За веру, царя и отечество

Из книги Н.С.и С.И.ПИРЯЗЕВЫХ «Капли русской славы», 1995 год
Четвёртая глава
«За веру, царя и отечество»

Попробуйте провести такой эксперимент. Поинтересуйтесь у своих знакомых, что они знают о генералиссимусах. Уверен, большинство ответят примерно так: это высший воинский чин, имели это звание Суворов, Сталин, наверное, был еще кто-то,.. Может быть некоторые вспомнит малоизвестных: диктатора Испании Баамонде Франко и главу гоминьдановского режима Чан Кайши, которых если и можно найти в советских источниках, то не иначе как с ярлыками самозванцев. Не будем выяснять отношения великих. Вспомним лишь немного истории.

Латинские корни этого слова означают: самый главный. Большая советская энциклопедия трактует эти понятия так: высшее воинское звание в вооруженных силах ряда стран.. Присваивалось полководцам, командовавшим во время войны несколькими, чаще союзными, армиями, а также иногда лицам из семей царствующих династий как почетное звание».
Звание генералиссимуса родилось во Франции. Впервые оно было присвоено будущему французскому королю Генриху III. Затем еще четверым полководцам оно присваивалось во Франции, пятерым в Австрии и одному в Германии.

Процитируем еще раз этот же официальный источник: « … в России первым генералиссимусом был воевода А. С. Шеин (1662-1700 гг.). Это звание пожаловно ему Петром I 28 июня 1696 за успешные действия под Азовым… 12 мая 1727 звание генералиссимуса было пожаловано князю Меньшикову, 11 ноября 1740 — принцу Антону Ульриху Брауншвейгскому (отцу русского царя Иоанна VI) и 28 октября 1799 великому русскому полководцу А. В. Суворову».

Итак, за два с лишним века в России высшего воинского звания удостоились три русских полководца и первым из них боярин воевода Алексей Семенович Шеин. Род Шеиных был славным родом русских военачальников. Уже прадед генералиссимуса боярин Михаил Борисович Шеин вошел в отечественную военную историю как руководитель героической обороны Смоленска во время польско-литовской интервенции в 1609-1611 годах и командующий армией в русско-польской войне 1632-34 гг.

Та же энциклопедия характеризует Алексея Семеновича Шеина как полководца и государственного деятеля, приводит его чины и звания: «боярин с 1682 г., ближний боярин с 1695 г. В 1683-84 воевода в Курске, воевода в Крымских походах 1687 и 1689 и в Азовском походе 1695, в Азовском походе 1696 — главнокомандующий сухопутными силами».

Эти страницы русской истории как-то мало и слабо освещены, хотя именно здесь можно усмотреть становление России как империи. Молодой царь Петр рвался к морским просторам. Историки признают, что первым крупным шагом внешней политики нового правительства, возглавляемого Петром, явилась организация похода на юг, к берегам Азовского и Черного морей. И если первый поход на Азов, крупнейшую турецкую крепость в устье Дона, летом 1695 года был неудачен, то тем паче стремился Петр I к успеху через год. 3а зиму строились военные суда, готовилась армия. На этот раз осада Азова прошла успешно, сухопутные войска и в частности артиллерия под командованием А. С. Шеина бомбардировкой разрушила крепостные стены. Царь Петр сам заряжал пушки и стрелял из них. Наличие флота позволило блокировать Азов с моря. 18 июля 1696 года турки сдались. Первый путь России к морю (пусть пока и внутреннему) был открыт. Это более всего радовало молодого царя. Недаром при вступлении победителей в Москву 30 сентября войска проходили триумфальную арку. Вся она была украшена символическими скульптурными изображениями. Среда них выделялась статуя морского бога Нептуна с надписью:
«Се и азъ поздравляю взятием Азова и вам покоряюсь!..».

Эти поздравления относились и к генералиссимусу Алексею Семеновичу Шеину, который с этого времени стал и владельцем Горской волости Коломенского уезда Московской губернии, именно той местности, в которой мы снами проживаем сейчас. Про которую местный поэт Н. В. Буравлев писал когда-то:

«Волость Горская большая –
Не объедешь в один день:
Два села — Озёры, Горы,
Еще восемь деревень».

Правда, в те далекие времена Озёры ещё не были даже селом, но хоть и на правах малого поселения входили в состав Горской волости, которой почти десять лет владел первый русский генералиссимус. Это время и относится к его высшей государственной деятельности. Наверное, по-современному он был трижды министром, если возглавлял военные приказы: Пушкарский, Иноземный и Рейтарский.

Перелистывая страницы истории, найдем принадлежность наших мест ещё одному славному роду. В дореволюционном издании знаменитого словаря Брокгауз-Эфрона можно прочитать:

«Скавронские — род из которого происходила императрица Екатерина I. Два ее брата, Карл и Федор Самойльвичи Скавронские, в 1727 г. получили графский титул Российской империи. Сын первого, граф Мартын Карлович (1714-1776 гг.) был генерал-аншефом и обер-гофмейстером. Его сын граф Павел Мартынович (1757-1793 гг.) был действительным камергером и посланником в Неаполе.
С его смертью пресекся род графов Скавронских».

Так написано в словаре. Так оно было и в действительности, учитывая мужскую линию Скавронских.
Роду Скавронских, начиная с Карла Самойловича, наши земли принадлежали более столетия и даже при угасании рода последней владелицей имения была Екатерина Павловна Скавронская, которая вместе с замужеством передала право владения не менее славному роду князей Багратион.

Петр Иванович Багратион, потомок грузинских князей, был славным русским полководцем. С 1782 года он был на военной службе русской армии. Принимал участие в русско-турецкой войне 1787-1791 гг., в Польской кампании 1793-1794 гг. В знаменитом Итальянском походе А. В. Суворова в 1799 году Багратион командовал авангардом русской армии и отличился во всех крупных сражениях. Суворов по праву считал его своим лучшим и любимым учеником. Слава полководца Багратиона приумножилась во время войны с Францией в 1805-1807 годах, когда в Восточной Пруссии он отличился при взятии городов Шенграбен, Прейсиш-Эйлау и Фридланд. Следующая военная кампания — это война со шведами в 1808-1809 годах. Здесь под командованием Багратиона русские вышли к морским просторам Балтийского моря и захватили Аландские острова. На следующий год генерал Багратион уже командовал Молдавской армией в войне с турками. А с началом легендарного 1812 года генерал от инфантерии П. И. Багратион — командующий 2-й Западной армией. Искусным маневром он вывел с боями свои части из-под ударов французов и соединился с 1-й армией под Смоленском.

И, наконец, знаменитое Бородино. В этом сражении генерал командовал левым крылом русских войск. Неувядаемой славой покрыли себя защитники так и называемых багратионовских флешей. Чудеса мужества и стойкости показал и сам командир. Здесь он и был смертельно ранен. Первоначально его похоронили в селе Симы Владимирской губернии. В 1839 году его прах был перенесен на Бородинское поле.

Среди русского воинства, он стал одним из самых почитаемых героев. На Бородинском поле ему установлен памятник, его портрет на почетном месте в галерее Эрмитажа Санкт-Петербурга.

В 1944 году при освобождении Белоруссии крупнейшая стратегическая операция значилась под кодовым названием «Багратион». Благодарные потомки помнили его имя во время завершающих боев в Прибалтике. Освобожденный город Прейсиш-Эйлау был переименован в Багратионовск. (Ведь это он первый из русских завоевал его!).

Имя Багратиона увековечено в названиях Москвы и грузинского города Кизлари. Имя славного полководца присваивалось вновь открытым минералам и подводным горам. Центральная улица в нашем селе Горы в год празднования 150-летия со дня рождения полководца также названа именем Багратиона.

Краеведы спорят: был ли лично Петр Иванович в Горах или не был? Прямых доказательств нет ни тому, ни другому. Небольшой перелесок к востоку от Гор сельчане называют «Шатры» и объясняют это название тем, что здесь стояли дружинники князя, когда он посещал свое имение. Трудно сказать, так это было или нет, но память народная может и приписать немного тем, кого любит и уважает…

Имение графа Келлера — так зовут окраину села Сенницы. Это название более известно и признано потому, что оно ближе нам во времени. Имение Сенницы на протяжении многих лет насчитывает многих знатных владельцев. Графу Ф. Э. Келлеру оно досталось также в качестве приданого при женитьбе на княжне М. А. Шаховской. Сам он происходил из дворян Курляндской губернии, где и родился 3 августа 1850 года. Уже с детства ему было определена военная судьба.

Воспитывался он в Пажеском корпусе, из которого выпущен в 1868 году и зачислен в чине корнета в Кавальергардский полк.

Боевое крещение он принял в войне с Турцией в 1876 году, вступив добровольно в сербскую армию. По воспоминаниям современников он удивлял всех своей храбростью. Символично, что и первая его награда — золотая медаль, врученная в Белграде, называлась «За храбрость».

Следующий этап его воинской деятельности — участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. В этой кампании героические подвиги Келлера отмечены достойными наградами. Вот про кого по достоинству можно было сказать, что грудь его — как иконостас. Ибо на ней засверкали с мечами и бантами ордена Святого Владимира, Святого Георгия, Святого Станислава. А еще за отличие в сражении под Плевной Келлера награждают золотой саблей опять же с надписью «За храбрость».

Но было бы неправильно представить этого, уже полковника, безрассудно храбрым и бесшабашным, это уже и опытный стратег, способный проявить не только личное геройство, но и сделать анализ обстановки, разработать стратегические планы военных действий, руководить подразделениями.

Беспристрастный публицист и писатель Владимир Гиляровский, описывая свои впечатления про знаменитое сражение при Шипке, вспоминает: «…осыпаемый гранатами, Скобелев (командующий армией) отдал приказание: «Если меня убьют слушаться графа Келлера, он знает все!»

Граф Келлер заступил в этот день на место «начальника штаба полковника А.Н.Куропаткина, раненого накануне на Шметлийском перевале» .

И дальше официальные источники так характеризуют служебную деятельность Ф. Э. Келлера: «С 12-го января 1878 года и до конца кампании продолжал участвовать в делах авангарда в качестве начальника штаба. По заключении перемирия 23 января того же года был назначен для определения совместно с турецкими офицерами нейтральной полосы между двумя армиями от Черного до Мраморного морей».

А в 1882 году к «иконостасу» Келлера добавились русский орден Святой Анны и болгарский Святого Александра.
С этого времени, можно считать, граф вошел в большой фавор. Он произведен в генерал-майоры, зачислен в генеральный штаб. Почести не оставляют его — к наградам прибавляется «Святой Станислав» первой степени.

В 1894 году его заслуги сыграли важную роль в назначении директором Пажеского корпуса. Даже малознакомым с военной историей его название говорит о многом: Лучшее в России учебное заведение (основано в 1759 году) готовило цвет русской армии. Здесь ковалась будущая русская слава. Этим заведением Федор Эдуардович руководил шесть лет. В 1899 году граф Келлер произведен в генерал-лейтенанты, в апреле 1900 года назначен губернатором г.Екатеринославля (современный Днепропетровск).

Началась русско-японская война. Казалось бы, обремененному заботами графу на 54-м году жизни не место в действующей армии. Его и не звали туда. Более того, на первоначальное прошение он получил отказ. И только после настоятельных просьб и использования личных связей добивается на правления на войну. 13 марта 1904 года — день его отправки в далекую Маньчжурию. Келлер получил назначение начальником Восточной армии, позже он командует 2-м Восточно-Сибирским корпусом. Кровопролитные бои под Ляояном и Мукденом. Русские войска в тяжелом положении. Корпус Ф. Э. Келлера два с половиной месяца сдерживает наступление армии Куроки.

В первый день августа совсем ранним утром в 3 часа 20 минут граф в расположении батареи наблюдает за боем. Шрапнельный снаряд начинен пулями, которые разлетаются при взрыве, чтобы поразить много людей. А здесь, считай, весь снаряд достался одному человеку, Дистанционная трубка разорвалась у него на груди и З6 ран от шрапнельных пуль пришлось на тело генерала. В Ляояне изуродованное тело графа запаяли в металлический гроб. С воинскими почестями тронулась траурная процессия до Иркутска. Здесь специальный траурный вагон прицеплен к сибирскому поезду-экспрессу. Путь следования: Ряжск — Рязань — Зарайск. Везде останки героя встречались с воинскими почестями.

18 августа в лучшем храме Зарайска состоялась заупокойная служба. Солдаты в почетном карауле. Гроб на амвоне утопает в венках, привезенных делегациями из г.Екатеринославля, Пажеского корпуса, Генерального штаба, полков, где служил Ф. Э. Келлер.

Траурная процессия из Зарайска следует в усадьбу Сенницы, в фамильную усыпальницу графов Келлер. Здесь уже покоится прах матери и дочери Федора Эдуардовича. Он третьим из своей династии нашел покой на сенницкой земле….

Ужасно обидно сейчас, когда известно, что этому «покою» для нашего национального героя суждено было длиться только 12 лет. В 1918 году усадьбу разграбили, сожгли, осквеивили могилы… Люди! Неужели сейчас мы ничего не можем сделать?

Неужели над прахом героя не установим если не обелиск, то хотя бы простой русский крест?

А мы попустительствуем нашим властям, которые торгуют знаменитой усадьбой. Да любого купца на пушечный выстрел нельзя подпускать к усадьбе, пока не будет увековечена память его владельца, русского национального героя графа Федора Эдуардовича Келлера!

В этой главе очень уместно было бы рассказать об озерчанах — георгиевских кавалерах. Эти русские люди достойны того. Увы, сведения о них скупы и часто малодостоверны. Известно, что наш земляк Петр Гаврилович Пучков, уроженец села Клишино, принимал участие в Цусимской битве, был хорошо знаком с писателем Новиковым-Прибоем, награжден двумя Георгиевскими крестами. Сдерживает то, что служил он на флоте вестовым у адмирала Рожественского и, Бог его знает, как он получил эти награды.

Беда в том, что с начала советской власти «царские кресты» стали символом презрения, простой русский солдат за храбрость произведенный в унтер-офицеры попадал в черные списки.

Вот вам криминальный исторический документ от 22.10.1933 года:
«Лишенные избирательных прав по городу Озёры :…»

В нём приводится по семи пунктам или статьям количество лишенных. Статьи распространялись и на торговцев, и на служителей культа, и на бывших фабрикантов.

Приведем дословно последние три пункта:
« … 5) Лишение по суду — 2 чел.
6) Чины царской армии — 3 чел.
7) умалишенные — 3 чел.».

Вот вам и попали унтеры с крестами в один ряд с ворами и сумасшедшими. Где уж тут было хранить погоны, форму, награды , документы…

А может быть сейчас откликнется тот, кто пронес сквозь жестокие годы память о славных земляках?
Как было бы здорово!

Книга Пирязевых «Капли русской славы»

Также читайте:
Первая глава
Вторая глава
Третья глава

Метки: ,

Поделитесь в соцсетях:

Автор - Елена Порошкова

Журналист с 15-летним стажем. С 2000 года работала на Озёрском кабельном телевидении и в пресс-службе администрации района, была редактором газеты «Озёрская Панорама», вела официальный сайт администрации. В настоящее время занимается воспитанием своих детей. Любит природу и Озёры. Электронный адрес: ozery.adm@mail.ru

Есть 1 комментарий к статье

  1. ходатай
    ходатай Ответить

    «Как было бы здорово!»
    Уважаемая Елена, здорово то, что Вы публикуете книгу Пирязевых Н.С. и С.И.
    «Капли русской славы».
    Спасибо Вам за это!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *