля, где «мочалили», т.е. уничтожали боеприпасы. Может быть есть и другая версия происхождения названия, не знаю.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *