Казарма 32-й км. История семьи Расщупкиных

Наш Озёрский район… Как много в нём живописных уголков, где побывав однажды, хочется вернуться вновь и вновь. Один из них – Казарма 32 км, замечательный фотоотчёт о которой был опубликован на сайте 14.04.2020.

Место, где когда-то была Казарма 32 км. Сентябрь 2019 года.

За давностью лет и отсутствием архивных документов теперь уже никто не может с точностью сказать, когда именно эта казарма построена. Остаётся предполагать, что одновременно с железной дорогой, поскольку железная дорога для обеспечения безопасности движения  с момента своего открытия нуждалась в надёжном техническом уходе и охране от злоумышленников и диверсантов.  Достаточно вспомнить рассказ А.П. Чехова «Злоумышленник», где описывается как Климовский мужик Денис Григорьев отвинчивал гайки от рельсов, чтобы сделать грузило для рыбалки.  Или слова некогда популярной песни «Дальняя сторожка на краю пути» (слова Е. Долматовского, музыка И. Дунаевского), где воспевается подвиг путевого обходчика:

Под вечер старый обходчик
Идет, по рельсам стучит.
У стыков стальных
Он видит двоих,
Один он к ним бежит.
Заносит он молоток свой,
Волной вздымается грудь,
Пусть жизнь он отдаст,
Но только не даст
Врагу разрушить путь!

А в другой песне И. Дунаевского (поэт М. Рудерман) есть такие слова:

И, как прежде, на разъезде ты обходчик путевой,
Свой широкий путь далекий бережешь, как часовой.

Паровоз и казарма путевого обходчика. Фото из интернета.

Нам пока неизвестны имена тех, кто обслуживал участок ж/д пути в районе Казармы 32-й км в военное и довоенное время. Возможно, это установит кто-нибудь из краеведов или сообщит кто-нибудь  из читателей этой заметки. Установлено, что с 1950 года обходчиком и жителем Казармы 32-й км был Расщупкин Фёдор Егорович. Он родился в 1923 году на Тамбовщине. До войны проживал в Озёрах и работал на Коломзаводе, добираясь туда и обратно на «качуре», каждый раз проезжая 32-й км.  В годы войны был в эвакуации на Урале и работал, выполняя военные заказы, имея бронь. В послевоенные годы был призвал на службу в Советскую Армию и демобилизован в 1949 году. Вернулся в Озёры, женился. Когда родилась дочь Тамара, остро встала жилищная проблема. Нужно было её как-то решать. И выход нашёлся. Фёдору предложили стать путевым обходчиком с предоставлением жилья в казарме 32-го километра. Так для семьи Расщупкиных открылась новая страница их жизни.

Расщупкины Федор Егорович и Мария Петровна. 31.12 1949.

Расщупкины Ф.Е. и М.П. с дочерью Тамарой. 1951 год.

Фёдор Егорович ежедневно и зимой и летом, в любую погоду с рассветом вставал, брал ж/д молоток, гаечные ключи, сигнальные флажки (красный и желтый), маслёнку и отправлялся на осмотр пути. Тщательно простукивал рельсы (вдруг где появилась трещина), внимательно осматривал деревянные шпалы (вдруг какая прогнила и просела), подтягивал ослабшие гайки, смазывал резьбовые соединения, чтобы не ржавели.  Придирчиво осматривал насыпь, чтобы своевременно обнаружить и устранить промоины от дождей, проседания от движения грунта.  С сигнальным флажком встречал и провожал поезда: Всё нормально! Доброго пути!  А с паровоза ему в ответ — короткий приветливый свисток.

Зимой очищал полустанок от снега, летом – выкашивал траву и вырубал кустарник вдоль всего закреплённого за ним ж/д участка. В свободное от служебных обязанностей время занимался своим хозяйством. Забот хватало. Держали корову, выращивали телят. Корову отгоняли пастись в стадо д. Паткино. Из молока Мария Петровна готовила сливки, масло, сметану, творог и другие продукты. Водили кур, гусей, кроликов, овец, коз. Однажды, повзрослевший козлёнок, уже превратившийся в матёрого козла, решил, что обнаглевший поезд ездит по его территории и надо его прогнать.  Когда паровоз приблизился к полустанку, козёл, смело выставив вперёд свои рога, бросился ему навстречу.  Но «рога» у паровоза оказались крепче и нападавший погиб в неравной схватке.  Хозяевам казармы приходилось охранять от рыжих плутовок – лис  и хищных птиц своих гусей, кур, цыплят. Всё лето шла подготовка к зиме. Косили траву, готовое сено копнили и обязательно огораживали. Иначе было нельзя. Зимой к сену приходили лоси и косули и если бы не ограда, то корова осталась бы без корма. Собака, уже привыкшая к лосям и косулям, считала их своим. И, когда они появлялись, для порядку пару раз лениво гавкала и залезала в конуру, наблюдая, как они ходят вокруг огороженной копны. Летом и осенью Казарма-32  всегда оживала. Приезжали родственники из Озёр и Коломны, приходили знакомые из Паткино, Холмов, Марково.

Казарма 32 км. 26.05.1958.

В лесу собирали грибы. Точно знали, где какие растут и шли целенаправленно за белыми, за лисичками, за груздями, рыжиками или опятами. Кому какие больше нравились. Возвращались всегда с полными корзинами. Мария Петровна часть грибов сушила, часть солила в деревянной кадушке в погребе. Здесь же в погребе хранили картошку, квашеную капусту, морковь, свёклу, мочёные яблоки. Зима всё съест.

Казарма 32 км. Июнь 1958.

Казарма 32 км. Расщупкина М.П. и дети. 22.07.1963.

Казарма 32 км. Расщупкины с родственниками.1960-е годы.

Собирали землянику, малину, чернику, бруснику, костянику, голубику, орехи и другие лесные богатства. На болотах собирали клюкву. А когда Мария Петровна  на керосинке или на плите летней кухни варила варенье, сладким ароматом насыщался воздух на всей поляне.  Заготавливали и сушили на чердаке целебные травы. Благо, что их кругом – целая аптека. От известных всем зверобоя, череды, ромашки и калгана до красавицы синюхи, которая по своим свойствам в несколько раз сильнее валерианы. На полянках посуше — богородская травка (чабрец). На полянках повлажнее – ятрышник. У ж/д моста – заросли калины. Знали, где растут, но не трогали волчье лыко, вороний глаз, чемерицу, цикуту, багульник.

Казарма 32 км. Заготовка сена. 1970 год.

Казарма 32 км, южная сторона. Супруги Расщупкины Фёдор Егорович и Мария Петровна.

Фёдор Егорович на заготовке сена.

Казарма 32 км. Фёдор Егорович с бычком.

В 1956 году в семье Расщупкиных родился сын Пётр – будущий помощник. Он с малолетства вместе с сестрой Тамарой  выполнял посильную домашнюю работу. А с приятелями из Паткино исходил в лесу все тропинки, знал каждый кустик и дерево, знал, где что растёт. Часто бывали на Мочалке, где тайком от взрослых собирали уцелевшие от уничтожения патроны, бросали их в костёр и, спрятавшись в блиндаже слушали, как они взрываются. Или «потрошили» патроны, добывая порох для поджигалок.

Кстати, в рассказах о Мочалке, сохранившиеся там остатки блиндажа  неправильно называют ДОТом.  ДОТ — это Долговременная Огневая Точка, предназначенная для обороны. А какие бои были на Мочалке? – Не было. ДОТ любой конструкции обязательно имеет амбразуру для ведения огня. У «ДОТа» на Мочалке никакой амбразуры нет. В отличие от ДОТа  блиндаж – это защитное сооружение, предназначенное для защиты личного состава от пуль, осколков и т.п.  Железобетонный и несколько деревянных блиндажей  на Мочалке были сооружены  в начале 1945 года  для  укрытия личного состава  склада 3121 (в/ч Паткино) при утилизация боеприпасов непригодных для использования в боевых целях. Первым приказом о подрыве боеприпасов был приказ начальника склада капитана Зайцева П.К. № 181 от 03.07.1945 года. Начальником подрывного поля был назначен  л-т Демин. Первые взрывы прогремели 03 июля с 10.00 до 15.00 часов. По периметру подрывного поля было выставлено оцепление из бойцов 282 отдельного местного стрелкового взвода (ОМСВ), командиром которого был л-т Возмещев Н.С. По приказу начальника склада комендант склада л-т Акутов А.С. должен был оборудовать подрывное поле в соответствии с полученной Директивой № 56293, составить схему подрывного поля с указанием подъездных путей к нему и расположением блиндажей и прочих защитных сооружений. Именно в этом приказе мы впервые встречаемся со словом «блиндажи», причем во множественном числе. Заметка об этом «Подрывное поле» была опубликована на сайте  18 марта 2019 года. — прим. автора

Расщупкин Пётр рассказывал, что электричества в казарме не было. Для освещения использовались  керосиновые лампы. Мылись в корыте, пока не построили баню.  Воду брали из колодца во дворе. В казарме была русская печь с палатями, где зимой грелись и спали. Кино смотреть ходили в воинскую часть в Паткино.  Развлечением в детстве Петра были деревянные самодельные игрушки: лошадки, машины и прочие, которые мастерил отец. Позже игрушки для себя (рогатки, луки, поджигалки) Пётр мастерил уже сам тайком от отца.

Казарма 32 км, южная сторона. Расщупкина Тамара.

Казарма 32 км, восточная сторона. Расщупкин Пётр (на крыльце) с приятелем.

Казарма 32 км. 1976 год.

Где-то к концу 1960-х годов путевые обходчики в связи с механизацией путевых работ стали не нужны. На ж/д транспорте внедрялись новые устройства обнаружения путевых неисправностей: вагоны-дефектоскопы для проверки состояния рельсов и обнаружения в них дефектов, автоматические измерители для проверки ширины и уровня колеи и т.д. Уже не нужно было путевому обходчику присаживаться на корточки и выискивать повреждения на путях. Фёдор Егорович был переведён в рабочие и ездил с бригадой путейцев «куда пошлют». Семья продолжала проживать в казарме до 1978 года. Потом получила новую благоустроенную квартиру в микрорайоне г. Озёры. После выхода на пенсию Фёдор Егорович часто тосковал по своей казарме. Ездил туда на велосипеде через лес и с грустью видел, как всё постепенно рушится и зарастает бурьяном. Лишь золотые шары, некогда посаженные заботливыми руками жены и дочки, каждой весной наперекор всему упрямо вырастают и до самой осени цветут, напоминая, что здесь когда-то бурлила жизнь и звучали звонкие детские голоса…

P.S. Опубликованные фотографии из семейного альбома Расщупкина Петра Фёдоровича.

Метки: , ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Николай Кочергин

Коренной озерчанин. Ветеран МВД. Общественный деятель в деле увековечивания памяти трудового и ратного подвига озерчан в годы Великой Отечественной войны.

У этой статьи 12 комментариев

  1. Юрий Трофимов
    Юрий Трофимов Ответить

    Огромное спасибо за статью!
    Был я в гостях у Расщупкиных в этой казарме, как раз перед их переездом. В то время их сын Петр надумал жениться, а я был его дружком на свадьбе! Славно погуляли!!!)

  2. Юрий Трофимов
    Юрий Трофимов Ответить

    А насчёт того, что путевые обходчики теперь не нужны — это перегиб системы! Кто иногда ходит по железнодорожным путям, тот может в этом сам убедиться. Вот всего лишь пару фото из инета.

  3. Харитонов Юрий Ответить

    Спасибо, Николай Николаевич! Побывал в своём детстве. Правда не в казарме, у деда с бабкой был собственный дом на Роговом поле. А соленная капуста, моченые яблоки, грибы в кадушке и картофель были основой нашего тогдашнего питания. И отец водил меня то за опятами, то за белыми, то за подосиновиками. Каждому грибу своё место. Замечательно!

  4. Олег Ответить

    Класс, получил восторг от статьи. По сути вначале совсем молодой человек на такой ответственной должности в некотором отдалении от мира. Засыпать под стук колес поезда, просыпаться так же. Немного грустно, что дело всей жизни и потом оказалось и не нужен на этом посту, хотя может это я так воспринимаю, а семья все-таки получила квартиру со всеми удобствами.
    Смотрел фотографии, помните у каждой женщины был такой ситцевый халат в 70-х — 80-х. Эх, ностальгия — очень сильная вещь.

  5. Свой
    Свой Ответить

    Большое спасибо за статью и особенно за фотографии. Мимо остатков казармы я ходил ещё в детстве, всегда хотелось узнать, как выглядел этот дом, что за люди в нём жили.

    Кстати говоря, сам дом по конструкции очень схож с типовыми железнодорожными казармами из дореволюционных альбомов.

  6. Ирина Б Ответить

    В этот дом приезжала к бабушке моя подружка. Её бабушка тоже работала на железной дороге.

  7. Валентин Васильевич Блинов Ответить

    Спасибо, Николай Николаевич, за Ваш рассказ о простой русской семье, на таких вот тружениках и держится Земля русская.
    Неоднократно проходил мимо этой усадьбы, направляясь в сторону Паткино за черникой, за грибами.
    Спасибо. Пролили бальзам на душу,спасибо.

  8. Николай Кочергин
    Николай Кочергин Ответить

    Почему подрывное поле в районе Казармы-32 было условно названо Мочалкой? Предполагаю, что от слова мочалить. Когда из липовой коры делали мочалку, кору расщепляли на мелкие полоски – мочала или волокна. Нечто целое становилось разрушенным, измочаленным на мелкие частицы. Применительно к боеприпасам это – разрушение, уничтожение боеприпасов. Вот и получается, что Мочалка – условное название взрывного поля, где «мочалили», т.е. уничтожали боеприпасы. Может быть есть и другая версия происхождения названия, не знаю.

    • Сергей Рогов
      Сергей Рогов Ответить

      Овраг, в котором уничтожали боеприпасы, называется Мочальный. Может, Мочалка от него?
      Или наоборот, овраг назван по месту, где боеприпасы «мочалили». Интересно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *